Украина как «ниша выживания»

13 апреля, 2012, 15:45 Распечатать

Власть должна не уничтожать «тень». Потому что в наших условиях — это уничтожать людей, а начнут с самых незащищенных.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Если бы нужно было охарактеризовать жизнь в Украине одним предложением, то лучше всего подошло бы — «ниша выживания». Бабушка, которая, постоянно оглядываясь, продает молоко на троллейбусной остановке, фактически нашла свою нишу выживания. Бюджетник, сдающий в аренду свой гараж или родительскую квартиру, тоже находится в нише выживания. Шабашник, заробитчанин, который своими заработками содержит семью и обеспечивает получение образования детям, уход родителям, а также развитие домохозяйства, нашел свою нишу выживания и трепетно ее лелеет. Служители Фемиды, бюрократы, служащие тотально поглощены полем коррупционных связей, составляющим их нишу выживания. Предприниматели, малый и средний бизнес постоянно минимизируют свои связи с государством и его учреждениями: «тень» — их ниша выживания. Крупный бизнес выводит капиталы за границу, выстраивает вертикально интегрированные структуры и «высасывает» из бюджета все, что возможно и невозможно (НДС): офшоры — его ниша выживания. Распределение бюджета сопровождают сотни паразитных структур и это — их ниша выживания. В таких условиях, когда ресурс страны становится ограниченным, а популизм — неудержимым, нишей выживания власти становятся внешние заимствования.

Для видимости еще вспомним «джинсу» как нишу выживания отдельных (?) средств массовой информации (СМИ). Большинство политических проектов страны существуют за счет специфических ниш выживания. Различные политологи, эксперты и комментаторы не представляют свою жизнь без них. А политтехнологи — это просто апофеоз: они являются творцами и «сеятелями» ниш выживания! Вокруг них кормится огромное количество профессионалов, любителей, звезд, статистов, которые находят если не свою нишу, то по крайней мере свой «карман выживания». Каждый из перечисленных фактов имеет множество нюансов и импровизаций. Все это вместе составляет образ жизни страны — «тень». Наихудший результат такого положения дел следующий: легальная жизнь становится неконкурентоспособной.

В подобных условиях любая власть, начинающая вести речь о реформах и европейских стандартах, наталкивается на тотальное сопротивление. Когда мы говорим о шоковой терапии Бальцеровича или модернизации Грузии, то должны понимать, что результатом таких изменений становится не новая норма закона (это только механизм), а новый уклад жизни.

Самое простое, что можно сделать, — это к бабке с молоком приставить милиционера, к предпринимателю — налогового инспектора, к бюрократу и служащему — следователя. Но это не будут реформы. При сохранении уклада жизни это будет только перераспределение ниш выживания, следствием которого станет еще большая невротизация общества.

Автор меньше всего хотел, чтобы у читателя возник какой-то негативный рефлекс к описанной картине — это наша жизнь, жизнь как выживание. Она — внелегальная, тяжелая, но другой нет.

«Тень» — есть, она тотальна. И чтобы ее победить, по меньшей мере с ней нужно бороться, ведь она охватывает 60—80% нашей жизни (сюда я включаю производственные, деловые, бытовые (!) отношения). Прежде всего нужно понять «тень», природу ее возникновения, существования и разобраться в механизмах сохранения ее во времени. После этого «тень» нужно не побеждать, а замещать! Тот масштаб «тени», который сложился в государстве, можно лишь искоренить грубым насилием, тоталитаризмом. Для этого следует только вспомнить Муссолини и Гитлера. Кстати, это одна из угроз для Украины.

Относительно «тени», то в любой другой ситуации отношение к ней должно быть негативным. Но наша ситуация отличается тем, что мы живем в условиях мирового финансового кризиса. И как ни парадоксально это выглядит, истоки этого кризиса — не из «тени», а совсем наоборот. Колпаки «Броделя» — институционные оазисы — вот источники происхождения кризиса. Я определил бы кризис как катарсис институционализма.

Самое интересное, что мы наблюдаем, — это то, как в условиях кризиса динамично развиваются страны, которые Эрнандо де Сото определил как страны внелегальных экономик. Это страны БРИКС и некоторые другие, в которых сосуществуют с легальной экономикой именно те ниши выживания, о которых я говорил. Пример, конечно, не является доказательством. В Китае, к слову, коррупционеров казнят. Но тот факт, что внелегальный сектор экономики, та же «тень» обеспечили устойчивость этих стран в условиях финансового кризиса, является бесспорным. Конечно, надо учитывать факт ресурсной самодостаточности этих стран, на которую кризис повлиял только опосредованно, снизив внешний спрос. Но за счет развития внутреннего рынка, как в Китае или Бразилии, эти последствия удалось нивелировать.

Я привел эти факты не для того, чтобы оправдать «тень», а с целью отметить, что к ней нужно относиться сдержанно, а лучше с уважением. Такой подход позволяет по-иному сформулировать задачу для власти страны, которая искренне хочет изменить положение дел:

— не вмешиваться в ниши выживания людей, предпринимателей и малого бизнеса. В некотором смысле это устойчивость страны в переходный период;

— сузить ниши выживания для чиновников и служителей Фемиды путем формирования достойных зарплат и социальных пакетов;

— вместо усиления контроля и фискальной нагрузки на средний и крупный бизнес предложить реальные преимущества ведения бизнеса по-белому;

— законодательно закрепить механизмы публичного контроля за распределением бюджета и четко сформулировать механизмы ответственности. В процессе бюджетного распределения объявить режим «чрезвычайного положения»;

— крупному бизнесу объяснить, что он крупный, пока так считают люди. А для этого предложить ему — крупному бизнесу — создать «безликие» фонды обеспечения деятельности общественных организаций, СМИ и общественного телевидения в том числе. Власти необходимо сформировать нормативную базу, которая благодетеля и мецената определит иначе, чем плательщика общественного налога;

— осуществить законодательные изменения, которые раскрепостят инициативу, нишу выживания превратят в самозанятость и трансформируют чувство вины в ощущение гордости за свою работу;

— трудовые ресурсы страны, а это и наемные работники, и предприниматели, и бизнесмены, должны иметь все предпосылки для того, чтобы изменить свой социальный статус к лучшему без коррупционной нагрузки, волокиты, физических затрат и психологического истощения;

— трудовые ресурсы должны превратиться в капитал, а это означает: определенный правовой статус, здравоохранение, условия для получения образования и специальности, достойное вознаграждение за труд; раскрепощенные трудовые ресурсы прежде всего раскрепощают саму власть от популизма, необходимости внешних заимствований, необходимости постоянно врать людям о «родительской опеке»!

Этот ряд можно было бы детализировать и продолжать, но идеология действий власти по реформированию страны должна быть четкой: надо не бороться с «тенью», а строить новый прозрачный уклад, преимущества которого перетянут «тень» в поле прозрачных отношений в коридорах власти, на работе, в школе, больнице, на рынке, в общественном транспорте.

«Тень» преодолеть невозможно, да это и не всегда нужно. Часто самая буйная фантазия и новаторство возникают именно там, в той сфере, куда еще не проникли институционные нормы.

Вместо того, чтобы ломать старое, которое органически встроено в жизнь, власть должна строить новое. На примере бабушки с молоком на троллейбусной остановке это может выглядеть так. Сегодня бабуля едет в город, потому что перекупщик (а это его ниша выживания) не дает ей за молоко справедливую цену. В идеале власть должна была бы не гонять бабку, а вести переговоры с перекупщиком (но это тоже чья-то ниша выживания). Если мы начнем путешествовать по нишам выживания, то очень быстро от бабушки доберемся до высших кабинетов власти и упремся. Поэтому лучшее в этой ситуации — создать условия для прозрачного предприятия, прозрачно работающего с заготовителем, который выгодно договаривается c бабушкой о молоке. Дальше государство такому предприятию создает протекцию, например выдает особый «знак качества» (лишь бы раздача таких знаков не стала для кого-то новой нишей выживания). А СМИ, обеспечиваемые из неперсонифицированных фондов и не гоняющие «джинсу», всем покупателям советуют покупать продукцию чистых предприятий. Власть должна не уничтожать «тень». Потому что в наших условиях — это уничтожать людей, а начнут с самых незащищенных.

Если власть, которая решится на реформы, все же выберет путь вмешательства в нишу выживания, то она должна понимать, что, начав с бабки на троллейбусной остановке, она должна пройти весь путь включая кабинеты власти, где подписываются документы на возмещение фиктивного НДС. Даже если она начнет с кабинетов, то это немедленно скажется на троллейбусной остановке. Такая власть противопоставит себя не просто обществу, а стране. И единственным вариантом удержаться для нее будет — нагнуть страну. Вряд ли существуют такие реформы и такая цель, которые бы оправдали подобную цену.

Власть должна создать чистую экономику, в которую будет сублимирована со временем экономика теневая. В этом и состоит роль власти-реформатора. Теневой сектор всегда имеет конкурентные преимущества над сектором прозрачным. Чтобы этого не было, власть должна осуществлять новую протекционистскую политику в отношении легального сектора экономики, а общество должно сказать свое слово. Можем ли мы в нынешних условиях тотальной «тени» (школа, больница, учреждение, власть и т.п.) утверждать, что существует социальная группа поддержки борьбы со взятками? Нет! Общество по своим настроениям напоминает установки водителя на дороге: он в принципе против взяток, но это единственный реальный (доступный!) способ избежать волокиты, потери времени и нервов. Из этого примера можно сформулировать то, что необходимо сделать власти, чтобы иметь поддержку общества: нужно начать строить «дороги без взяток» и замещать ими другие пути.

«Новые дороги» — это дороги нового качества, «логистика» которых понятна, «разметка» — четкая и однозначная, где «правила дорожного движения» действуют всегда и для всех, а не применяются в частности.

«Новые дороги» — это уверенность «водителя» в том, что за уплаченные деньги он будет иметь надлежащий «сервис», своевременно сможет «заправиться», получить необходимую техническую и медпомощь.

При необходимости «водитель» сможет здесь поесть, отдохнуть, а главное, он знает, куда и зачем едет, как будет ехать, и уверен, что за «уплаченные деньги» он прибудет к своей цели своевременно и наверняка. И «вся дорога» будет содействовать ему в этом.

«Новая дорога», в отличие от старой, — это не путь с препятствиями, «шлагбаумами», «светофорами», «мигалками», сплошными сюрпризами и неопределенным результатом.

«Новая дорога» — это приглашение в жизнь новых возможностей. Власть должна сделать так, чтобы «водитель» это ощутил, чтобы он понял, что за деньги значительно меньшие, чем «взятки старых дорог», он может получить «новое качество».

Тогда и только тогда «чистая» экономика сублимирует «тень». Только тогда «водители» с «дорог со взятками», с отсутствующим даже физиологическим сервисом съедут на «дороги новые».

А попытка, не меняя «дорог», над каждым взяточником поставить дополнительного надзирателя закончится, как всегда, перераспределением ниш выживания с теми же «ямами» на дороге, «провалами» в ПДД, «слепой разметкой» и таким же неопределенным конечным результатом «своего путешествия».

Хорошо известен результат перераспределения ниш выживания: бабушка будет дороже продавать молоко — плата за «экстрим»; деньги она будет отдавать внуку на взятки на дорогах; гаишник их будет складывать на операцию у врача; врач их понесет в университет на обучение дочери; преподаватель университета купит более дорогое молоко у бабушки. В стране что-то будет происходить, но ничего не будет меняться!..

Ниша выживания как образ жизни чрезвычайно опасна. Она нивелирует профессионализм, искажает ценности, дегенерирует степень бытия, что приводит к распаду нравственного мира. И, наконец, такая практика начинает представлять угрозу жизни страны и человека. Представьте себе оператора атомной станции, который своей нишей выживания озабочен больше, чем регламентом работы. Или хирурга, для которого хлопоты о новых воротах на даче заслоняют мысли об операции…

По этому поводу можно было бы много фантазировать, но все равно реальность окажется богаче. Но это — построение параллельной чистой экономики — в наших условиях является единственной ненасильственной альтернативой тотальной «тени». К тому же очевидно то, что страна ниш выживания люмпена никогда не станет страной солидарных действий свободных людей.

Когда такая чистая экономика начнет развиваться, то у людей появится не принуждение, а выбор: существовать в нише выживания или жить.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно