Сокращение энергоемкости – приоритет для ГМК

30 мая, 2008, 14:47 Распечатать Выпуск №20, 30 мая-6 июня

Сегодня наша страна занимает первое место в мире среди промышленно развитых государств по затратам энергии на единицу производимого валового продукта...

Известно, что экономика Украины имеет низкий уровень самообеспечения энергетическими ресурсами при реальной перспективе резкого повышения цен на энергоносители. Сегодня наша страна занимает первое место в мире среди промышленно развитых государств по затратам энергии на единицу производимого валового продукта. Очевидно, что такого, как у нас, расточительного расходования энергетических и материальных ресурсов не выдержит экономика ни одной страны.

Фундаментальным элементом экономики Украины является металлургия, доля которой в национальном валовом продукте составляет почти 30%. Однако при этом горно-металлургический комплекс (ГМК) является и наибольшим потребителем энергетических ресурсов. Именно поэтому проблемы и направления развития металлургии, с чем неразрывно связано будущее машиностроения, энергетики, строительной индустрии и других отраслей промышленности, волнуют украинское общество и являются предметом острой полемики на страницах «Зеркала недели» (см. статьи «Морфология и генезис горно-металлургического комплекса Украины», №11 от 24 марта 2007 г.; «Атомная энергетики и черная металлургия», №28 от 4 августа 2007 г.; «Кого обогащают горно-металлургические комбинаты Украины?», №46 от 1 декабря 2007 г.; «Белоцерковский сталепрокатный завод должен стать гордостью современной украинской металлургии», №12 от 29 марта 2008 г. и другие). Причем приводимые в публикациях взгляды на пути развития металлургии Украины не всегда совпадают. Порой высказываемые на этот счет мнения далеки от профессионального подхода и представляют собой типичные образцы технического невежества и конъюнктурного политиканства. Так как же должна развиваться металлургия Украины в условиях дефицита и непрерывного повышения стоимости энергоносителей?

Приоритет политики в промышленности Украины в целом и ее горно-металлургического комплекса в частности сегодня должен состоять в существенном уменьшении энергоемкости производства. Реализация энергосберегающего направления развития металлургии сегодня рассматривается как актуальнейший путь решения проблемы энергозависимости нашего государства. Для сохранения нынешней значимости ГМК в экономике страны нет альтернативы энергосберегающей модели его развития.

Украина — энергодефицитное государство. Собственными ресурсами оно обеспечивает свои энергопотребности всего на 53%. Энергоемкость валового внутреннего продукта Украины в три-пять раз выше, чем развитых государств Западной Европы. Потенциал энергосбережения составляет 45% нынешнего объема потребления энергоресурсов. Наибольшими потребителями топливно-энергетических ресурсов в ГМК являются металлургические (около 75%) и коксохимические (порядка 18%) предприятия. На выплавку чугуна в доменных печах используется треть из потребляемых металлургией объемов природного газа, в среднем 100 кубометров на тонну чугуна, а в целом по отрасли — более 3 млрд. кубометров. В мартеновских печах на выплавку тонны стали расходуется около 95 кубометров природного газа, в конвертерах — до восьми кубометров. В электросталеплавильных агрегатах природный газ практически не используется.

Даже эта информация убедительно показывает, на что должны быть направлены первоочередные усилия по снижению энергозатратности производства стали. Конечно же, проблему энергосбережения в металлургии Украины необходимо решать на каждом переделе металлургического цикла, в каждом производстве, на каждом агрегате. Но поскольку нельзя объять необъятное, а денег никогда не бывает много, в рассматриваемой проблеме необходимо, прежде всего, определить приоритеты. Оста­новимся на этом вопросе более детально.

Попытка энергосбережения

Меры по тепло- и энергосбережению в металлургии можно разделить на глобальные, требующие многомиллионных инвестиций и достаточно продолжительного времени для внедрения, и на сравнительно недорогие, доступные для массового применении, быстро реализуемые и быстро окупаемые. Сначала рассмотрим простые, но в то же время весьма эффективные решения.

На одной из последних научно-практических конференций по внедрению энергоэффективных технологий приводился пример, когда после объединения «новая» Германия за несколько лет реализовала программу санации старых зданий бывшей ГДР, которые были построены по советским проектам. При этом для уменьшения потерь тепла через стены помещений применялись современные теплоизолирующие материалы, в частности пенопласт. По теплозащитным свойствам слой пенопласта толщиной 100 мм эквивалентен кладке в несколько кирпичей. Сегодня такую технологию утепления зданий используют и в жилищном строительстве Украины.

Пенопласт, естественно, не может быть использован на высокотемпературных тепловых объектах металлургии, энергетики, химической промышленности. Но его роль при температурах до 1600°С успешно выполняют изделия из огнеупорного волокна. При этом в черной металлургии тонна огнеупорных волокнистых материалов заменяет от 10 до 23 тонн огнеупорного кирпича при одинаковом теплоизолирующем эффекте.

В случае футеровки «мягкими» огнеупорами из волокнистых материалов вместо кирпичей потери тепла уменьшаются порой в десятки раз. В Украине тоже начали производить современные высокотемпературные теплоизолирующие материалы из огнеупорного волокна, например, на ООО «Синтез» в г.Си­нельниково Днепропетровской области. Показательно, что теплоизоляция названным материалом 120-метровой печи на этом заводе снизила расход природного газа на ее обогрев на 45%. Чем не пример для подражания?

На предприятиях различных отраслей промышленности Украины насчитываются тысячи аналогичных печей и другого высокотемпературного технологического оборудования. В результате утепления их волокнистыми огнеупорами экономия газа в масштабах страны составит величины стратегического значения, соизмеримые с эффектом от глобальных перестроек в металлургии. Однако рассматриваемой теме на предприятиях ГМК пока уделяется недостаточно внимания. А жаль. Существенной проблемой металлургии Украины является слабое использование достижений научно-технического прогресса.

Энергосбережение в металлургии

Теперь обратимся к кардинальным проектам тепло- и энергосбережения при производстве чугуна и стали в Украине в сопоставлении, например, с Россией, не говоря уж о низкой энергоемкости металлургии Германии, Италии, Японии, США и других технически развитых стран.

Предприятия ГМК Украины планируют в ближайшие годы модернизировать 11 доменных печей с целью сокращения расхода кокса на 20—30% и газа — в два-три раза или вообще исключения его использования в основном за счет внедрения технологии вдувания в печь угольной пыли. Ведь на заре развития металлургии природный газ в доменных печах не использовался. Пылеугольного топлива можно вдувать в доменные печи в объемах до 200 кг на тонну чугуна. Реализация такого решения позволила бы заменить этим топливом те самые 3,0 млрд. кубометров природного газа в год.

Вроде бы все понятно. Тем более что на Донецком металлургическом заводе установка по вдуванию пылеугольного топлива успешно эксплуатируется почти 20 лет. Пятнадцать лет назад оборудование для пылевдувания было закуплено за рубежом и поставлено на «Криворожсталь». Однако после ухода В.Севернюка с должности директора этого комбината внедрение рассматриваемой энергосберегающей технологии прекратили, несмотря на то, что месячной прибыли, получаемой от продажи металла в последние пять-десять лет, хватило бы на оснащение доменной печи подобной установкой.

Металлургам не хватает кокса!

Энергосбережение при производстве чугуна напрямую зависит от количества потребляемого кокса. С каждым годом ситуация с обеспечением этим сырьем металлургических комбинатов обостряется. Из-за недостатка углей в Украине объемы производства кокса за первые месяцы 2008 года снизились более чем на 15% и это при избыточных мощностях коксохимических заводов. И хотя кокса металлургам не хватает, но расходуется он по максимуму. К примеру, на металлургических предприятиях Европы на производство тонны чугуна тратится на 150—200 кг кокса меньше, чем в Украине.

Одна из причин такой расточительности состоит в том, что на протяжении всех лет независимости из госбюджета выделялись дотации угольной промышленности. За счет этих дотаций опосредованно занижались цена угля и затем цена кокса, которая была такой, что не требовала жестких мер по его экономии. Да и природный газ был почти дармовым. Металлурги, подобно «попрыгунье-стрекозе», мероприятия по сокращению расхода кокса и природного газа откладывали на потом, а теперь «зима катит в глаза». Воистину, пока гром не грянет, мужик не перекрестится.

Для спокойной жизни металлургам Украины требуется 3,5—5,0 млн. тонн углей. В прошлые годы около 10 млн. тонн коксующихся углей завозилось из Кузнец­кого и Печорского угольных бассейнов России. Сегодня выросла цена на российское сырье, увеличилась стоимость его транспортировки, да и в самой России возникла напряженность с обеспечением углем собственных коксохимических предприятий.

Необходимо также отметить, что проводимый Украиной курс на сохранение в рабочем состоянии всех коксовых батарей требует, мягко говоря, переосмысления. Ведь большая часть коксохимического оборудования предельно изношена, а из-за этого ухудшается качество кокса, увеличиваются вредные выбросы в окружающую среду. По данным УНПА «Укркокс», на таком оборудовании эксплуатационные затраты на тонну кокса возрастают в полтора-два раза, расход энергоресурсов увеличивается в 1,4—1,7 раза.

В сложившейся ситуации импорт кокса в Украину, на что вынуждены идти отдельные металлургические комбинаты, разорителен. Ведь замена импорта в Украину 2 млн. тонн кокса на импорт 3 млн. тонн угольного концентрата позволила бы дополнительно загрузить украинские коксохимические заводы и произвести примерно 1 млрд. кубометров коксового газа, что эквивалентно 0,5 млрд. кубометров природного газа. Однако порой металлургам просто некуда деваться — купить уголь негде.

А теперь о главном — о путях энергосбережения в сталеплавильном производстве. О том, «как строить мост — вдоль или поперек».

Украина является единственной страной в мире, в которой сегодня в мартеновских печах выплавляется примерно 45% стали (в конвертерах — 51%, в электропечах — около 4%) и которая не реализует стратегию замены мартеновского производства более эффективными способами плавки. Непрерывным способом разливается всего 35% выплавленной стали. У нас, как и в послевоенные годы, по-прежнему «горят мартеновские печи», которые съедают примерно 7 млн. тонн металлолома. Слагать и петь патриотические песни об этом можно и сегодня, а вот гордиться нечем. Особенно, если вспомнить о почти 2 млрд. кубометров природного газа, потребляемого мартенами. Учитывая нынешнюю и ожидаемую в недалеком будущем цену на газ, впору прослезиться.

В мире модно мини

Где же выход? Как поступают в этой ситуации другие государства?

Хотя в России стали в целом производится в два раза больше, чем в Украине, но в мартеновских печах выплавляется примерно в 1,5 раза меньше, а в электрических дуговых сталеплавильных печах (ДСП) — в 4 раза больше, чем в Украине. Т.е. доля электростали составляет примерно 23—25% от общего производства. Впрочем, объемы ее постоянно наращиваются и к 2015-му должны достичь 25 млн. тонн в год (32—35%). Концепцию преимущественного развития электросталеплавильного производства исповедуют не только крупнейшие меткомбинаты России (Магнитогорский, Череповецкий, Новокузнецкий и др.), но также средние и небольшие действующие заводы.

Главное же в стратегии развития металлургии России заключается в опережающих темпах строительства новых металлургических мини-заводов, переплавляющих металлолом в ДСП. Компактные мини-заводы возводятся в «неметаллургических» регионах, вблизи крупных потребителей готовой продукции, в частности арматуры для строительства, и центров заготовки стального лома, что гарантирует обеспечение этим сырьем электросталеплавильного производства.

Так, вблизи Москвы введены в эксплуатацию, строятся и проектируются три мини-завода, оборудованных ДСП. Несколько лет назад введены в эксплуатацию электрометаллургические мини-заводы — Сулинский в Ростовской области, Новороссийский в Краснодарском крае, Фроловский в Волгоградской области. Кроме того, строятся электросталепрокатные модули производительностью 1,6 млн. тонн стали в Калужской области, в г.Шахты Ростовской области. Запланировано сооружение подобных предприятий в Алапаевске, в Новосибирской области и других регионах, всего более
10 новых заводов. Весьма эффективно работают Молдавский и Белорусский электросталеплавильные мини-заводы, расположенные на расстоянии около
100 км от столиц Молдовы и Бе­ларуси. Электростале­прокатные мини-заводы работают вблизи Лондона, Парижа, Мехико и других столиц. Заметим, что Молдавский и аналогичные заводы в Турции, Египте ориентированы на металлолом из Украины. А всего в мире сегодня работает более 1000 таких мини-предприятий. Построены они в основном рядом с крупнейшими мегаполисами мира.

В Украине мода на мини-квалификацию?

А как же обстоят дела со строительством электросталепрокатных мини-заводов в Украине, учитывая наличие собст­венной сырьевой базы (Украина заготавливает порядка 7,7—8 млн. тонн и экспортирует 0,7—1 млн. тонн металлолома) и самообеспеченность сравнительно недорогой электроэнергией?

Более 20 лет металлурги Украины мечтают о строительстве современного энергоэкономного сталепрокатного мини-завода. Чем мы, в конце концов, хуже россиян или турок? Были разные разработки, проекты, но не было главного — денег. Не было инвестора, готового вложить более полумиллиарда долларов в такой проект. Наконец-то мечты и планы воплотились в реальность. Строительство нового сталепрокатного модуля «с нуля» началось в районе Белой Церкви. Достоинства этого объекта подробно рассмотрены на страницах «Зеркала недели» (№12 от 29 марта 2008 г.), так что нет необходимости повторяться. А о его актуальности и эффективности свидетельствует приведенный выше анализ мировых тенденций развития металлургии. Поэтому автора этих строк, на протяжении более сорока лет профессионально специализирующегося на проблемах ГМК и не приемлющего здесь каких-либо политических инсинуаций, скажем без преувеличения, шокировало открытое письмо премьер-министру Украины Ю.Тимошенко «Не дамо перетворити Білу Церкву на звалище» (см. «Зеркало недели», №11 от 22 марта 2008 г.).

Выглядит анекдотично, но, судя по содержанию этого письма, посвященного строительству сталепрокатного мини-модуля в районе Белой Церкви, в проблемах металлургии — одной из самых высокотехнологичных отраслей промышленности сегодня, как в футболе, «глубоко разбираются» все. Все граждане Украины, независимо от возраста, пола, уровня образования или необразованности. Смешно, не правда ли? Однако одним смехом тут не обойтись. Драма, а может быть, и трагедия состоит в том, что активные дилетанты неумышленно (но, не исключено, что и преднамеренно, преследуя, возможно, свои корыстные цели) блокируют, тормозят реализацию эффективного инвестиционного проекта стоимостью несколько сотен миллионов долларов. На фоне титанических и чаще всего безуспешных усилий по привлечению серьезных инвестиций в Украину, стремления вывести экономику государства на качественно новый уровень предпринимается попытка похоронить уникальный технико-экономический проект. Невежество и дрязги вокруг завода, которые раньше процветали на местечковом уровне, сейчас выносятся на общегосударственное обсуждение.

Автор этих строк, как металлург и промышленник с многолетним стажем, досконально знаком с этим и подобными проектами, многократно реализованными в мировой практике. Более 15 лет назад мне довелось увидеть технологию и оборудование таких мини-заводов в Ньюкоре (США) и «Арведи» вблизи Милана (Италия). Поделюсь с читателями своими впечатлениями. Эти предприятия соседствуют с жилыми массивами. Их корпуса снаружи похожи на здания больших медицинских центров, больниц. Отличие лишь в том, что с одной стороны в ворота вместо автомобилей скорой помощи заезжают вагоны с металлоломом. С противоположной те же вагоны выезжают уже с готовой продукцией — прокатом. Рабочие внутри завода ходят в белых халатах. Да и назвать их рабочими в нашем понимании нельзя. Правильнее говорить о техническом персонале, управляющем производственным процессом. Весь технологический процесс и оборудование компьютеризированы и автоматизированы. Разумеется, что о каком-либо ощутимом загрязнении атмосферы, окружающей среды речь не идет.

Сталепрокатный завод в Белой Церкви еще более современный, поскольку технологии за 20 лет были значительно усовершенствованы. Отдельные технологические решения действительно уникальны, вызывают у специалистов без преувеличения восторг и восхищение. О загрязнении окружающей среды здесь говорить вообще не приходится — проект это исключает.

Белая Церковь, пожалуй, идеальное место для расположения сталепрокатного мини-завода в Украине. Киевский «Втор­мет», владельцы которого являются инвесторами проекта, собирает в год 1,5 млн. тонн металлолома. Разве плохо для экономики Украины, когда вместо экспорта металлолома и развития зарубежных мини-заводов это сырье будет перерабатываться на украинском предприятии и промышленность получит 1,8 млн. тонн арматуры и другого проката? Наращиваемые объемы строительства в Киеве требуют огромного количества такой продукции. Уменьшение затрат на ее доставку в Киев снизит стоимость возводимого жилья. Исходя из стратегических соображений, целесообразно еще несколько новых металлургических мини-заводов построить также в западном регионе недалеко от Львова, вблизи Ривненской и Хмельницкой атомных электростанций, в районе городов Одесса и Николаев, в Крыму. Возможно, недалеко от Бурштынской ГРЭС. Рано или поздно это случится. Таковы тенденции.

Особо подчеркну, что Национальная программа развития горно-металлургического комплекса Украины, в которой предусмотрено строительство Белоцерковского сталепрокатного мини-завода, одобрена Верховной Радой Украины. Или это для псевдоэкологов ничего не значит?

Названное письмо к премьер-министру с просьбой воспрепятствовать строительству в Украине передового сталепрокатного завода подписали 584 белоцерковских «эколога» и «экономиста»! Проект, разработанный 27 научно-исследовательскими институтами Украины и самыми авторитетными зарубежными корпорациями («Сименс» и др.), отвергается, извините за прямолинейность, дилетантами. С профессиональным мастерством политических фокусников, судя по содержанию письма, они, используя казуистику, обманывают общество и дискредитируют инновационный проект, присваивая себе право «законное» называть «незаконным». Мне просто стыдно читать, как порочат будущее украинской металлургии. Господа критиканы, посмотрите на вещи реально, ведь ваши аргументы несостоятельны! Проект строительства Белоцерковского сталепрокатного завода не просто экологически безопасный — он образцовый, соответствующий высшим мировым стандартам. Отношение к экологии у авторов письма премьеру очень странное и наводит на мысль, что в Белой Церкви проблема далеко не в экологии. Разговоры об экологии — это для непосвященных.

Гражданам Украины следует, в конце концов, понять, что государственным приоритетом в области металлургии является энергосбережение, а значит, развитие сталеплавильных и сталепрокатных мини-заводов. Не исключено, что, возможно, где-то придется пойти на самоограничение ради достижения этой цели.

В последнее время в Украине получил развитие новый способ зарабатывания денег. Ноу-хау состоит в следующем. Предприимчивые дети лейтенанта Шмид­та, персонажи известного романа Ильфа и Петрова, добывают информацию о планируемом строительстве какого-либо гражданского или промышленного объекта. Далее образуют «инициативную группу», которая начинает терроризировать инвестора планируемым негативным результатом «общественного слушания» проекта населением близлежащих домов в случае, если инвестор не рассмотрит и не удовлетворит финансовые претензии этой самой «инициативной группы». А если говорить по-простому, то занимается тривиальным рэкетом по отношению к инвестору, завуалированный чаще всего под защиту окружающей среды и проживающих в ней граждан независимой Украины. Вымогают обычно деньги, причем немалые. А если не получают жесткого отпора, то наглеют до беспредела, требуя долю в проекте.

Подобная участь, похоже, постигла и самый яркий и реальный масштабный энергосберегающий инвестиционный проект в промышленности Украины — строительство первого суперсовременного сталепрокатного мини-завода в районе Белой Церкви. Готова ли сегодня власть в Украине перейти от пустых разговоров о борьбе с коррупцией, рейдерством, рэкетом к реальным мерам по борьбе с этим злом, покажет дальнейшая судьба Белоцерковского завода. Будем надеяться на европейский выбор Украины на деле, а не на словах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно