СТЕНД-БАЙ. ПРИВИВКА ОТ ЧУМЫ

14 апреля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №15, 14 апреля-21 апреля

Когда благосклонный читатель начнет перелистывать этот номер газеты, вполне вероятно, что на счет...

Когда благосклонный читатель начнет перелистывать этот номер газеты, вполне вероятно, что на счет Национального банка Украины в Федеральном банке США поступят первые деньги кредита стенд-бай и вторые деньги кредита STF.

Деньги эти - Международного валютного фонда, кредиты - обычные для стран, находящихся под рухнувшим железным занавесом. STF стабилизационно-трансформационный фонд, вслед за ним дают стенд-бай - «поддерживающий» или «помогающий» кредит. Украина сейчас ожидает вторую порцию STF (около 375 миллионов долларов) и первую порцию полуторамиллиардного стенд-бая - миллионов приблизительно триста. Процентная ставка таких кредитов колеблется, но не превышает, как правило, 7 процентов годовых. Выдача кредитов производится порциями, для которых используется название «транш», что по-французски означает нечто вроде «ломоть».

Но не хлебом единым... Ведь главное, что Украина получила ей полагающееся. Хотя ситуация грозила перерасти в крайне неприличную: все уже получили, и некоторые по второму кругу заходят, а мы только обсуждаем условия получения первых «ломтей».

По сравнению с затраченными усилиями польза огромна

Путь Украины к стенд-баю был тернист. Страдания были, в основном, морального характера: требовалось достичь взаимопонимания. Но Украина твердо верила в свою счастливую звезду и честно отбеспокоилась за успешный исход дела.

Этапы этого небольшого пути изобиловали коллизиями.

Этап первый - 1992-93 годы. Необходимо было взаимопонимание по такому вопросу: зачем стране, твердо вставшей на путь радикальных экономических реформ (с этим все в порядке, нет проблем, взаимопонимание полное) и объявившей о своем безъядерном статусе, ядерное оружие?

Отметим, что международные финансовые ортодоксы гибкости и понимания специфики ситуации не проявили и с завидным упорством настаивали на вывозе ракет. В Украине же, и без того взбудораженной радикальным путем, отстаивали свое право иметь и по собственному усмотрению распоряжаться всенародно созданным. В пылу жарких дебатов внимания не обращали на нестройные голоса людей, знающих эти железяки не понаслышке: мол, если мы ракеты собираемся в ближайшее время запускать, то тогда конечно; но если постреливать вскорости не предвидится, то следует и без американцев поторопиться, поскольку хранение этих «игрушек» через несколько лет принесет небольшие, но ощутимые неприятности.

Однако, так как счастливый конец был запрограммирован с голливудской непреложностью, Украина благополучно подписала все необходимые документы и обязательства по отказу от ядерного оружия, знаменовав этим успешный СТАРТ.

Этап второй - конец 93-го - середина 94-го. Необходимо было взаимопонимание относительно того, зачем стране, в которой радикальным экономическим реформам нет альтернативы, свой собственный курс доллара, «фиксированный» на отметке желания определенных личностей.

Американские экономисты - толковые ребята, их вклад в победу в «холодной войне» нельзя недооценивать. Довольно комфортно они чувствуют себя и на бархате революций постсоциалистических стран. Однако в Украине им пришлось попотеть, поскольку люди, взбодренные допингом в виде доллара, купленного за 25 центов, представляют собой сильных противников.

И все-таки... В конце концов курс доллара в нашей стране стал определяться на биржевых торгах, значительно приблизив таким образом давно назревший «хэппи енд».

Этап третий - с осени 94-го. Взаимопонимание достигалось в битве за бюджет, а если уж быть совсем точным - в борьбе за показатель его дефицита.

В свое время украинские финансисты, принеся бюджет 1994 года на утверждение специалистам Международного валютного фонда, встретили полное непонимание: с таким дефицитом, господа, ни о какой рыночной экономике речь идти не может. Взаимопонимание было достигнуто мгновенно, и через неделю был нарисован новый бюджет, бездефицитный, который и был успешно принят, а поскольку в его бездефицитность не верил даже Международный валютный фонд, то автоматически снимались какие-либо обязательства по его выполнению.

При утверждении бюджета на 1995-й баталии разгорелись вокруг таких цифр: они требовали 3%, мы предлагали девять. Сошлись где-то на семи. Согласитесь, неплохой результат, хорошая работа.

Проценты эти означают часть валового внутреннего продукта. Есть подозрения, что порядок его определения в Украине вызвал бы некоторые сомнения у Самуэльсона, американского экономиста, лауреата Нобелевской премии. А может быть, подозрения и беспочвенны.

Прочь подозрения! Добро пожаловать, стенд-бай, мы тебя заждались. Ведь это не столько деньги, сколько аттестат зрелости, сертификат надежности, справка о полученной прививке.

Хвост от рыбы и удочка без снастей

Благотворная финансовая помощь мирового сообщества обогатила, между прочим, наш лексикон новыми словесными клише. Например, что, помогая голодающему, следует давать ему не рыбу, но удочку с инструкцией о пользовании, что, впрочем, выгодно отличается от маразматического привычного «Экономика должна быть экономной».

Но все-таки интересно знать, как много денег мы получаем. Как много значат ожидаемые полтора миллиарда?

Если исходить из того, что в Украине ожидают финансирования многие коммерчески привлекательные проекты - то деньги огромные. Например, Национальное космическое агентство никак не может достать несчастных 50 миллионов долларов для запуска спутника связи. А связь - это такая штука, что проложи кабель или подвесь спутник, а дальше деньги идут сами.

Если исходить из того, что кредиты Международного валютного фонда будут направлены на стабилизацию родной денежной единицы, то деньги эти не нужны, ну разве что Национальному банку совсем откажет великолепно проявленное им искусство ловить рыбку. Ведь полученная первая порция STF осталась практически нетронутой, а инфляция укрощена, загнана разгуливать в отведенные ей вольерные рамки.

Если исходить из того, что кредиты направим на расплату с внешними долгами, то деньги эти не стоят ничего, так как исчезнут в мгновение ока. Мы ведь после реструктуризации долга только за газ должны России полтора миллиарда, да еще подходит срок рассчитываться с немцами за открытую ими кредитную линию под откровенно выгодные для кредитора проценты - 11-12 годовых. Из линии этой вычерпали около миллиарда марок. Список кредиторов внушителен. Не собирается ли, кстати, Кабинет министров устраивать для них тендер на право первого получения по долгам?

Опыт соседей ясности не вносит. Куда Россия дела свои деньги, полученные от Международного валютного фонда, не совсем ясно. Кто говорит, на стабилизацию рубля направила, кто утверждает, что на Чечню. Так или иначе, но при любом варианте не похоже, чтобы мудро распорядились.

Нас уверяют, что кредиты Международного валютного фонда Украине должны послужить для потенциальных иностранных инвесторов сигналом о том, что Украина теперь готова принять их деньги и толково их направить в дело. То есть, своеобразной справкой о прошедшем курсе лечения зачумленного или о сделанных прививках против чумы. Что ж, против такого исхода возражать не станем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно