Альгирдас Забулионис: "Если хотите что-то изменить в образовании — начинайте с экзаменов, и за ними пойдет вся школа"

6 августа, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 6 августа-12 августа

В этом году волна внешнего независимого тестирования прошла по нашей стране уже в десятый раз. Это в определенном смысле юбилей. С чем мы пришли к этому порогу, чего хотели и чего достигли? Об этом ZN.UA беседовало с доктором Альгирдасом Забулионисом, экс-директором Национального центра экзаменов Литвы.

В этом году волна внешнего независимого тестирования прошла по нашей стране уже в десятый раз. Это в определенном смысле юбилей. С чем мы пришли к этому порогу, чего хотели и чего достигли? 

Об этом ZN.UA беседовало с доктором Альгирдасом Забулионисом, экс-директором Национального центра экзаменов Литвы. C 2001 года он консультирует построение системы внешнего независимого тестирования в Украине — вначале как проекта Международного фонда "Відродження", позже — в рамках программы USETI. Кроме Украины, литовский эксперт работал с системами тестирования более чем в 20 странах.

— Альгирдас, вы видите нашу систему тестирования с самого ее рождения. Как вам кажется, какие острые проблемы сейчас стоят перед ней?

— За эти 15 лет мне пришлось прилетать в Украину более 50 раз, так что хотелось сказать многое, но, для краткости, попытаюсь сформулировать несколько тезисов.

Во-первых — вашему ВНО уже 10 лет, этим можно и нужно гордиться, но пора и призадуматься — что дальше? Ведь каждый год Украинский центр оценивания качества образования (УЦОКО) боролся за выживание, каждый год перед центром вставали новые-старые проблемы. Может, пора уже покончить с борьбой за выживание и начинать нормальную, профессиональную работу? Ведь система уже доказала перед обществом не только свою "живучесть", но и пользу. Для этого нужны постоянные финансовые ресурсы, УЦОКО должен не только тестировать поступающих в вузы, но и "работать" на систему общего среднего образования, стараться поддерживать образовательные ценности, стать помощником, а не только "оценщиком".

Второй тезис. В этом году ВНО выжило и сработало лучше, чем можно было ожидать. И даже, я бы сказал, лучше, чем в прошлом году. Спасибо всем тем, кто в это верил и кто это делал. Особенно хочу выделить сотрудников всех девяти региональных центров УЦОЯО — их работа не так видна для общества, но очень важна!

И третий. В начале этого столетия украинская система ЗНО строилась с акцентом на борьбу с коррупцией на мостике между средней школой и вузами, в среде, где не было доверия ни школе, ни вузам. Может быть, на следующее десятилетие нужно изменить вектор развития системы тестирования, перенаправляя его от недоверия и борьбы со всеми на педагогическое развитие системы и на помощь образовательным процессам в школе? Ведь недаром говорят: "Если хотите что-то изменить в образовании — начинайте с экзаменов, а за ними пойдет вся школа". Нужны другие формы тестирования, позволяющие ученику глубже показать свои знания, нужны "открытые" задания, а не только те, в которых надо выставлять крестики. Или, например, в тестировании по иностранным языкам можно выделить активную (слушать, понимать прочитанный текст, говорить) и пассивную части (правописание слов, грамматические правила, проверка словарного запаса и т.д.). Которая из этих частей более важна для молодого человека в жизни? Я думаю — активная часть, направленная на общение с другими. А нынешнее ВНО "работает" как раз на противоположную сторону — и ученику, и учителю посылается известие: хотите получить заветные 200 балов по английскому языку — зубрите грамматику, заговорить или послушать (и понять, что сказано!) что-то по-английски нынешняя система ВНО не требует. Или, например, все вокруг говорят об информационных технологиях, об их важности для развития экономики страны, и даже такой школьный предмет есть, но об экзамене ИКТ никто пока не задумался…

А ведь в первые годы, когда система ВНО только становилась на ноги, открытые вопросы были и в тесте по истории. Но позже финансирование ВНО сократилось, денег на проверку не осталось, и открытые части тестов, в которых ученик должен был не просто выбрать вариант, а самостоятельно написать развернутый ответ, пропали. Хорошо еще, что ни у кого не поднялась рука "сэкономить" на коротком сочинении по украинскому языку. Осталась короткая открытая часть и в тесте по математике. Но это так, "для запаха", поскольку, ввиду разных причин, она большой роли не играет (почему — это отдельный разговор).

Во внешних централизованных экзаменах (ВНО) есть свои правила игры. Каждая страна, придерживаясь этих общих правил, создает свою систему ВНО, исходя не только из намеченных целей и имеющихся финансовых ресурсов, но и из наличия общего "объема" доверия школе и учителю. Если такое доверие есть, большинство экзаменационных процедур будут проходить в "родной" школе ученика. Например, и в Англии, и во Франции или Финляндии экзамены проводятся в школах, работы учеников (не кодированные!) проверяют учителя, результаты объявляются через пару месяцев… А что делать, если такого доверия нету? Остается все засекречивать, кодировать, доверять проверку (а точнее — наличие крестика в определенном месте) компьютеру. Например, в Казахстане работает правило местного ЗНО: утром экзамен, вечером того же дня — результаты. Сами понимаете, как это определяет педагогическое содержание такого экзамена. А в Узбекистане в день местного экзамена ВНО по всей стране на полдня прекращается предоставление сервиса SМS мобильной связи. В Центральной Европе, в странах Балтии мобильная связь работает стабильно, а открытые части есть в централизованных экзаменах (аналоге ВНО) по всем предметам, но работы учеников в большинстве стран кодируются.

Экзаменационная работа ученика не может быть проверена без привлечения учителей, и сделать это вполне объективно возможно, только нужны время и деньги. Учителям надо платить. Но это ведь не только оплата за их труд, это очень полезная инвестиция. Обычно учитель замкнут в своей школе, в своем окружении. А тут, проверяя работы других учеников, он работает в команде своих коллег, обсуждает общие проблемы, узнает национальные требования. Это очень хорошие курсы повышения квалификации, не так ли?

— Год назад УЦОКО пытался проследить связь между результатами ВНО и качеством работы школы — составлялись рейтинги школ по результатам ВНО по украинскому языку (ведь этот тест сдают все выпускники). На сайте центра был такой рейтинг. Можно ли считать этот рейтинг одним из инструментов влияния ВНО на школу?

— К сожалению, нет. Одно из основных правил тестирования гласит: результаты тестирования должны применяться для того, для чего это тестирование проводилось. Система ВНО строилась для получения объективной информации о поступающих в вузы страны. Но такая информация — не самый лучший индикатор качества работы школы. Школа гораздо более сложная институция, которую одним или двумя тестами ВНО не измерить. На работу школы влияет очень много разных факторов, большинства из которых ВНО просто "не видит". Например, социально-экономическая среда (финансовые возможности родителей, материальное обеспечение учебного процесса, отбор учеников в школу и др.). А еще сама мотивация ученика и так называемое "теневое" обучение — репетиторы. Кто ответственно скажет — какая доля успешного результата ученика на тесте ЗНО зависит от работы школы и учителя, а какая — от репетитора? За что тогда хвалить школу, если большинство ее выпускников пользовались услугами репетиторов? Мне приходилось работать в стране, где после Нового года выпускные классы в школах пустовали — большинство учеников вместо школы уходили заниматься с репетиторами. В таком случае лучшей стала бы та школа, которая не мешала бы этому процессу… Или как можно сравнивать школу, которая принимает учеников по конкурсу, и сельскую школу, которая обязана принимать всех, кто живет в этом селе? Кроме того, если в одной школе тест ВНО по физике выбрали 50% учеников, а в другой — 20% или того меньше, как сравнивать эти средние "школьные" результаты? Статистика ВНО может быть применена для анализа общего состояния образовательной системы, для анализа конкурентоспособности учеников разных регионов, но не для сравнения отдельных школ. Причина составления рейтингов школ на основе ВНО проста: в стране нету других объективных статистических показателей работы школы, вот и приходится брать все, что есть под рукой.

— У нас и концепции мониторинга качества образования нет. 

— Качество образования — понятие неоднозначное и многоплановое. Приведу пример из одного международного исследования 80-х годов. Один из его результатов можно было интерпретировать так: результат венгерского ученика на тесте по физике лучше, нежели его сверстника из Голландии. Но большинство венгерских учеников склонны после окончания школы сжечь учебник по физике, а голландцы иногда почитывают научно-популярные статьи по физике. И как в таком случае сравнивать качество образования? Или еще один пример из известного вам международного исследования TIMSS-2011, в котором Украина принимала участие (очень жаль, что позже ваша страна прекратила участие в этих исследованиях — можно было бы проследить динамику развития национальной образовательной системы). Средний результат теста по математике ваших восьмиклассников (479), конечно, не очень высокий, но гораздо выше результата учеников Саудовской Аравии (394). Но только 5% ваших учеников ответили, что они уверены в своих математических знаниях, а среди арабских учеников таких было 21%. Что вам это говорит о математическом образовании и обстановке в школах?

— У меня есть графики результатов ВНО по математике и украинскому языку. Эти тесты были более массовыми, чем остальные, поскольку объединялись со школьными выпускными экзаменами. Вот возьмем математику. Как я понимаю, в идеале графики должны напоминать шляпу с полями — немножко учеников с низкими результатами, немножко — с высокими, и больше "середнячков". У нас же получаются какие-то "горбатые динозавры". Это говорит о том, что есть проблемы с изучением математики в школе?

— Вы говорите о так называемом нормальном распределении К.Ф.Гаусса (та самая шляпа). Да, в нашей жизни много статистических распределений так выглядит. И результаты общего теста большой разнообразной популяции — тоже. Но ведь первоначальная цель теста ВНО — не мерить всех, а выделять лучших для поступления в вузы. Да и группа учеников, сдающая тест ВНО, довольно специфическая — например, математику сдавали меньше половины ваших выпускников. Что вы можете сказать о математических знаниях тех, кто не выбрал этот экзамен? Они лучше или хуже сдали бы тест? Да и на ВНО по украинскому языку ученики пришли с разной мотивацией — одним лишь бы сдать (перескочить через тот порог минимальных требований), другие же были нацелены на 200 балов — им высокий результат нужен для поступления на престижную специальность (к сожалению — не в педагогический вуз, как было бы в Финляндии). Так что требовать красивого симметрического распределения баллов теста нельзя. Более трудный тест лучше подходит для выделения сильных учеников, но тогда он "обречен" на горку в части шкалы слабых результатов — вот и получится ваш "динозавр". С введением порога "сдал — не сдал" создателям тестов ВНО стало труднее: теперь они должны учитывать и вторую цель теста — подтверждение минимальных знаний сдающего тест. Но пока тесты ВНО с обеими задачами более-менее справлялись.

— Можно ли сказать, что украинский язык у нас знают лучше, чем математику?

— Лучше относительно чего? Другой тест, другой предмет, другая группа учеников, другая мотивация… Нельзя их сравнивать между собой. Хотя определенные выводы о состоянии математического образования, как и об уровне знаний украинского языка и литературы в стране, анализируя результаты ВНО (особенно разных лет — не забудьте: у вас уже набралась 10-летняя база данных!) делать можно и нужно. Я, как математик, могу только выразить свою обеспокоенность математическими знаниями среднего выпускника украинской средней школы… Можно (и надо!) гордиться шестью медалями, завоеванными в этом году вашими учениками на Международной олимпиаде по математике в Гонконге, но это не самый лучший индикатор качества национальной образовательной системы.

— Вот уже второй год подряд, анализируя результаты тестов ВНО, мы вводим порог "сдал — не сдал". 

— Порог "сдал — не сдал" — это вроде проекции на шкалу баллов теста минимального "объема" знаний и умений по данному предмету, необходимого для успешного обучения в непрофильном по этому предмету вузе. Его определяет большая группа предметных экспертов по так называемому методу Ангоффа, анализируя каждый вопрос теста. Но эти эксперты — очень уж любящие свой предмет учителя, и потому вполне объяснимо их, может быть, чуть завышенное желание — "ученики должны знать все!". Поэтому в первые годы решения этих предметных экспертов (они работают, не видя статистических результатов теста, и потому не могут знать, какая доля учеников экзамена не сдаст!) утверждаются комиссией, которая, видя полную статистку, принимает окончательное "политическое" решение. 

— Политическое решение — в смысле: многих ли мы хотим пустить в университеты, или наоборот?

— Грубо говоря, слово "политическое" тут применимо для противопоставления его предметному. Хотя определенная доля образовательной политики в этом решении присутствует — нужен разумный компромисс между тем, чего мы ожидаем от выпускника средней школы, и тем, что он действительно знает/умеет. К сожалению, уже поздно его обучать перед последним экзаменом, надо только делать выводы на будущее.

— В этом году были случаи, когда комиссии экспертов пытались опустить порог "сдал — не сдал" по тому или иному предмету ниже "порога слепого угадывания". Может быть, они не знали величины второго порога?

— Конечно, знали, как знали и полную статистику, т.е. сколько учеников не сдали бы тест ВНО при разных требованиях к порогу сдачи. Им предоставляют такую информацию — и таблицы, и диаграммы. Результат слепого угадывания на тесте — это вроде среднего результата того, кто ставил крестики в таблицу ответов теста, не глядя на само задание теста. Попытки опустить требования "сдал — не сдал" ниже порога слепого угадывания можно объяснять по-разному — и "гуманной" заботой о том, чтобы все наши дети сдали все экзамены и жили счастливо, и какими-то институционными интересами (например, чтобы вузы не остались без студентов). 

Но тут уж мы вышли на другую тему — сочетания коммерции, массовости и качества в высшем образовании. Национальная система ВНО стоит тут как бы на "охране границы". Может, именно потому она иногда подвергается выпадам с разных сторон — и вузов, и школы, и общества… Опыт прошедших 10 лет показывает, что уже можно от "зрелого" центра УЦОКО спрашивать больше — не только тестировать поступающих в вузы, но и выполнять те функции, которые выписаны в самом названии этого центра: работать на повышение качества образования Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно