ЧИТАТЬ РАНЬШЕ, ЧЕМ РАЗГОВАРИВАТЬ

30 мая, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №20, 30 мая-6 июня

Наш первый разговор с Василием Лищуком начался с вопроса, с которого, вполне вероятно, начинаются ...

Наш первый разговор с Василием Лищуком начался с вопроса, с которого, вполне вероятно, начинаются все его деловые знакомства: «Как вы считаете, с какого возраста можно научить ребенка читать?» Мой ответ, подозреваю, был традиционен: «Пожалуй, после того как он научится разговаривать». И мой собеседник — тоже, наверное, как всегда, — победоносно улыбнулся: «Ничего подобного. Намного раньше».

Василий Лищук — агроном, отец пяти детей. Двух младших, дочь и сына, аист принес тогда, когда отцу было уже за сорок. Тогда же Василий Саввич познакомился с книжкой Никитиных о роли семьи в раннем развитии ребенка. Небольшие зарисовки легендарной многодетной семьи, создавшей уникальную школу выявления и развития способностей детей в раннем возрасте, стали для Лищука буквально революционным открытием. Он поверил Никитиным сразу и навсегда. И так же немедленно начал внедрять теорию в практику.

Оля начала читать в три года. Сын Сергей — в два. Дети пошли в школу раньше семилетнего, как тогда было положено, возраста. Иногда одолевали за год программу двух классов. Школу закончили с медалью и стали студентами вузов: Оля — в 15, Сергей — в 14 лет. Окрыленный отец отнюдь не считал себя особо талантливым педагогом и так же был убежден, что его дети далеко не вундеркинды. Но он убедился: раннее развитие ребенка — это основа основ его познания мира и становления как личности. И потому, когда вышел на пенсию и наконец-то получил возможность и время для более глубокого исследования заинтересовавшего его вопроса, то вплотную занялся именно этим. Только что родившуюся внучку Карину начал учить... читать.

Уже в три месяца игрушками, которыми девочка играла, рассматривала и тянула в рот, были выпеченные из пресного теста буквы. И любой из взрослых, находившихся возле ребенка у ту минуту, давая ей букву, называл ее (так, как звук): это «М», «А», «Т» и т.д. Со временем дедушка рисовал эти же буквы на бумаге фломастером: крупные, сантиметров пять-семь в высоту и один — в ширину, и показывал внучке, называя их. Со временем перешел сразу к словам, тоже писал их большими буквами на листах бумаги и повторял вслух. Все это делалось в форме игры и продолжалось совсем недолго — чтобы ребенок не успел потерять интерес и так же с готовностью смотрел на букву или слог и в следующий раз.

При этом общение с маленькой Кариной, разумеется, не ограничивалось обучением. С самого рождения все члены семьи старались как можно чаще разговаривать с ней; мама любила читать ей стишки, бабушка — петь колыбельные. Даже пространство вокруг колыбели разнообразили, насыщали яркими красками: цветные ленты, игрушки, погремушки развешивали так, чтобы они были в поле зрения малыша; показывая их Карине, называли и касались их; часто меняли, чтобы что-то новое снова привлекало внимание ребенка. Каждого человека, предмет, явление называли, неоднократно повторяя: «мама», «чашка», «каша», «корова», «солнце», «ночь».

А со временем это же слово-название, написанное большими буквами, булавкой крепилось на мамином фартуке, появлялось возле чашки или тарелки с кашей. Его читали вслух, показывая либо на слово, либо на предмет и отождествляя их. Дедушка брал внучку на руки и не спеша читал ей книжки с большим шрифтом, медленно водя пальцем под каждым словом. Один и тот же стишок, скажем, читался не раз, и ребенок запоминал не только текст, но и написание слов в нем. А о том, что запоминала, «схватывала» именно графическое изображение, собственно рисунок слова, — свидетельствовали следующие игры-занятия. Уже с 11-месячной Кариной, еще не ходившей самостоятельно, дедушка раскладывал по уголкам комнаты карточки со знакомыми словами — «молоко», «хлеб», «нож» и т.п. — и тогда обращался к внучке: «Где написано «молоко»?» И она, проведя глазами по карточкам, тянулась к тому слову.

...Министерство образования стояло «на ушах», когда двухлетняя Карина — «наглядное пособие» дедушки, приехавшего к высоким киевским мужам «пробивать» свою теорию в практическое воплощение не в рамках одной семьи, но хотя бы в масштабах одного детсада, — свободно читала не только сказки, но и написанные отнюдь не детским языком министерские циркуляры. Взрослые дяди и тети таращились на маленькую девочку и восторженно кивали головами: «Фантастика!»

Василий Саввич не считает свой метод исключительным, а детей в своей семье — чудо-детьми. Он совершенно убежден, что все дети с рождения имеют огромные способности. И только то, как они развиваются, определяет будущую личность. А развитие это зависит именно от количества знаний о мире, полученных ребенком в самое благоприятное для познания время, — то есть в буквальном смысле с молоком матери. Короче говоря, чем раньше, тем лучше. В то, что 80% информации обо всем окружающем человек приобретает в первые три года жизни, Лищук верит безоговорочно.

Визит в Министерство образования и науки в 1999 году нужен был Василию Саввичу не только для признания его авторского метода раннего овладения навыками чтения, а для практического внедрения в детских дошкольных учреждениях Украины. И в августе 2000 года МОН и Минздрав создали экспериментальные площадки для разработки, проверки и апробации методики формирования читательских навыков у детей раннего дошкольного возраста на протяжении десятилетнего периода — в городе Джанкое (Автономная Республика Крым), где работает в школе старшая дочь В.Лищука, и в детсаду №6 «Зіронька» города Староконстантинова на Хмельнитчине, где живет его младшая дочь и куда едва ли не каждый день наведывается из недалеких Хуторов сам Василий Саввич. Сегодня в этом детсаде читают все триста детей — от самых маленьких и до старших. А в Джанкое, где эксперимент проводится в одной из школ, в течение года 120 детей прошли программу двух классов.

Социальные педагоги — еще одно желанное Василием Саввичем звено — просто-таки необходимы сегодня в наших городах и селах. Особенно в селах, где рождается так мало детей, что закрылись последние детсады. По замыслу Лищука, такие педагоги должны работать в каждом населенном пункте. Как патронажные медсестры, которые почти повседневные гости в каждой семье, где имеются новорожденные, социальные педагоги тоже должны стать своими в таких семьях: прежде всего готовить молодых родителей к роли не просто мамы-отца, а учителей и воспитателей своего ребенка; а со временем — и непосредственно помогать им в этом.

...Недавно в жизни Василия Саввича произошло еще одно радостное событие: родилась восьмая внучка, Марийка. И неутомимый дедушка снова кинулся «проверять на практике» все свои научные выводы. Причем начал буквально со дня рождения. «Она читает уже более сотни слов!» — говорит он о трехмесячной девочке и чуть ли не сияет от счастья. Лищук убежден, что обладает удивительной формулой, как сделать мир лучше. И, не дожидаясь, пока общество созреет к его открытию, просто делает это. Каждый день.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно