ТАТАРЫ ПРОТИВ КРЫМСКОЙ МАФИИ?

21 июля, 1995, 00:00 Распечатать

По оперативным данным УВД, события, связанные с недавними погромами в Крыму — не борьба крымских татар с мафией, а лишь заранее спланированные «разборки» конкурирующих преступных группировок...

По оперативным данным УВД, события, связанные с недавними погромами в Крыму — не борьба крымских татар с мафией, а лишь заранее спланированные «разборки» конкурирующих преступных группировок. В то же время крымские татары утверждают, что «народное возмущение» произошло спонтанно и не было заранее организовано. Журналистское расследование показало, что речь может идти о двух версиях произошедших событий.

Преамбула

После июньских событий дороги Крыма перекрыты милицией. Легковую машину, следующую из Феодосии в Симферополь, останавливают по крайней мере три раза: проверка документов. БТР на перекрестках, шлагбаумные заграждения, усиленные наряды милиции и красные береты омоновцев «Беркута» сопровождают отдыхающих, рискнувших приехать в города черноморского побережья. По ночам в Крыму гремят взрывы и слышны автоматные очереди. Каждый день происходит одно-два убийства. В день моего прибытия в Симферополь на местной автозаправочной станции произошла разборка между мафиозными группировками: из подъехавших автомашин неизвестные автоматчики обстреляли станцию и универмаг. В перестрелке погибло двое представителей мафиозной группировки «греков». На следующий день прогремело четыре ночных взрыва в Симферополе и один в Севастополе. Новая ночь ознаменовалась четырьмя взрывами в Саках.

Оперативную сводку, сообщающую о произошедших за день преступлениях, «посторонним» журналистам получить невозможно. Как сообщил начальник пресс-центра Главного управления внутренних дел МВД Украины по Крыму г-н Александр Цепко, она предназначена «исключительно для внутреннего пользования». До газет, которые ее все-таки получают, она доходит лишь в усеченном виде. И вообще по мнению ГУВД — в Крыму все спокойно. И не существует мафии: так мне сказали в пресс-центре. Поэтому информацию о произошедших событиях пришлось получать практически все время «нелегальным» способом: помогли люди, в том числе и из правоохранительных органов, заинтересованные в правде. Но, к сожалению, профессия и даже национальность накладывает отпечаток на восприятие событий. У меня нет сомнений в добросовестности и искренности людей, предоставлявших информацию. Но все произошедшее они видят и оценивают по-разному. Так возникли ДВЕ версии произошедших событий. Стремление быть максимально объективной заставляет меня привести обе.

Версия правоохранительных органов

Отсчет дней до истории, приведшей к кровавому столкновению в крымском поселке Щебетовка, следует вести с осени 1994. Именно тогда между существующими в Крыму преступными группировками произошло первое столкновение за передел сфер влияния. Объектом борьбы стал феодосийский рынок, который к тому времени контролировался группировкой под руководством «Грома», в свою очередь входившего в структуру, возглавляемую уголовным авторитетом по кличке «Белый». Последний, в свою очередь, принадлежал к одной из доминирующих в Крыму группировке «башмаков», названной так по фамилии одного из братьев Башмаковых. Рынком, т.е. преимущественным сбором дани на нем, захотели завладеть местные крымские татары. Произошла «разборка» между, как считает милиция, предводителем местной крымско-татарской мафии, одновременно являющимся руководителем регионального Меджлиса Изетом и людьми из группировки «Грома». В результате Изет, который, по представленной корреспонденту информации, является мастером по рукопашному бою, был избит людьми «Грома». Долго лежал в больнице, но заявление о нападении на него писать не захотел. Переподчинение феодосийского рынка не состоялось. Но в результате прошедших позднее переговоров, была достигнута договоренность, что «рыночную дань» торговцы-татары платят татарам, а русские — русским. Однако, в виду доминирования русских на ближайших к Феодосии рынках, доходов от рэкета у татар было мало и татарская мафия была этим весьма обижена. И инцидент 23 июня 1995 года на рынке Щебетовки возник опять-таки на почве передела сфер влияния.

Именно в этот день люди из группировки «Белого», подчиняющейся «башмакам», занимались сбором дани. По ошибке или умышленно они потребовали 150 тыс. карбованцев у ТАТАРКИ, продававшей на рынке черешню. Ставшие свидетелями этого, татары возмутились и вмешались в инцидент, начав избивать «сборщиков дани». Один из представителей «башмаков» сумел убежать и позвал подмогу. Прибывшие без оружия 5 или 6 «башмаковцев» ввязались в драку. Один из них ударил колом двух татар, нанеся им тяжелые телесные повреждения. После этого пошел клич: «Убивают татар!». На рынок начали стягиваться татары, группа которых, состоявшая приблизительно из 25 человек, начала громить ларьки, принадлежавшие русским торговцам.

В этот момент на рынок прибыли трое работников милиции. Увидев происходящее, они вмешались в действия погромщиков. Работников милиции взяли в кольцо. Чуть позже на место происшествия в составе шести человек прибыл отозванный с другого задания феодосийский «6-й отдел», т.е. отдел по борьбе с организованной преступностью (ОБОП). Увидев следы погрома и трех окруженных татарами милиционеров, «6-й отдел» принял решение пресечь противоправные действия участников массовых беспорядков. Следует подчеркнуть, что в тот момент сотрудники подразделения ОБОП не знали о причинах возникновения беспорядка и событиях, которые произошли до погрома. Поскольку, как выяснилось позднее, раненые «лица татарской национальности» уже были увезены в больницу. Рэкетиры же разбежались задолго до прибытия работников ОБОП. Поэтому действия прибывшего подразделения ОБОП в той ситуации вполне соответствовали их служебному долгу. Поскольку действия погромщиков создавали угрозу общественной безопасности (это было в 16 часов дня в общественном месте и при массовом скоплении людей), то выяснить причины беспорядков было некогда, главным было — их пресечь.

При попытке навести порядок в работников ОБОП полетели камни, бутылки, палки. На подмогу «своим» прибыло еще человек 30 татар. В этот момент участковый милиционер Левин выстрелил два раза вверх. Хотя мог бы стрелять на поражение, поскольку существующие инструкции это позволяли. После выстрелов Левина сотрудникам ОБОП удалось захватить двух наиболее активных участников массовых беспорядков. Их сдали подоспевшему наряду и увезли в местное отделение милиции.

Локализовав беспорядки,
«6-й отдел», которым руководит Александр Баракян, принял меры по выяснению причин погрома. Выяснив, что беспорядкам предшествовало избиение рэкетирами «лиц татарской национальности», двое из которых получили тяжкие телесные повреждения, работники ОБОП безотлагательно приняли меры по установлению и розыску виновных. В течение одного часа было установлено, что четверо представителей «башмаков», участвовавшие в избиении, являются охранниками близлежащего пансионата. В их комнате была устроена засада, в поисках их прочесывались окрестности. Но, как выяснилось впоследствии, все разыскиваемые успели покинуть Крым. Как установили сотрудники «6-го отдела», один из них когда-то входил в группировку «Грома», другой не так давно уволился из Вооруженных Сил Украины, где служил в морской пехоте.

Пока «6-й отдел» проводил розыскные мероприятия, татарам стало известно о смерти одного из тяжелораненых в Щебетовке. В связи с этим в ночь на 24 июня началась вторая волна погромов. Переворачивались коммерческие киоски, в числе которых были «точки», принадлежащие пансионатам. Были разбиты стекла в трех киосках АО «Крымское Приморье». В 3 часа ночи погромы прекратились. Однако уже 24 июня участковый инспектор Руденко, принимавший участие в инциденте на рынке Щебетовки, в 14.00 был заперт в мечети, но в 18.20 отпущен. Насилие к участковому не применялось. Около полуночи между поселком Курортное и Щебетовкой «лица татарской национальности» забросали камнями две автомашины, принадлежащие частным лицам, по данным правоохранительных органов, ни с какими преступными группировками не связанными.

25 июня в 12.00 при усиленной охране милиции начались похороны убитых в Щебетовке татар — Роберта Габитова и Эвбекира Веисова (к тому времени скончался и второй тяжелораненый). Во время похорон Изет сказал: «Молодежь, садитесь в машины, едем разбираться с «Белым». После чего около 50 автомашин выехали в направлении Феодосии. Был ОБСТРЕЛЯН ИЗ АВТОМАТА АКС 5,45 и сожжен находящийся при въезде в город ресторан «Киммерия», принадлежащий акционерному обществу, к группировке «Белого» отношения не имеющего, но посещаемого как лично главой группировки, так и ее членами. Обстреляна находящаяся рядом стоянка автомашин. Также выбиты лобовые стекла у нескольких очень дорогостоящих автомобилей марки BМW, принадлежащих находящемуся на втором этаже ресторана автосалону — совместному предприятию с Германией. У этих же автомашин вырваны и похищены магнитофоны и нанесены удары по передней части капота. Что, естественно, привело к потере ими товарного вида. Касательным ранением был задет владелец автосалона Шайдеров — опять-таки по данным правоохранительных органов никакого отношения к группировке «Белого» не имеющий. И, наконец, получил ножевое ранение в плечо сам «Белый» — Владимир Макаров, находившийся в то время на автостоянке ресторана. После этого развернувшиеся машины покинули Феодосию.

Через некоторое время на одном из постов милиция задержала автомашину, в багажнике которой было 20 бутылок с зажигательной смесью. Находившиеся в ней двое татар были задержаны и доставлены в феодосийское УВД для выяснения обстоятельств. Узнав об этом, в Феодосию вновь приехали татары, на этот раз приблизительно на 100 (по другим сведениям — на 70) автомашинах. Они заблокировали здание милиции и стали бить стекла, требуя выдачи «своих». Задержанных выдали. После этого по центру Феодосии прокатилась новая волна погромов. Здесь — некоторые разночтения в передаче событий, возможно, друг друга дополняющие.

В опубликованном 1 июля интервью газете «Крымская правда» взятый незадолго до нападения на здание милиции в заложники начальник феодосийского УВД, полковник Григорий Яременко описывает события так: «Я уже понял, что ситуация выходит из-под контроля и лучше быть рядом с ними (татарами. — Т.Т.), чтобы помешать им сжечь город. Подъехали к горотделу. По моему указанию отпустили задержанных. ...Они (татары. — Т.Т.) сказали мне, что сейчас поедут громить точки, принадлежащие, по их мнению, преступным группировкам. Возле кафе «Грилетное» я увидел автобус и жмущихся к нему бойцов «Беркута».

Крымские татары были настроены очень агрессивно. Они ничего не боялись. «Беркутята» отбивались прикладами, кто-то стал стрелять в воздух, но это не остановило нападающих. Я кричал крымским татарам: «Дайте мне возможность развести вас!»

Меня вытащили из машины, вылили бутылку бензина на голову и, держа над головой зажигалки, повели к ребятам из «Беркута». Я кричу им: «Ребята, уходите!» Тут ударило 10-15 автоматов. Стрельба велась в воздух. Нападающие отскочили. Автобус двинулся, милиционеры стали запрыгивать в него на ходу. «Беркут» уехал, а крымские татары продолжали громить киоски...»

По описанию другого сотрудника правоохранительных органов: «В процессе событий крымские татары взяли в заложники полковника Яременко. Приставили к горлу нож. Вмешался командир полтавского «Беркута». Со стороны татар была попытка захватить этого командира, которого попытались освободить люди из его отряда. В борьбе получили телесные повреждения двое из отряда «Беркута» — одному сломали палец, другого ранили кирпичом в голову. Боец, получивший ранение головы, ВПОСЛЕДСТВИИ СКОНЧАЛСЯ. Вместе с полковником Яременко татары поехали на рынок». (Дополнение: на совещании в Феодосии 6 июля начальник Главного управления внутренних дел МВД Украины по Крыму Виталий Кириченко в интервью корреспонденту утверждал, что убитых или скончавшихся в результате ранений сотрудников «Беркута» или милиции нет. В то же время в опубликованной 4 июля в газете «Крымская правда» сводке, «Интерфакс», ссылаясь на бывшего в тот момент министром внутренних дел Владимира Радченко, утверждал, что со стороны ОМОНа был один погибший. А издающаяся в Крыму «Мещанская газета» от 8 июля, имеющая собственные источники информации, пишет уже о трех убитых со стороны полтавского «Беркута»).

Далее на рынке было разгромлено несколько киосков, магазины «Фортуна», «Лавр». (Опрошенные корреспондентом свидетели из торговцев утверждают, что слышали выстрелы, а часть из них видела в руках у татар оружие, бутылки с зажигательной смесью (свидетели утверждают, что после отхода татар у рынка осталась сожженная иномарка и пострадало несколько автомашин). Но в целом татары вели себя корректно — начинали погром только после того, как торговые точки покидал обслуживающий персонал. По свидетельству тех же торговцев, ничего из товаров татарами украдено не было. Кражи же, которые произошли в процессе суматохи, совершены местными ворами и населением. Некоторые утверждают, что татары, не беря ничего сами, предлагали стоящим рядом зевакам из местных жителей участвовать в разграблении принадлежащих «мафиози» точек, и те брали вещи).

После погромов на рынке татары захватили маршрутный автобус, на котором поехали в Коктебель. Там разгромили и подожгли дом директора совхоза «Коктебель» Михаила Яненко, который, по утверждению татар, связан с мафией. Из дома похищены вещи. Была также разгромлена квартира директора пансионата «Крымское приморье» Виктора Романова — именно в этом пансионате служили охранниками рэкетиры «Белого», убившие в Щебетовке двоих татар. Произошло еще несколько погромов и поджогов прибрежных казино, баров и других зданий.

После этого колонна двинулась в Судак, где также произошли погромы. Одним из требований татар было — выдать им полторы тонны бензина, чтобы они могли доехать до Симферополя. Там они обещали выпустить по-прежнему находящегося в заложниках полковника Яременко. При выезде из Судака колонна татар была обстреляна встречавшими их бойцами полтавского «Беркута». В результате чего двое татар было убито и 8 — ранено. Раненые были и среди сотрудников правоохранительных органов. Бывший свидетелем происшествия заместитель начальника ГУВД МВД Украины по Крыму генерал-майор Валерий Петухов (он вместе с заместителем Меджлиса крымскотатарского народа Рефатом Чубаровым бросился навстречу «Беркуту» с криком: «Прекратить огонь!»), комментируя происшествие, сказал, что не видел у татар оружия. Однако он заметил, что «просто так ОМОН не стреляет» и напомнил о «третьей силе», вмешавшейся в событие, — в момент столкновения татар и «Беркута» кто-то стрелял в толпу с гор — как в татар, так и в омоновцев.

Происшествие закончилось тем, что автомашины татар устремились в столицу Крыма — Симферополь, в то время уже охраняемую силами внутренних войск и военной техникой — БМП и БТР. В ночь на 26 июня был отпущен заложник — глава феодосийской милиции Григорий Яременко. С ожогами, возникшими от соприкосновения облитой бензином рубашки с телом (Яременко был облит бензином семь раз) он впоследствии был госпитализирован. Утром 26 июня была достигнута договоренность о въезде татар под контролем и малыми группами в Симферополь. Перед этим состоялось ночное заседание крымского правительства с участием представителей Меджлиса, где были приняты несколько решений, позволивших прекратить беспорядки. В частности, были созданы правительственные комиссии по расследованию событий 23-25 июня — как крымская, так и украинская. Ведется следствие. Кстати, закончившаяся проверка по факту применения милицией оружия 23 июня и законности действий феодосийского отдела по борьбе с организованной преступностью и пресечению массовых беспорядков, вмешавшегося в события на рынке Щебетовки, были признаны правомерными.

По данным правоохранительных органов, на прошлой неделе прошли переговоры между группировкой «башмаков» и татарами. «Башмаками» был выставлен иск на возмещение ущерба при погромах, который оценен ими, по разным данным, от 0,8 до 1,5 млн. долларов США.

На случай, если ущерб не будет возмещен, предусмотрены санкции против татар. Проходят встречи мафиозных группировок Днепропетровска, Донецка, Киева, Москвы и Кемерово, которые решают, как быть дальше. С другой стороны, есть сведения (их косвенно подтвердили корреспонденту и татары), что на помощь татарам в Крым движутся чеченские боевики. «Что победит, — задают сегодня красивый и несколько риторический вопрос представители правоохранительных органов, — амбиции мафии в своем стремлении возместить часть материальных благ, или власть имущие наконец поймут, что необходимо сделать для того, чтобы Крым не стал очередной ареной розыгрыша национальной карты на почве социальных бед, в которые ввергнут сегодня народ?» Как полагают вышеупомянутые представители, в любом случае виновной оказывается милиция.

Версия крымских татар

Борьба крымских татар с мафией началась отнюдь не 23 июня 1995 года. Как свидетельствует газета «Экспресс-хроника» (N 16 (402), 4-11 мая 1995 года), рэкетиры ежемесячно требовали с крымских татар дань от 300 до 500 долларов с каждого торгующего на базаре. (Известно, что торговля на рынках выращенной на своих огородах продукцией — основной доход крымских татар). Уплачивая подобные «налоги», татары вынуждены были поднимать цены на свою продукцию чуть ли не вдвое. На этой почве между татарами и мафией постоянно возникали конфликты. В апреле нынешнего года на почве подобных «разборок» в селе Луговом был убит татарин Али Алиев. По обвинению в убийстве были арестованы 5 членов группы «башмаков», но их вскоре отпустили. 3 мая был зверски избит татарин из села Строгановка Усейн Оджа, которому ранее рэкетиры предложили повысить контролируемую мафией цену на сигареты. Посчитав его мертвым, рэкетиры выбросили его на помойку, где он и был найден в бессознательном состоянии. Стихийный митинг протеста жителей Лугового и Строгановки перерос в стихийные погромы «точек» и баров группировки «башмаков» и побоищем на местном рынке. Участники побоища были задержаны — но только со стороны татар, которых потом избивали в милиции. 6 мая прошел новый стихийный митинг, на котором татары потребовали от властей «навести порядок на рынках города» и пообещали, что с этого времени ни одно преступление против их соотечественников не останется безнаказанным. Комментируя принятое решение, глава Меджлиса крымскотатарского народа Мустафа Джемилев сказал: «Если мы узнаем, что кто-то из крымских татар платит дань, то он будет назван трусом и опозорен перед народом». Противостояние началось. И было продолжено 23 июня.

Как рассказал корреспонденту глава регионального Меджлиса Изет, который, между прочим, достаточно убедительно отмел свою принадлежность к «татарской мафии», в этот день на базаре Щебетовки К РУССКОЙ БАБУШКЕ подошли четверо рэкетиров и потребовали дань — 150 тыс. карбованцев. Увидев это, находившиеся рядом татары, число которых не было уточнено (в газетах мелькала цифра 2), вступились за обираемую. (В одном из свидетельств было сказано, что бабушка была соседкой своих заступников. — Т.Т.). Возникла драка. Узнав о ней, из поселка пришло на помощь 4 или 7 крымских татар. Рэкетиров к тому времени уже было 8 человек. В это время к месту драки подъехал «6-й отдел» и милиция. Когда сотрудники «6-го отдела» вместо того, чтобы заняться рэкетирами, стали одевать наручники на крымских татар, возникла стычка между ними и татарами. Находившийся здесь участковый милиционер (фамилия известна из версии правоохранительных органов — Левин. — Т.Т.) дважды выстрелил вверх и начал стрелять в председателя сельского Меджлиса (фамилия неразборчива. — Т.Т.). Погрузили в машину (кто и в какую — из диктофонной записи беседы неясно. — Т.Т.) и увезли тяжелораненых рэкетирами крымских татар, один из которых по дороге в больницу скончался. После больницы заехали к председателю регионального Меджлиса — Изету и сказали, что нужно выехать на место происшествия. Это было около 7 вечера. За полчаса Изет поставил в известность об инциденте всех лидеров регионального Меджлиса и Симферополь, и выехал в Щебетовку. Там люди были очень возмущены действиями правоохранительных органов — тем, что они не задержали рэкетиров. В присутствии начальника феодосийской милиции Яременко, представителя Службы безопасности и других лиц татары потребовали выдать им руководителя «6-го отдела» Баракяна, «который должен был задерживать преступников, а задержал нас», бизнесмена и директора пансионата «Крымское Приморье» Виктора Романова — это его боевики смертельно ранили в Щебетовке двух татар, и директора совхоза «Коктебель» Михаила Яненко, по сведениям татар, связанного с Романовым. После этого возмущенная толпа пошла в пансионат «Крымское Приморье», где начала ломать чужие торговые «точки» — ларьки и киоски. Остановить возбужденных людей было невозможно. «Верните тех, которые умерли, тогда мы прекратим»,— заявляли татары. На обратном пути хотели сжечь дом директора пансионата «Крымское Приморье», но людей удалось удержать. Они вернулись в центр территории пансионата. Заместитель начальника криминальной службы Моисеенко и глава феодосийской милиции Яременко сообщили, что четверых рэкетиров удалось задержать. Но на самом деле никто задержан не был. Предложение татар поехать и захватить убийц (крымские татары знали, где они находятся) милицией было отклонено. На этом все закончилось. Позже люди потребовали, чтобы в течение трех дней был отстранен от должности директор пансионата «Крымское Приморье» Романов, директор совхоза «Коктебель» Яненко и участковый милиционер Левин. В четвертом часу утра наступившего 24 июня все разошлись.

24 июня погромов не было. По мнению татар у правоохранительных органов было время для встречи с директором пансионата «Крымское Приморье», директором совхоза «Коктебель», чтобы как-то упредить могущие начаться события. Никто не был найден. Не было и встречи с Меджлисом. Милиция не заявила о своей готовности немедленно расследовать преступление. Татары же знали, что и предыдущие, майские убийства расследованы не были. По их мнению, это свидетельствует о коррупции в органах власти и милиции.

25 июня наступил день похорон погибших в Щебетовке. По просьбе руководителя регионального Меджлиса для поездки на кладбище было выделено два автобуса, куда и набились жители близлежащих сел. Прибыли в Щебетовку. Убитые татары должны были быть доставлены на кладбище из разных концов села. И в тот момент, когда принесли первого убитого, около 12 или часу дня, вдруг пришло сообщение: «В Феодосии все гремит, ребят посадили в милицию, надо туда выехать».

Часть присутствующих на кладбище, в том числе и Изет, поехали в город. И встретили по пути догоравшую «Киммерию». Т.е. люди, приехавшие на похороны, в погроме ресторана не участвовали. Личности татар, разгромивших «Киммерию», до сих пор не установлены.

Происходившие далее события изложены в меморандуме Меджлиса крымскотатарского народа «О коррупции и мафиозном терроре в Крыму»: «25 июня 1995 года, когда в Щебетовке на похоронах Р.Габитова и Э.Веисова собралось около 10 000 крымских татар, сотрудниками Феодосийского ГОВД по подозрению в участии в погроме ресторана «Киммерия» и автостоянки, принадлежащих местному уголовному авторитету по кличке «Белый», были задержаны трое крымских татар. Когда для выяснения ситуации в помещение ГОВД явились председатель Меджлиса крымскотатарского народа М.Джемилев, вице-премьер правительства Крыма И.Умеров, депутаты Верховного Совета автономной республики Н.Абдурешитов и Н.Бекиров, заместителем начальника Феодосийского ГОВД было заявлено, что у них нет задержанных крымских татар, но производятся оперативно-розыскные мероприятия по факту погрома, совершенного неустановленными лицами за два часа до этого. Не прошло и пяти минут, как это заявление было опровергнуто представителями крымских татар, вынужденных приехать с похорон к зданию городской милиции и увидевших своих задержанных соотечественников в помещении дежурной части. Решительные требования около 1 000 человек, собравшихся у здания милиции, заставили выпустить задержанных.

Ложь и явное свидетельство того, что милиция выполняет роль охраны мафии, взорвали терпение собравшихся людей, и ими были избраны для протеста методы, не характерные ранее для крымских татар, но продиктованные отчаянием и полным неверием в силу закона. Были разгромлены несколько киосков, баров, магазинов, принадлежавших преступной группе «Белого» и Романова в г.г. Феодосии, Судаке, селах Щебетовка, Коктебель. Была также разгромлена квартира майора Якимчука в селе Щебетовка и сожжен дом директора совхоза-завода «Коктебель» Михаила Яненко, известного своими связями с местной мафией. Характерно, что нетатарское население
с.Щебетовки восприняло эти действия с полным пониманием.

Необходимо специально подчеркнуть, что ни одно гражданское лицо из числа нетатарского населения не только не пострадало, но со стороны крымских татар не было ни одного нападения, ни одной угрозы или оскорбления в адрес присутствовавших при этом других людей. Не пострадал и задержанный крымскими татарами в качестве гаранта от возможных вооруженных нападений со стороны милиции начальник Феодосийского ГОВД Григорий Яременко. Тем не менее столкновения происходили, но только с некоторой частью сотрудников милиции, которая, как обычно, взяла на себя функцию защитников мафии, и с боевиками-бандитами. Особо проявил себя «Беркут», который открыл в центре города Феодосии стрельбу из автоматов среди бела дня. По счастливой случайности тогда никто не пострадал. Важно также отметить, что у крымских татар не было с собой никакого оружия, а со стороны бандитов оно применялось...»

Из других аргументов, приводимых татарами и отличных от точки зрения правоохранительных органов, следует отметить несколько эпизодов.

Во-первых, поведение полтавского отряда «Беркута», ранее открывшего стрельбу в воздух и землю в Феодосии (а ведь пули легко отскакивают от асфальта и рикошетом вполне могли убить кого-либо из жителей города). При выезде из Судака колонна автомашин с крымскими татарами (толпа, израсходовав энергию, пришла в себя, и люди уже разъезжались по домам), была в упор расстреляна омоновцами того же полтавского «Беркута». (Правда, утверждают, что в отряде, считающемся полтавским, были также бойцы из Симферополя и других городов Крыма и Украины). Стрельба велась также на участке дороги в районе села Дачное пулями 5.45 и 7.62 со смещенным центром тяжести (их применение запрещено). Очередями, по свидетельству татар, могли быть задеты и жители села. Это именно тогда с криком: «Я генерал Петухов! Прекратить огонь!» к омоновцам бросился заместитель ГУВД МВД Украины по Крыму и заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров. И именно этот эпизод вспоминал плачущий глава феодосийской милиции полковник Яременко, когда позднее, на ночном заседании крымского правительства заявлял о своем желании уйти из милиции.

Как рассказала народный депутат Верховного Совета Крыма Лиля Буджурова, омоновцами был захвачен и избит татарин Энвер Селяметов. Его избивали прикладом не поставленного на предохранитель автомата. При очередном ударе автомат сработал и ранил в голову омоновца. Крича: «Держись, Коля!», бойцы «Беркута» стали совать в скованные наручниками руки Селяметова автомат, чтобы оставить отпечатки пальцев и доказать, что именно он ранил их товарища. Когда впоследствии Селяметов, выброшенный из автобуса близ Феодосии, нашелся, то выступил по крымскому телевидению, рассказав об этом эпизоде.

После окончания всех событий было еще и нарушение обещания со стороны правоохранительных органов пропустить возвращающихся домой татар в Симферополь. Беспрепятственно была пропущена только первая, в шести машинах, группа татар. Затем на шоссе снова появились БТР и автоматчики. Оставшихся татар, чтобы не спровоцировать новый конфликт, представители Меджлиса и Верховного Совета Крыма были вынуждены увести в обход.

Как доказательство коррумпированности милиции крымские татары приводили факт проверки на дорогах, когда останавливались и досматривались машины крымских татар, а неконтролируемые «иномарки» спокойно проносились мимо постов. В иномарках, по сведениям не так уж плохо поставленной у татар разведки, сидели местные преступные авторитеты, направлявшиеся на свой сход в одно из крымских сел.

Крымские татары по-прежнему утверждают, что борются с мафией. И не намерены отступать. Кое-кто из них говорит, что действительно, чеченцы могут прийти на помощь.

Комментарий

Как заметил читатель, события, изложенные в двух версиях, нередко не совпадают. Точки над «i», надо надеяться, поставит профессиональное следствие. Хочу сообщить, что в ходе журналистского расследования стало известно достаточно много фактов, дающих право предполагать как коррумпированность современной власти, так и серьезную опасность, исходящую от существующих в Крыму, да и по всей Украине, преступных группировок. Достаточно сообщить, что гражданский мир в Крыму и стабильность Украины сегодня зависят от простого факта: договорятся ли между собой крымские татары и главы преступных группировок, чье имущество пострадало во время стихийных «разборок» толпы. Известно, что члены задетой группы «Белого» срочно эвакуировали из Крыма свои семьи. Сам «Белый» находится в Киеве. Известно, что исчезли из поля зрения и увезли свои семьи и некоторые сотрудники правоохранительных органов. Многие крымские татары — участники событий, сейчас отсиживаются в дальних селах у соплеменников. По некоторым сведениям, в горах тренируются бойцы, готовые сразиться со всей существующей мафией. Удастся ли удержаться и тем, и другим от вооруженных столкновений? Удастся ли малооплачиваемым и плохо экипированным сотрудникам милиции, ОБОП и ОМОНа противостоять разборкам? Тема журналистского расследования не исчерпана. Продолжение следует.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Герасим Герасим 14 серпня, 13:39 Большинство действующих лиц и сегодня неплохо себя чувствует, паразитируя на теле общества. Лично я, как бы к татарам не относился, считаю, что они вели себя достойно и показали трусливым "бандитам" и продажным милиционерам, что против них всегда найдётся сила и возмездие.Остальные тихо сопят и терпят. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно