51:49. В ЧЬЮ ПОЛЬЗУ? - Образование - zn.ua

51:49. В ЧЬЮ ПОЛЬЗУ?

22 марта, 2002, 00:00 Распечатать

Принятие закона Украины «О высшем образовании» является серьезным шагом вперёд в развитии национальной системы в/о...

Валентин Смынтына
Валентин Смынтына

Принятие закона Украины «О высшем образовании» является серьезным шагом вперёд в развитии национальной системы в/о. Одна из его статей обращает на себя внимание жестким количественным нормированием. Речь идет о ст. 23, согласно которой среди учащихся государственного учебного заведения должно быть не менее 51% студентов-«бюджетников» и не более 49% тех, кто учится на коммерческой основе. Последние или сами платят за своё образование, или за них платят юридические лица негосударственной формы собственности. Обучение студентов, поступивших по госзаказу, финансируется из госбюджета. Поскольку на негосударственные вузы госзаказ не распространяется, то статья 23 действует только по отношению к государственным учебным заведениям.

Следует подчеркнуть некоторые положительные аспекты. Во-первых, впервые в истории независимой Украины узаконено платное высшее образование, признано, что обучение студента может финансироваться как минимум из трёх источников: государственным бюджетом; юридическими лицами негосударственной формы собственности; физическими лицами. Во-вторых, парламент законодательно указывает правительству на необходимость увеличить расходы на обучение граждан Украины в высших учебных заведениях.

У 23-й статьи могут быть и другие, не столь положительные последствия. Кроме установленного законом соотношения между обучающимися на государственной и коммерческой основе — 51 : 49 — имеются и иные регуляторы, определяющие, в частности, набор студентов на первый курс вуза. Это лицензированный объём набора на первый курс. Пусть до принятия закона по специальности «А» в вузе «У» лицензированная численность набора на первый курс составляла 200 человек и именно такое количество студентов набиралось. Обучение тридцати из них финансировалось из госбюджета, а 170 человек обучались на коммерческой основе. Для обеспечения этого контингента студентов вуз в своё штатное расписание вводил 2,5 штатной единицы преподавателей за счет госбюджета (Министерство образования и науки при этом использует норматив 1 преподаватель на 13,3 студента) и 13 ставок за счёт внебюджетных средств, полученных в результате оплаты обучения на коммерческой основе. Существует предположение, что обучение одного студента, поступившего по госзаказу, обходится госбюджету примерно в 5000 гривен в год. Предположим, вуз установил цену за обучение одного «коммерческого» студента за один год также в сумме 5000 гривен. Тогда вуз только за счёт специальности «А» заработает за год 850000 грн. Теперь легко оценить, к чему приведёт применение статьи 23 в том же вузе «У». При благоприятном стечении экономических обстоятельств в следующем году оптимисты могут ожидать увеличения госзаказа на 10% . Следовательно, госзаказ по специальности «А» составит 33 человека. Согласно ст. 23 закона, вуз «У» сможет набрать только 32 «коммерческих» студента. Если оставить неизменными цены, то эти студенты принесут вузу доход 160000 грн. Следовательно, в результате применения ст.23 вуз «У» недополучит 675000 грн. (учтены 15000 грн., которые «принесут» три дополнительных «государственных» студента).

Благодаря уменьшению количества «коммерческих» студентов, согласно нормам соотношения между количеством студентов и преподавателей, вуз «У» будет обязан ещё и уволить с работы 10 преподавателей. Таким образом, только в одном вузе применение ст. 23 к одной специальности может нанести финансовый убыток и вызвать резкое сокращение рабочих мест преподавателей и вспомогательного персонала.

По приблизительным оценкам, в целом вся система государственных вузов Украины может понести убыток до 1 млрд. грн. (возможно, и более) в год, в результате резкого сокращения количества «коммерческих» студентов. При этом появится достаточно много безработных преподавателей. В целом по системе высшего образования ст. 23 приводит к резкому уменьшению количества «коммерческих» студентов в государственных вузах при мало заметном (если оно будет позволено бюджетом) увеличении количества госбюджетных учащихся.

Однако от применения ст. 23 молодых людей, желающих получить высшее образование и имеющих деньги для его оплаты, не станет меньше. Это в полной мере относится к гражданам не только Украины, но и других стран. У наших соотечественников будут две возможности реализовать свою заветную мечту и получить высшее образование. Те, кто хочет получить диплом престижного университета и имеет для этого достаточно денег, поедут учиться за рубеж. Дети менее состоятельных родителей направятся в вузы негосударственной формы собственности, так называемые частные учебные заведения. Следует учесть, что уехавшие из Украины за обучение в престижном зарубежном университете вынуждены будут платить в 3—4 раза больше, чем на родине. Примем во внимание также и то, что одновременно с деньгами насильственно выталкиваются за рубеж и наиболее интеллектуально развитые молодые люди, которые впоследствии вряд ли вернутся домой. Студенты, изгнанные ст. 23 из Украины, будут ежегодно вывозить из страны от 600 тыс. до 2 млн. долл. США. Предположим, богатые студенты составляют не более 10% от общего количества вероятных «коммерческих» студентов, которых благодаря ст. 23 лишатся государственные вузы. Остальные 90% «коммерческих» студентов, не допущенных ст. 23 в государственные вузы, будут приносить частным высшим учебным заведениям 0,8 — 1 млрд. грн. (а возможно, и более) в год.

Весь доход, который сейчас государственные вузы получают от иностранных учащихся, естественно, перекочует в университеты Западной Европы. Вместе с ним улетучится авторитет Украины как страны, обладающей высокоразвитой высшей школой…

Государственные вузы, получая деньги от «коммерческих» студентов, вводили эти деньги в оборот средств государственного бюджета. В некоторых случаях государственные вузы опосредованно способствуют возвращению средств из теневой в государственную финансовую сферу. Ст. 23, по-видимому, приостановит и этот процесс.

Не требуется особенно яркого воображения, чтобы представить размеры ущерба, который будет нанесен статьей 23 государственным вузам, где количество «коммерческих» студентов превышает 50%. Известно, что государственным вузам госбюджет финансирует только зарплаты, стипендии и значительную часть коммунальных услуг. На приобретение оборудования, материалов, литературы, содержание зданий, развитие, ремонт, строительство, компьютеризацию эти вузы зарабатывают сами. Ст.23 полностью ликвидирует возможность развития структуры государственного вуза и лимитирует его возможности адекватно отвечать на спрос на образовательном рынке. До появления ст.23 при наличии высокого спроса на специальность «А» вуз «У», выполнив определенные условия, мог с разрешения МОНа увеличить лицензированный набор на первый курс на 20%, 30% и более и увеличить количество «коммерческих» студентов. Это позволяло развивать инфраструктуру вуза, создавать новые рабочие места для преподавателей и обслуживающего персонала, удовлетворять спрос молодежи на высшее образование. Применение ст. 23 ликвидирует такие возможности для всех государственных вузов.

В ст.23 п.4 не делается различий между очной (дневной) и заочной формой обучения: «4. У вищих навчальних закладах державної і комунальної форми власності кількість студентів, прийнятих на перший курс на навчання за державним замовленням, повинно становити не менше ніж 51 відсоток від загальної чисельності студентів, зарахованих на перший курс».

Как правило, объёмы госзаказа по заочной форме обучения очень малы по сравнению с госзаказом для дневной формы обучения. Поэтому большинство работающих студентов-заочников являются контрактниками. Следовательно, п.4. ст. 23 ведёт к практической ликвидации заочной формы обучения в государственных вузах.

Интенсивное увеличение количества «коммерческих» студентов в государственных вузах при поверхностной оценке может вызвать опасения, что государственные вузы превратятся в коммерческие учебные заведения за счет превышения в их сметах внебюджетных средств над бюджетными. Однако известно, что принадлежность учреждения, организации, предприятия к государственной или негосударственной сфере определяется формой собственности на основные средства, а не типом источников доходов.

Следуя логике предполагаемой угрозы коммерциализации государственных вузов, необходимо выразить такие же опасения и по отношению к государственным производственным предприятиям, которые выполняют заказы негосударственных организаций, зарубежных компаний и государств, как это, например, имеет место в сфере производства и экспорта спецтехники. Такое сравнение демонстрирует, как легко и как бы незаметно ст. 23 работает против государственных интересов Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно