«ЗАСЕЯЛИ» КРЕДИТЫ — «СМОЛОТИЛИ» ПРОЦЕНТЫ

8 июня, 2001, 00:00 Распечатать

В аграрном ведомстве молятся на Бога и банки. Не на стеклотару, конечно, а на финансовые институты. Всевышний пока что миловал, пролонгировав погожие деньки...

В аграрном ведомстве молятся на Бога и банки. Не на стеклотару, конечно, а на финансовые институты. Всевышний пока что миловал, пролонгировав погожие деньки. Расщедрились в первом квартале и банки, густо засеяв, по словам аграрного министра Ивана Кириленко, землю кредитами — почти 1,5 млрд. грн. Банкиры, уверен, свое «намолотят», а вот порадуют ли чужие копейки заемщиков, сойдется ли у последних дебет-кредит, даже при льготных ставках?..

Плачет мужик
в банкомате...

 

Метеосводке МинАПК стоило бы порадоваться: на сельских просторах ожидается продолжительный кредитный ливень... Доверился, взял зонтик, не успел раскрыть — осадки в момент прекратились. Зато агроэлита от радости подпрыгивает: вот в прошлом году на эту пору смогли из банкиров «выдавить» на агросектор всего лишь 420 млн. грн., а ныне — почти в четыре раза больше. Что касается сравнений с 2000 годом, то он далеко не образцовый. Прошлогодние сельскохозяйственные достижения иначе как аграрно-срамными не назовешь: хотели, да не смогли... Мне больше импонирует упрощенный отсчет: до революции 1917 года и после. Так вот, по многим показателям, в АПК мы отсиживаемся в дореволюционных окопах. Поможет ли выбраться из них кредитная палочка-выручалочка?

До того как брошенное на произвол судьбы государством сельское хозяйство начало барахтаться в рыночном омуте, оно спокойненько сидело на берегу, на бюджетной игле с ежегодной дозой 5—6 млрд. «кубиков». Долго-, средне- и краткосрочные займы получали в госбанке. Кроме того, существовало государственное авансирование сезонных затрат, связанных с производством продукции под государственный заказ, — 50% стоимости заключенного госконтракта. Жирование закончилось с коммерциализацией банковской системы в 1991 году: выросла сеть собственно банков, изменились условия кредитования. Большинству крестьян из-за недостатка информации и опыта банковская система сразу набила оскомину. Сообразительных она отпугивала высокими кредитными ставками и короткими сроками предоставления займов. Да и финансовым институтам аграрный сектор с его непредсказуемостью, низкой окупаемостью, государственным вмешательством в финансово-хозяйственную деятельность сельхозпредприятий не пришелся по душе. Вот потому-то в 1999 году кредитование АПК коммерческими банками составляло 3% в краткосрочных займах и 6% — долгосрочных от общего объема «инъекций».

Сегодня мы заметно выросли. Шесть президентских указов, 14 законодательных актов и около 20 правительственных постановлений постепенно поворачивают украинское село к денежным отношениям, однако о совершенстве этого процесса говорить пока рано. Государство, отказавшись от донорства АПК, должно хотя бы законодательно обеспечить механизм урегулирования правовых и денежно-кредитных отношений в аграрной сфере.

Прошлогодняя попытка ввести компенсационное кредитование с 50% рефинансирования учетной ставки Нацбанка Украины была неудачной. Сперва споткнулись о... госбюджет-2000, который не предусматривал таких затрат. Посему постановление Кабмина от 25 февраля 2000 г. №398 «О дополнительных мерах относительно кредитования комплекса сельскохозяйственных работ» было нежизнеспособным, пока 11 мая 2000-го Верховная Рада не приняла Закон №1712 «О внесении изменений в Закон Украины «О Государственном бюджете Украины на 2000 год», в котором четко выписан механизм компенсации и сумма — 175 млн. грн. Но эта подачка запоздала. Не догнал, так хоть согрелся: крестьяне отсеялись и даже кое-что прикупили-припасли к жатве.

Во второй раз споткнулись о... нежелание комбанков инвестировать полевые работы: они отдавали предпочтение перерабатывающим и сервисным предприятиям. Финансистов сдерживало отсутствие у сельхозподразделений кредитной истории, ликвидного залога, а также пребывание имущества в налоговом залоге... Поэтому из 56 банков, согласившихся сотрудничать с крестьянами, только пять ощутимо подставили кредитное плечо. А результат? На погашение ставки было использовано всего лишь 50 млн. грн. бюджетных средств. Сельхозтоваропроизводителям перепало 455 млн. гривен — 14% от потребности. Единственный позитив: среди всех заемщиков аграрии оказались самыми дисциплинированными и на 92% выполнили кредитные обязательства. Казалось бы, 2001 год должен пройти без сбоев.

Но правительство с МинАПК просчитались. В январском кабминовском постановлении №59 был предложен дифференцированный подход к размеру частичной компенсации. Для сельскохозяйственных товаропроизводителей, зернозаготовительных и зерноперерабатывающих предприятий — в размере 70% учетной ставки НБУ, для других формирований АП — 50%. Заблаговременно «застолбили» бюджетные средства на рефинансирование — 150 млн. грн. Строже стали и требования к заемщикам: на льготные кредиты можно рассчитывать лишь при наличии ликвидного залога. Для этого клиентов классифицируют по пяти категориям риска: от стандартного до безнадежного, в зависимости от «классности» различается и соотношение суммы кредита и стоимости залога.

Но 150 млн. бюджетных средств на удешевление агрокредитов растаяли уже в первом квартале, когда было привлечено 1,5 млрд. кредитов. Голодному да еще бедному — на один зуб. Тем более при 2,5 млрд. гривневой потребности на весенне-полевые работы... Идеальный вариант: полтора миллиарда гривен «раскиньте» на 30 тыс. агроформирований — по 50 тыс. грн. каждому. Если же, предположим, средний размер хозяйства — тысяча гектаров пашни, то ссуды хватит разве что на солярку, чтобы засеять половину площади. А семена, минудобрения, средства защиты растений?! К тому же средства получили самые зажиточные, а это (с припуском) — треть хозяйств...

Такой быстротечной истории с кредитованием не ожидали даже в МинАПК. Клерки поспешно выискивают дополнительные удешевляющие ресурсы на второе полугодие. Вероятнее всего, «обдерут» на 100 млн. грн. бюджетную программу Государственного лизингового фонда.

Как и в прошлом году, к финансовым нуждам села наиболее восприимчивыми оказались ведущие банки — «Аваль», Проминвестбанк, Приватбанк, Укрсоцбанк и «Украина». Однако по сравнению с прошлым годом значительно изменилась структура кредитования. Если в 2000 году 68% кредитов были товарными, а 32% — денежными, то в нынешнем соответственно — 19% и 81%. Впрочем, не стоит полагать, что заимодатели легко расстаются с деньгами. Банковское требование предоставлять двойной, а то и тройной залог под кредит для 70% фермеров нереален. Тем не менее у последних есть альтернатива — Украинский государственный фонд поддержки крестьянских (фермерских) хозяйств, где можно получить беспроцентную денежную помощь на обратной основе из бюджетных средств: в этом году выделено 18 млн. грн.

А куда податься руководителю новорожденной агроединицы, у которой ни кола ни двора? Кредитные союзы, лозунг которых «Свой к своему за своим», еще не развернулись. Остается на коленях умолять местного банкира расщедриться на несколько десятков тысяч гривен займа, заложив взамен собственное жилье или автомобиль. Клиенты кредитных агроломбардов в этом году могут продешевить, поскольку большинство оформили кредиты на девять месяцев, хотя оптимальным, как по мне, является более короткий срок — три-шесть месяцев: взяв под посевную, собрал урожай, рассчитался... Наши же крестьяне не имеют возможности в полной мере, как на Западе, пользоваться кредитным сервисом: кратко-, средне- и долгосрочными займами. Учитывая рефинансирование двух третей учетной ставки Нацбанка, операционный кредит в среднем обойдется в 9—10% годовых. Почти как в Америке...

Нет среди банкиров конкуренции за сельского заемщика, поскольку две трети сельхозпредприятий убыточны. Собственно, минувший год почти для 200 банковских учреждений Украины выдался не очень утешительным: из-за неблагоприятных микроэкономических условий они обеднели на 30 млн. грн. И все-таки государство должно поощрять коммерческих заимодателей, поскольку других источников кредитования АПК в стране нет. Хотя всем понятно, что частичная компенсация кредитной ставки — мера вынужденная, временная.

Правда и то, что упоминавшиеся 1,5 млрд. грн. льготных кредитов — не чисто «крестьянские», то есть использованы не только для сева. Если житомирская областная дирекция банка «Аваль» предоставила сельхозтоваропроизводителям около 7 млн. грн., то предприятиям перерабатывающей области — в два раза больше, что объясняется намного высшим коэффициентом займоотдачи последней, меньшим риском.

АППБ «Аваль» имеет самую широкую в Украине сеть из 135 банкоматов. Но ни одного из них — в селе. Да и что будет делать с этой финансовой «плевательницей» механизатор? «Живые» деньги — редкость. В прошлом году крестьянам в натуральной форме было выплачено 62,5% начисленного фонда оплаты труда. Социально дискредитированным хлеборабам остается лишь плакать.

Да усохнет
рука хапуги...

 

Тогда как крестьяне геркулесовым усилиями добывают кредитные средства, аграрные чиновники с легкостью кутилы растранжиривают бюджетные. Как по вертикали, так и по горизонтали. Ныне в кабминовском офисе препарируют проект Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законы по вопросам ветеринарной медицины». Если кратко, то направлен он на обеспечение ветеринарного и эпизоотического благополучия, карантина животных, охрану окружающей среды. Хороший документ, своевременный. Меня же заинтересовала не патетическая преамбула, а пятый раздел, именованный «Финансирование и материально-техническое обеспечение органов государственного управления и государственных предприятий, учреждений и организаций ветеринарной медицины». И вот почему.

Содержание ветеринарных структур и проводимые ими мероприятия осуществляются исключительно за бюджетные средства. Напуганные ящуро-энцефалопатийными конвульсиями правительственные чиновники в этом году расщедрились на меры предосторожности, и из крайне куцего бюджета «отрезали» довольно лакомый кусочек на санитарно-ветеринарный щит Украины. Не уверен, что в нем не найдется брешей, как и в прошлом году, когда часть бюджетных денежек ветеринары израсходовали на... «колеса». Не на психотропные препараты или анаболики, а комфортабельные авто — 28 легковушек. Разъехались они во все стороны, в 21 областное управление ветмедицины. Как-никак, а все-таки альтернатива перегруженному муниципальному транспорту. Ах, если бы «лошадки» были куплены за кровные, а так ведь за бюджетные средства — 840 тыс. грн. странным макаром перекочевали из расходов на противоэпизоотические мероприятия.

Чиновники МинАПК знали о предприимчивых коллегах. Более того, раскатывали на «Жигулях» и «Ланосах» Центральной государственной ветеринарной лаборатории, которая и содержала эти авто за счет средств на все те же противоэпизоотические мероприятия. Почти миллион гривен, выделенных государством на средства защиты животных в Киевской области, госдепартамент ветмедицины переадресовал субъектам, которые даже в клонированном виде ничего общего с органами системы госветмедицины не имеют.

Если проанализировать ход финансирования государственной программы селекции в животноводстве и птицеводстве, нельзя обойти молчанием привилегированные регионы. Так, 33,6% выделенных средств приходится на столичную область, 11,1% — на Донецк, тогда как, к примеру, на мою родную Кировоградскую область «спустили» всего лишь 1,1%. В разрезе отраслевых объединений также видны диспропорции: предприятиям «Укрптицепрома» от щедрот раздатчиков перепало 38,5% общей суммы. В общем «не в то» финансовое русло попало 1,7 млн. грн. бюджетных средств. Приказом по МинАПК председателя госдепартамента ветеринарной медицины Петра Вербицкого пожурили за нецелевое использование бюджетных средств и обязали возвратить неправомерно «перекодированные» суммы. Эх, если бы только в ветеринарии разевали рот на дармовой госкаравай...

В растениеводстве, оказывается, мастаки не хуже. Американская компания Pioneer Hi-Bred International, Inc. поставила в Украину гибридные семена кукурузы, которые получило СП «Зоря-насіння» — дочерняя фирма Pioneer... Когда же пришло время платить кредит, обнаружить должников... не удалось. Часть долга на сумму 2,5 млн. долларов, согласно постановлению Кабмина от 15 сентября 1999 года №1692, погасили «за счет экономии от проведения операций по обслуживанию внешнего государственного долга». А остальное зависло. Задолженность перед известной американской компанией стала препятствием на пути траншей международных финансовых организаций. Поэтому постановлением от 29 сентября 2000 года №1492 Кабмин решил поставить точку в этой семенной истории и постановил: «Погасить долг на сумму 2,1 млн. долларов (9 млн. грн.) за счет расходов государственного бюджета по статье «Государственная программа селекции в растениеводстве».

Я далек от того, что валютные семена кукурузы «склевали» аграрный министр со своими подчиненными. Но ведь есть в Министерстве аграрной политики человек, первый заместитель Юрий Лузан, — «цербер» агрофинансового мешка, у которого даже положенные бюджетные средства не всегда выпросишь. Профаном его не назовешь, да и на воспитанника подготовительной группы детсада не похож, однако на многих «проблемных» документах — подпись Лузана.

К тому же именно Юрий Яковлевич контролирует выполнение приказа МинАП по усилению борьбы с коррупцией, организованной преступностью в АПК, укреплению законности и правопорядка. Но о каком элементарном порядке можно вести речь, если в целевые программы финансирования в течение года более 100 раз(!) вносят изменения, коррективы — свидетельства того, что на этапе формирования предложений и отбора участников выполнения программ МинАП не обеспечивает объективности, прозрачности? Ни одной гривни бюджетных займов не смогли возвратить концерн «Украгротехсервіс», государственное предприятие «Агротех», ПО «Агромаш», ЗАО «Харків-вовна». Более того, последнее добивается очередного бюджетного «вливания» и пролонгации предыдущего.

Два года назад Леонид Кучма охарактеризовал агропромышленный комплекс как один из наиболее криминогенных в экономическом секторе. Два года прошло. Повторите, Леонид Данилович, эти слова сегодня, — вы едва ли ошибетесь. С тех пор почти ничего не изменилось, и профилактика не помогает. В прошлом году к уголовной ответственности привлечено 7 тыс. лиц, треть из них — руководители сельхозпредприятий. Корыстные преступления нанесли государству убытка на сумму 50,4 млн. грн. В ходе реформирования аграрного сектора правовые органы разоблачили 400 преступлений, из которых 191 — хищения (30 — в крупных и особо крупных размерах).

Но не только родные гривни, ценности, имущество липнут к рукам. За пределами Украины незаконно хранятся почти 100 млн. долларов, столько же — дойчемарок, принадлежащих 34 агропредприятиям. Не говорю уж о российских или белорусских рублях... Вот так и насобирается сумма на кредитование не только весенне-полевого комплекса работ, но и на жатву.

…Пенсионного возраста крестьянка на киевской улице набожно осеняет себя крестом перед златокупольным зданием.

— Кому молитесь?

— Богу! — старушка показывает на «храмину».

— Так ведь это же банк!!!

У каждого — свой Бог, у каждого — свое поле. Кто засевает его кредитами, кто — зерном вперемешку с немощью и слезами. Зато «жнецов» хватает!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно