Большие маневры

30 августа, 2013, 17:50 Распечатать

Как выбирают лучший учебник?

 Пока родители, готовясь к новому учебному году, покупают форму, портфели и тетради, школьные библиотекари и учителя тоже озабочены "предновогодними" хлопотами — получают учебники. Первого сентября стопки этих книг перекочуют с пыльных полок школьных библиотек в портфели учеников.

Но всегда ли к нашим детям попадают лучшие, качественные учебники? Почему из года в год родителям приходится докупать по просьбе учителя что-то дополнительно, а то и вместо выданного в школе? Можно ли сразу получить за государственный счет хорошую учебную литературу, которая бы удовлетворяла всех — и учителей, и учащихся? От кого зависит, попадет ли в портфель каждого школьника качественная книга? 

По логике вещей все должно происходить примерно так: авторы пишут учебники — школы анализируют предложение, выбирают лучшие и закупают их у издательств. Но на самом деле все обстоит гораздо сложнее. Школа вообще отстранена от выбора. Она не может ничего самостоятельно закупить. Руководит процессом отбора и закупки учебников Минобразования. Непосредственно занимается этим вопросом научно-методическое учреждение МОН — Институт инновационных технологий и содержания образования (ИИТСО). 

Формально педагоги имеют право решать, учебник какого автора использовать в работе. В конце каждого учебного года отправляют заявки на учебники в вышестоящие инстанции. А на деле получают то, что приходит по разнарядке. И зачастую — далеко не лучшее. "У нас бывает такое, что один и тот же предмет каждый год изучаем по учебникам разных авторов, — рассказывают учителя. — Программа, конечно, одна, но у каждого учебника есть свои особенности. И если все устраивает у одного автора — зачем менять лошадей на переправе?".

Иногда новые учебники вообще поступают в школу в июле-августе, когда учителя в отпусках (как этим летом учебники для пятиклассников по новым программам). Тут уж не то что выбрать — качественно спланировать работу по впервые увиденному учебнику времени нет.

Но если бы даже учителя и могли выбирать — то из чего? Во-первых, кто показывает им все варианты учебников по конкретному предмету? Купить все новинки самостоятельно и сравнить — не хватит учительской зарплаты. Электронные версии книг недоступны. Даже на сайте ИИТСО раздел "Электронные учебники" поражает своей пустотой. Минобразования на своей интернет-странице дало лишь ссылки на сайты издательств, где можно увидеть электронные версии учебников для первоклассников.

Значит, естественный отбор лучших учебников непосредственно потребителем не работает. Вместо него на рынке учебной литературы применяется совершенно иная схема. Вся она завязана на Министерстве образования. Это ведомство владеет двумя важными инструментами регулирования рынка учебников — выдачей грифов (разрешений на использование в школе) и распределением средств, выделенных государством на закупку учебной литературы. 

Ситуация с выдачей грифов серьезно беспокоит общественность. Не так давно глава Комитета ВР по вопросам науки и образования Л.Гриневич вынуждена была обратиться к премьер-министру с письмом, где обозначила основные проблемы, с которыми сталкиваются авторы учебников и издательства при получении грифов. Самая болезненная — неоправданное затягивание рассмотрения вопроса. Есть положительные выводы предметных комиссий и экспертов, все формальности соблюдены — а итоговой "бумажки" от МОН нет. Вместо положенных по закону 115 дней некоторым издательствам и авторам приходится ждать грифа год и более. В то же время другие издательства получают вожделенную "бумажку" очень оперативно. И пока менее удачливые конкуренты томятся в ожидании, счастливчики монополизируют рынок производства учебной литературы и попутно получают треть заказов на ее издание. Список пострадавших от такой ситуации, приложенный Лилией Гриневич к обращению к премьер-министру, занимает
15 страниц. Это сотни авторов и десятки издательств. 

На информационные запросы пострадавших МОН либо не отвечает вообще (как в случае с обращением Ассоциации книгоиздателей Украины), либо отделывается отписками. С журналистами по этому поводу министр образования более словоохотлив — цитирует Конфуция, уверяет в преданности интересам детей и образования, говорит о профессионализме издательств, проходящих "горнило конкурса". В общем уже традиционная в таких случаях словесная эквилибристика, рассчитанная на то, что собеседники не являются профессионалами в сфере книгоиздания и не знают многих нюансов. А значит, не могут поставить в лоб неудобные вопросы.

Другой, не менее важный, рычаг регулирования рынка учебников — распределение между издательствами госзаказа на их покупку. Какая именно учебная книга (а значит, и лоббирующее ее издательство) достойна поддержки государства, решает Всеукраинский конкурс рукописей учебников. Книги, занявшие первое и второе места, получат вожделенный гриф и заказ на печать. 

Поэтому вполне понятно, что такой конкурс должен проходить "на принципах открытости, прозрачности и гласности" (Положение о Всеукраинском конкурсе рукописей учебников для учащихся 59 классов общеобразовательных учебных заведений", утверждено МОН, далее — Положение). Внешне все выглядит вроде бы демократично. В состав предметных экспертных комиссий входят учителя, ученые (имитация участия педагогической общественности в выборе). Экспертные выводы к каждой рукописи составляют не только члены комиссии, но и НАН, НАПН Украины. 

Однако, несмотря на все это, из года в год ходят упорные разговоры о том, что конкурс мог бы быть, мягко говоря, прозрачнее и объективнее. 

Обычно трудно найти людей, работающих в системе образования (т.е. зависящих от МОН) и готовых сделать достоянием гласности информацию о закулисье конкурса рукописей учебников. Дальше грустных историй с рефреном "только не для печати, вы же понимаете…" разговор обычно не заходит. Но в этом году неожиданно в редакцию обратилась автор известных всей стране учебников по химии, заслуженный учитель, профессор, доктор педагогических наук Нина Буринская. На недавнем конкурсе среди восьми рукописей учебников по химии для 7 класса ее учебник занял последнее, седьмое место (поскольку второе разделили сразу два учебника). "Я не добиваюсь пересмотра решения комиссии. Я хочу справедливости", — объяснила цель своего обращения в редакцию автор.

Действительно, изучение протоколов экспертной комиссии и выводов ученых о качестве представленных на конкурс рукописей заставило всерьез усомниться в его прозрачности и объективности. 

Для начала сравним три вывода рабочей группы Института физической химии НАН Украины о трех рукописях-конкурсантах: 

Вывод А. "Учебник отвечает современным научным представлениям. Как замечание следует отметить не совсем удачное формулирование понятия… и формулировки…". 

Вывод Б. "Учебник в целом отвечает современным научным представлениям, но не все определения являются четкими и современными… Объяснение химической формулы не совсем современное. Классификация… не является современной".

Вывод В. "Учебник в целом отвечает современным научным представлениям, но содержит большое количество фактических ошибок, неточностей, некорректных высказываний. Некоторые места учебника противоречат одно другому", "Предложение по проведению домашнего эксперимента… не отвечает требованиям техники безопасности", "Учебник перегружен общефилософскими размышлениями, примерами, а также информацией, не имеющей отношения к химии"…

Угадайте, где рецензии учебников-победителей, а где — аутсайдера, занявшего последнее место? Удивительно, но рецензия А дана на рукопись Н.Буринской, занявшую седьмое место, Б — на рукопись, занявшую первое, В — второе место. Не ограничившись общими замечаниями, рабочая группа Института физической химии НАН составила приложение к своему заключению, где детализировала замечания ко многим рукописям. Учебник Н.Буринской в шестистраничный "разбор полетов" не попал.

Не меньше интересных открытий содержит и экспертное заключение Академии педнаук. К самому "слабому" учебнику конкурса (Н.Буринской) у представителей НАПН нет никаких претензий. По всем пунктам — мотивация обучения, доступность, дидактика, методика, развитие, воспитательная функция — плюсы. Более того, уважаемые эксперты составили свой рейтинг учебников. И в нем наш аутсайдер, как и реальный победитель, занял первое место.

Кроме НАН и НАПН, свои выводы о представленных на конкурс рукописях дают и члены предметной экспертной комиссии. В нее входят учителя, работник ИИТСО и несколько преподавателей подконтрольных МОН университетов. Чего только не нашли старательные члены комиссии в рукописи! Есть довольно оригинальные замечания: "некоторые рисунки имеют надписи на иностранном языке… и, даже, рекламируют иностранного производителя", "обращаем внимание на использование слишком ярких цветов, раздражающих зрение", "украиноведческий компонент рукописи реализован частично". 

Как оказалось, не все хорошо у проигравшей рукописи с точки зрения науки и методики (куда же смотрели представители двух академий?). Как видно из оценочного листа, учебник Н.Буринской весь в "неудах" по пятибалльной системе. Бдительные члены комиссии поставили по два балла (иногда с хвостиком) и за научность содержания, и за воспитательный аспект, и за мотивацию учебной деятельности, и за логику, и за дидактику… 

Помните учебник с рецензией В, занявший второе место в конкурсе? Так вот он — "хорошист". Четверочка с хвостиком, как ни удивительно, получена им даже за "четкость структурирования учебного материала". Научность материала немного "подкачала" — 3,6 балла. Зато за "связь с жизнью" почти "пятерка" — 4,7.

Понимая, что доказать или опровергнуть замечания к рукописи Н.Буринской, изложенные выше, практически нереально ввиду их абстрактности, мы обратились в Минобразования с просьбой разъяснить другие, более конкретные выводы из экспертного заключения. И проиллюстрировать их примерами из рукописи. Чиновники МОН переадресовали наш запрос в ИИТСО. После настойчивых звонков из редакции мы получили ответ за подписью А.Удода. В нем есть очень интересные места.

Замечание "Автор допускает неуважительное отношение к ученикам", процитированное в нашем запросе, объяснили тем, что "в рукописи автор обращается к ученикам на "ты". Вряд ли можно считать это неуважением к семиклассникам. Как объяснила Н.Буринская, к учащимся 1–9 классов именно так обращаются учителя. Кроме того, "ты" означает, что имеется в виду конкретный ученик, а не целый класс. Но в любом случае — этот недочет не является принципиальным, его можно было бы легко устранить. 

Замечание "В тексте встречаются грамматические и стилистические ошибки" в ИИТСО не смогли подкрепить примерами из текста рукописи. 

Все остальные разъяснения выглядят, на наш взгляд, неубедительно. Чтобы не утомлять читателя тонкостями и нюансами химии, замечу в общем: ошибки в названиях элементов и химические ошибки, найденные комиссией и проиллюстрированные в ответе ИИТСО, не впечатляют. 

В заключении НАН отмечено, что все рукописи используют одинаковую терминологию. Она соответствует госстандарту 2439-94, хотя и практически не используется в научных публикациях и высшей школе. Рабочая группа академии порекомендовала обратиться в Государственный комитет стандартизации, метрологи и сертификации по поводу отмены действующего госстандарта.

Химические ошибки, найденные в рукописи, тоже выглядят притянутыми за уши. Например, в тексте рукописи есть опечатка. Дело в одной маленькой цифре — индексе возле символа химического элемента. Понятно, что в формулах мелочей не бывает. Но тут же в макете рукописи есть исправление от руки — дописан недостающий индекс. Его как бы "не увидели" внимательные эксперты. Или, например, в качестве химической ошибки приводится рисунок, на котором изображена перевернутая вверх дном банка, частично заполненная водой. Судя по тексту к рисунку, вода должна занимать одну пятую объема банки. По мнению экспертов, заштриховано больше. Непонятно, как измеряли объем на рисунке члены комиссии. Учитывая, что заштрихована и широкая часть банки, и суженное горлышко, одной линейкой тут не обойдешься. 

По остальным примерам (которых не так уж много) Н.Буринская с инструкциями, научной и методической литературой в руках убедительно продемонстрировала автору статьи свою правоту. 

"С замечаниями по поводу химических ошибок я обратилась к директору департамента общего среднего и дошкольного образования О.Ересько, — рассказывает Н.Буринская. — Тем более, что он — председатель конкурсной комиссии и химик по образованию. Олег Викторович очень скрупулезно изучил каждую страницу, указанную в замечаниях экспертов, и ни одной ошибки не нашел. Посоветовал мне написать свои разъяснения к каждому замечанию. И хранить у себя этот документ". 

Вот тут председатель конкурсной комиссии прав. Потому что согласно Положению о конкурсе рукописей учебников, его участники имеют право подать апелляцию только на процедуру конкурса. А на выводы экспертов — нет. Но как можно оспаривать процедуру, если в заседании экспертной комиссии авторы не принимают участия, потому что все рукописи зашифрованы, а члены комиссии не должны знать, чей учебник рассматривают? В такой ситуации можно оспорить разве что состав комиссии. 

Есть в Положении и другие, не менее ценные, мысли. Например, решение комиссии должно быть утверждено коллегией МОН. А как же демократия, мнение независимых экспертов?

Известны случаи, когда учебники-победители не получали госзаказа, а вот аутсайдеры печатались за государственный счет. Об этом сообщила еще в декабре 2011 г. Счетная палата, публикуя результаты своего аудита за 2010–2011 гг. "Непрозрачной является и процедура конкурсного отбора учебников и принятия решений об их издании. Так, на выпуск 24 учебников, не подававшихся на конкурс или не ставших в нем победителями, с нарушением действующего законодательства использовано 30,9 млн грн. В то же время в 2010 г. не издано 20 наименований учебников-победителей и 50 — в 2011-м. Однако, не обеспечив своевременного направления средств для планомерного изготовления учебников, МОНмолодежьспорт избежало ответственности, передав все полномочия в этой сфере Институту инновационных технологий и содержания образования. Вместе с тем это учреждение, не организовав должным образом своевременное выполнение поставленных задач, предоставляло разрешения издательствам на коммерческое печатание. Как следствие, стоимость учебника возрастала в два-три раза".

Как отметила Счетная палата, в 2010–2011 гг. внедренный ИИТСО несовершенный порядок определения реальной потребности в учебниках привел к избыточному выпуску 515,7 тыс. экземпляров, которые фактически не использовались, и на издание которых было потрачено 8,6 млн грн из государственного бюджета.

Кстати, Указом президента ко Дню независимости фигуранты этой истории "за весомые трудовые достижения и высокий профессионализм" получили государственные награды: министр Табачник — орден князя Ярослава Мудрого ІV степени, а директор ИИТСО А.Удод — почетное звание "Заслуженный деятель науки и техники Украины". 

Очевидно, что в ситуации жесткой централизации управления в сфере образования мечтать о существовании настоящего рынка учебников, а значит — о здоровой конкуренции и повышении качества, не приходится. Очевидно, что экспертизой рукописей учебников должны заниматься независимые от МОН экспертные советы. А выбирать одобренные экспертами учебные книги — непосредственные их потребители, т.е. школы. И именно им, а не МОН, государство должно направлять средства на закупку учебной литературы. Учебники, которые никто не покупает, можно было бы смело лишать грифов.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 13
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно