Дипломированные мальчиши-кибальчиши

19 октября, 2012, 13:24 Распечатать Выпуск №37, 19 октября-26 октября

Казалось бы, разве это плохо, что молодых людей будут учить основам гражданской обороны и охраны труда? Не плохо, когда подходить к этому взвешенно и рационально.

© insafety.org.ua

Когда я в советское время училась в школе, нас, юных комсомольцев, посылали в кружок по идейному воспитанию при местном Дворце пионеров. Хоть было это уже незадолго до распада СССР, но, помню, очень рьяная женщина учила нас, как развенчивать выдуманные «врагами» (или собственными агитаторами) мифы о Советском Союзе. 

Один из них мне особенно запомнился. Якобы в нашей стране и школы, и университеты слишком военизированы. Молодежь в них не столько учится, сколько готовится к войне. Дескать, даже в детсадах малышам читают лишь сказку «Мальчиш-Кибальчиш». Тогда я посмеялась и забыла. А недавно вспомнила эту гиперболу. Знакомый преподаватель вуза с удивлением рассказал мне, что часы, отведенные на преподавание его спецкурса, вдвое сокращены. Почему? Потому что вузу, в котором он преподает, нужно было найти время на лекции и занятия по гражданской обороне и охране труда.

На справедливое возмущение студентов и преподавателя администрация вуза развела руками и показала приказ № 969/922/216 от 21.10.2010 г., составленный совместно Минобразования, Министерством по вопросам чрезвычайных ситуаций и Государственным комитетом по промышленной безопасности, охране труда и горного надзора.

Согласно этому документу, во всех высших учебных заведениях Украины отменяется преподавание обязательного предмета «Безопасность жизнедеятельности», содержавшего в общем виде, без учета профессиональной специфики, разделы по охране труда и гражданской обороне. 

Вместо одного предмета вводятся сразу четыре учебных дисциплины: «Безопасность жизнедеятельности», «Основы охраны труда», «Охрана труда в отрасли» и «Гражданская оборона». В конце каждого курса студенты должны сдать экзамен или дифференцированный зачет на знание названных дисциплин. 

Казалось бы, разве это плохо, что молодых людей будут учить основам гражданской обороны и охраны труда? Не плохо, когда подходить к этому взвешенно и рационально. Как вести себя при пожаре, стихийном бедствии, террористическом акте, должен знать каждый. Но на каком уровне — зависит от специальности. Например, вопрос медпомощи во время чрезвычайных ситуаций для инженера и для медика должны преподавать по-разному. Для первого это — как продержаться до приезда врачей. Для второго — какие именно операционные или медикаментозные вмешательства нужны. 

Впрочем, по замыслу чиновников, программы по четырем перечисленным предметам — обязательные и унифицированные (то есть поблажек или вариантов содержания ни для кого не будет). «Эта учебная программа является общей для всех направлений подготовки бакалавров и специальностей младших специалистов», читаем в рекомендациях. 

До сих пор вопросы охраны труда относительно конкретной профессии включались в виде отдельных дисциплин и отдельных тем в пределах профессиональных дисциплин в стандарты образования тех специальностей, где это необходимо. Нововведенная же программа «Охрана труда в отрасли» не отвечает названию — тематика касается преимущественно правоотношений в сфере охраны труда, социального страхования, общего планирования охраны труда и т.п. Знания в целом полезные, однако не необходимые на таком уровне каждому молодому специалисту.

Конечно, есть в новой программе намеки на вариативность. Но это примечания вроде «согласно профилю подготовки вуза» и намеки на то, что акценты при изучении тем можно делать в зависимости от профиля вуза. Однако что это за акценты и какие есть варианты — понятно не всегда. Таким образом, имеем для общего изучения темы вроде: «Таксономия, идентификация и квантификация опасностей», «Особенности структуры производства» (Безопасность жизнедеятельности); «Инженерная подготовка оползневых и оползнеопасных территорий», «Расчет волны прорыва при частичном разрушении плотины» (Гражданская оборона); «Выбор и расчеты заземляющих устройств», «Расчет зануления электроустановок», «Расчет системы кондиционирования воздуха» (Основы охраны труда).

Да и это можно было бы как-то пережить и экзамен сдать, если бы не предупреждение в приказе №969/922/216: «Включать преподавателей по охране труда и гражданской обороне в состав государственных экзаменационных (квалификационных) комиссий во время защиты дипломных проектов (работ) и сдачи государственных экзаменов». 

Такой приказ был бы уместен в русле подготовки горных инженеров или инспекторов по охране труда. А что делать, скажем, журналистам, филологам, дизайнерам?

Представим себе филолога, защищающего дипломную работу, например, на тему «Литература Франции XVIII века» или «Поэзия Мандельштама». Во время защиты он должен будет также рассказать об особенностях системы вентиляции в офисных помещениях или определить «параметры, характер движения волны прорыва при полном разрушении подпорных сооружений водохранилища». И этот ответ вместе с мнением преподавателя по охране труда или гражданской обороне повлияет на оценку исследования литературы Франции или поэзии Мандельштама. 

Мало того, вопросам охраны труда обязательно должен быть посвящен отдельный раздел в дипломной работе. Можно еще представить себе математика, который посвятил роботу доказательству некой теоремы или формулы, а в разделе по охране труда рассказал о предотвращении травм от неосторожного обращения с линейкой, карандашом и угольником. А что делать филологу? На практике это должно выглядеть, наверное, так: во всех разделах дипломной работы речь идет о литературе Франции, а в одном — о вентиляции. 

Если же вдруг такого раздела в работе выпускника не будет, инспекции имеют право предъявлять претензии к вузу. 

Кроме того, вопросы по охране труда обязательно должны быть включены в билеты государственного экзамена по любому предмету. Так что получить диплом, например, юриста без умения рассчитывать системы кондиционирования воздуха будет невозможно.

Однако не все так смешно. Есть и печальное. Для обеспечения преподавания названных предметов вузы должны будут создать кафедры по этим предметам, трудоустроить новых преподавателей, высвободить за счет других дисциплин время и найти деньги на оборудование лабораторий, потому что «все виды занятий должны проводиться в специально оборудованных аудиториях и учебных лабораториях с использованием средств защиты, приборов, оборудования, электрифицированных стендов и другого специального имущества». Вузам не хватает денег даже на организацию производственной практики. Так будут ли им по карману такие программы? 

Есть и еще одна проблема. «Всякие инспекции и так цепляются к университетам по поводу состояния корпусов, освещения, вентиляции и т.п. А теперь, согласно приказу МОНМС & Ко, они будут проверять еще и преподавание указанных выше дисциплин. Это значительно усложняет нашу жизнь, — размышляет знакомый преподаватель. — А вообще, складывается впечатление, что все это придумано для того, чтобы трудоустроить отставных военных». 

Интересно, что в европейских вузах вопросы безопасности труда не выведены в отдельные программы. Они входят в состав учебных программ по профессиональной подготовке. Кроме того, автономия университетов касается, прежде всего, возможности составления программ. Государство в это дело так директивно не вмешивается. Оно (или мониторинговое агентство) лишь дает рекомендации. Есть стандарты высшего образования, которые вузы должны выполнять. А какими путями, какими программами — их дело. 

Граждане же — потребители образовательных услуг — имеют право, получив диплом, сверить приобретенные ими во время обучения компетенции со стандартом и спросить вуз: а почему вы не научили меня тому и этому? И даже обратиться в суд с иском против университета. 

Украинские стандарты высшего образования не обнародованы для широкой публики даже на сайте Минобразования. Поэтому судить о качестве образовательных услуг наши студенты могут лишь по собственным впечатлениям. Но уже теперь понятно, что из-за вмешательства чиновников, часто далеких от проблем образования (в данном случае — МОНМС выступает как «оформитель» воли других ведомств), вузы вынуждены сократить профессиональные спецкурсы, чтобы высвободить время для навязанных дисциплин, таким образом выпускники не получат каких-то знаний и компетентностей.

В европейских вузах студент изучает за учебный год значительно меньше учебных предметов (три-четыре), чем у нас (до десяти). Это происходит потому, что в учебный процесс вводится системный подход, компетенции, прописанные в стандартах высшего образования, реализуются системно, а не по принципу: на каждую компетенцию по предмету. В том числе это касается и основ охраны труда, безопасности жизнедеятельности, гражданской обороны. 

Пока мы не поймем этого — будем выпускать из наших вузов не квалифицированных специалистов, а ловких кибальчишей. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно