ДОМ, ГДЕ УЧАТ АЙБОЛИТОВ

7 июля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 7 июля-14 июля

Тот, у кого в доме хоть разочек была живность, будто то кошка, собака, домашняя или декоративная птица, а то и что-то посерьезней, вплоть до крупного рогатого скота или лошади, поймет меня...

Тот, у кого в доме хоть разочек была живность, будто то кошка, собака, домашняя или декоративная птица, а то и что-то посерьезней, вплоть до крупного рогатого скота или лошади, поймет меня. Всю меру своей беспомощности испытываешь, когда это существо заболевает. И на помощь приходит доктор из детства — Айболит. Во взрослой жизни — врач ветеринарной медицины. Сколько жизней братьев наших меньших сохранили эти люди! Какую радость и покой принесли нам, их владельцам. Готовит этих специалистов Национальный аграрный университет. С деканом факультета ветеринарной медицины, профессором, доктором ветеринарных наук Анатолием Иосифовичем МАЗУРКЕВИЧЕМ я встретилась, чтобы узнать побольше о современных добрых докторах Айболитах.

— Анатолий Иосифович, расскажите, пожалуйста, о своем факультете ветеринарной медицины, как вам работается и кто приходит к вам учиться?

— Сегодня наш факультет — один из самых солидных ветеринарных вузов стран СНГ. У нас работает 21 профессор, доктора наук, из них 2 академика, 3 члена-корреспондента. Всего на факультете более ста преподавателей высочайшей квалификации. База у нас совсем новая — корпус построен в 1984 году. Набор на первый курс — 225 человек. Сейчас мы проводим реформы, связанные с созданием специализаций. Наряду с дипломом врача ветеринарной медицины, выпускник, прослушавший определенный спецкурс, получит дополнительно сертификат. Например, специалист по болезням мелких животных, врач-лаборант, врач-эпизоотолог, ветсанитария и т.д., всего — шесть специализаций. Контингент студентов — не только жители Украины, но и представители ближнего и дальнего зарубежья. Недавно побывал в США, и, к нашей радости, американские коллеги признали нашу программу отвечающей мировому уровню, она не требует коренных изменений. Сегодня мы будем работать по программе, не предусматривающей образовательного уровня бакалавров, готовим студентов по пятилетнему курсу подготовки специалистов.

Выпускники, получившие диплом специалиста, по желанию могут пройти дополнительный курс по программе магистра. Это узкопрофильная специализация, к примеру, для педагогической деятельности, управленческой и т.д. Конечно, остаются степени кандидата и доктора ветеринарных наук, у нас на факультете работает специализированный совет, принимающий к защите диссертации.

— Наука и просвещение сегодня, к сожалению, не пребывают в финансовом благоденствии, нет ли оттока кадров из университета в более прибыльные места?

— К вящей моей радости, наш факультет это обходит стороной. У нас прекрасный коллектив, люди преданы своей профессии и, несмотря на определенные трудности, считают своим святым долгом подготовку кадров для Украины — ведь они ей так необходимы.

— Окончившие вуз раньше были строго привязаны к распределению. Как сейчас обстоят дела с трудоустройством выпускников?

— Тревожный симптом — нет государственного контроля за распределением специалистов. Если пять лет назад все было более чем строго, сейчас — оборотная сторона медали — все пущено на самотек. Таким образом, выпускник лишается государственной защиты и становится социально незащищенным. В этом году, например, 70% выпускников получили свободные дипломы. Какая-то часть из них будет работать имея предварительную договоренность, остальные, может быть, и профессию сменят. Это громадная потеря, ведь в Украине не так уж много специалистов-ветеринаров. Как представляю себе будущее? Вот, к примеру, предложения, направленные мной в министерство. Студент четвертого курса едет на практику туда, где он потенциально может работать. За четыре месяца узнает хозяйство, поймет объем работ, определит для себя проблемы и на базе узнанного, пишет дипломную работу, защищает свой дипломный проект и едет на место воплощать в жизнь свои теоретические изыскания. Это не новый метод, за рубежом давно и эффективно так работают. Подобный проект был предложен мной еще в 1981 году, но министерство тогда не было готово к его воплощению. В Америке трудоустройством выпускников ветеринарных колледжей занимается Ассоциация ветеринарной медицины. У нас уже пятнадцать лет существует такая ассоциация, но она, к сожалению, абсолютно формальна. А в системе рыночных отношений именно она должна стать тем защитником, который оберегал бы специалистов и помогал им. Об этом я не раз говорил на республиканских совещаниях, но воз и ныне там. Ассоциация должна знать, сколько рабочих мест есть в Украине, она же должна давать заявки на количество специалистов. Есть необходимость — примем на факультет 500 человек, нет — сократим прием. Уж очень не хочется работать без перспективы.

— Право на бесплатное образование еще не отменено, как же решаются экономические проблемы?

— Это сегодня одна из самых болевых точек — высшая школа получает из бюджета столько денег, что их едва хватает на невысокие зарплаты работникам. Экономический вопрос можно было бы поставить так, чтобы всем было выгодно: если министерству или ведомству нужны специалисты, то они и платят определенную сумму за подготовку этих специалистов. Мы подсчитали, что себестоимость подготовки одного специалиста в год — 12 тыс. долларов. Часть этой суммы, которую покрывает государство, — мизерна. Мы планируем покрывать часть этих расходов за счет внебюджетных доходов, но... Есть интересное предложение, не мое, оно уже давно витает в воздухе: студент, поступая к нам на факультет, берет в банке кредит, равный стоимости пятилетнего обучения. Если студент учится на отлично — кредит погашается на 100 процентов, на четверки — 75%, а остальные он должен вернуть, у троечника собственная доля еще больше, а коли ты неуспевающий, то оставь учебу и возврати кредит полностью. Государство не в состоянии финансировать подготовку специалистов на таком уровне, как раньше, и было бы очень неплохо, если бы прошел этот вариант с кредитами. Сегодня единственные внебюджетные доходы у нас — оплата подготовки специалистов из-за рубежа. Стоимость обучения одного студента по контракту — 195 млн.крб., иностранца из дальнего зарубежья — 1500 долларов в год. Это, конечно, капля в море.

— Анатолий Иосифович, недавно вы побывали в Америке, в университете штата Айова. Что как руководитель факультета ветеринарной медицины вы вынесли для себя нового после общения с американскими коллегами?

— Я уже говорил о том, как были приняты наши программы подготовки специалистов. У нас студенты проходят 47 предметов, у них — 32. Американцы удивляются, каким образом мы успеваем за пять лет дать такое количество предметов. У них курс подготовки ветеринарного врача — шесть лет, и из 32 предметов 26 — обязательные, а 6 — выбирает сам студент в зависимости от специализации. Правда, где-то 40% студентов приходит на факультет, имея за плечами другой колледж, оставшиеся 60% проходят двухгодичную доветеринарную подготовку, после которой обучаются еще четыре года. Последний курс узкая специализация, те курсы, которые они сами выбирают.

Нам предстоит большая работа, необходимо преодолеть психологическую инертность — ведь мы привыкли, что ветеринарный врач обязан выучить те самые 47 предметов, иначе ему не быть ветеринаром. Я точно знаю, что 70% выпускников приходят на работу и не меняют потом специализацию. Так зачем же ему, будучи эпизоотологом, доучиваться потом на каких-то профессиональных курсах, тратить дополнительно государственные деньги, если все это мы на факультете можем ему дать, он полностью будет готов к профессии.

— Специалист, окончивший вуз в нашей стране, чтобы работать за границей, обязан подтвердить свой диплом, почему?

— Дело в том, что что выпускник американского колледжа, получив диплом, не может просто так приступить к работе. Он должен сдать очень сложный экзамен Ассоциации ветеринарной медицины, причем в том штате, где собирается работать. И наши, приезжая туда, должны подтвердить свою квалификацию. К нашей радости, не было еще такого случая, чтобы подготовленные нами специалисты не прошли там по своим профессиональным качествам и знаниям: по моим подсчетам, за последние два года более 15 человек уже устроились там на работу. Эту систему неплохо бы ввести и у нас — необходимо, чтобы на производстве был выходной контроль специалистов. Именно ассоциация должна нам подсказать, каких предметов не хватает, а какие лишние, указав конкретно, что, к примеру, в Черкасской области нужен такой-то специалист с такими-то знаниями.

— Ветеринарный врач — одна из самых древних профессий, а сколько лет украинской ветеринарной школе?

— Более двухсот, и это высокопрофессиональная школа. Мы учим студента, будущего врача чуткому отношению не только к животному, но и к его владельцу. Думаю, те, кто приходит к нам, не могут пожаловаться, что врач-ветеринар — бессердечный человек. У нас много фанатов, бывает, рабочий день закончен, а специалисты ночь напролет работают с больными подопечными. Когда смотришь в глаза больного теленка, или собаки, или кошки — что-то такое творится в душе, ведь это живое существо стонет и страдает точно также, как человек, только сказать ничего не может...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно