С РЕФОРМАМИ ГУСТО, С РЕСУРСАМИ ПУСТО…

25 февраля, 2000, 00:00 Распечатать

Реформирующиеся сельхозпредприятия юга Украины первыми испытают на себе влияние «революции» в АПК...

Реформирующиеся сельхозпредприятия юга Украины первыми испытают на себе влияние «революции» в АПК. Ведь сроки сева не отсрочишь до того момента, когда реструктуризация, передел земли в масштабах того или иного села закончатся. В том-то и дело, что все — и реформирование, и подготовку к весне, и сам сев — необходимо будет проводить в сложных условиях. Очень уж много чего совпало во времени нынешней весной...

Зная, что перед выходом в поле селянам нужна максимальная ясность относительно как будущих земельных отношений, так и непосредственно весенних работ, власти области поспешили организовать во всех КСП, подлежащих реформированию, общие собрания (все они прошли в первой половине января), чтобы совместно определиться в реализации положений аграрного президентского указа. Работники всех 354 КСП определились. 190 из них создают сельскохозяйственные производственные коллективы, 30 — общества с ограниченной ответственностью, 29 — акционерные общества, 11 — частно-арендные предприятия и 7 — фермерские хозяйства с арендными отношениями.

Тогда же выяснилось, что 2190 собственников сертификатов (где-то 2% от общего количества) желают выйти из коллективов и самостоятельно распоряжаться своими земельными и имущественными паями.

Но революция потому и революция, что эти предварительные результаты оказались далеко не окончательными. Январские собрания, дав селянам первичную информацию, побудили многих из них к дальнейшему реформированию. Как видим из вышеприведенных цифр, большинство КСП превратились в сельхозкооперативы. Многие селяне убеждены, что местные власти с большой благожелательностью отнеслись именно к этой форме хозяйствования, которая, нелишне заметить, ближе других к КСП, да и к их прародителям-колхозам тоже. Во всяком случае, в уставах сельхозкооперативов есть положения о так называемых «неделимых фондах», что затруднит впоследствии переход селян со своим паем и имуществом в другую форму хозяйствования.

Так вот, именно сельхозкооперативы уже после первичных наметок реструктуризации начали особенно быстро дробиться. Большую, чем вначале, активность проявили фермеры. Уже не единицы, а десятки сельских хозяев стали брать в аренду паи вышедших из коллективных хозяйств, создавать довольно мощные объединения. Скажем, Анатолий Бондарь из Березнеговатского района на базе своего фермерского хозяйства и паев селян бывшего отделения КСП создал предприятие с наделом земли около 1000 гектаров. Фермерское хозяйство Галины Васильевой из Новобугского района тоже получило в свое распоряжение столько паев, что по размерам может теперь успешно соперничать со средними коллективными предприятиями.

Ситуация на селе — и это признак действительно возросшей активности «низов» — изменяется с каждым днем. Если бы фермеры имели больше техники и ресурсов, то процесс этот шел бы еще быстрее. Впрочем, есть еще один тормоз. Дело в том, что селяне стремятся пристроить к фермерским хозяйствам или к другим эффективным собственникам в основном с осени не вспаханную землю или же такую, которая по нескольку лет не обрабатывалась. Для приведения ее в нормальный вид необходимы средства. Или — хотя бы освобождение на год от выплаты дивидендов. Впрочем, переговоры на этот счет, насколько нам известно, ведутся между фермерами и хозяевами чуть ли не в каждом селе.

Злые языки, особенно из фермерской среды, объясняют спешку местных властей с проведением общих собраний и выбором формы хозяйствования как попытку затормозить реформы. Мы бы с такими выводами не спешили. В данном случае местную власть понять можно. При всем уважении к реформам весенне-полевые работы, которые вот-вот начнутся, предъявляют свои требования. И первое из них — это определенность. Хаотическое дробление хозяйств, впрочем, как и объединение подразделений, порождает много неразберихи и неравномерностей в обеспечении техникой, ГСМ. Допустим, к трудностям с ГСМ на селе уже привыкли. Да и правительство принимает соответствующие меры: на проведение весенне-полевых работ сельхозпредприятиям Николаевщины выделен кредит 20 млн. грн. Ясное дело, что выделенные средства в основном пойдут на приобретение горючего, которого в области дефицит, — его припасено в хозяйствах две тысячи тонн при потребности на проведение весенне-полевых работ 32 тыс. тонн.

Именно весной определяется стратегия и тактика АПК на весь год. Ошибки и просчеты, резкие «шараханья» в выборе сельхозкультур в это время особенно опасны. В условиях реформирования, изменения границ хозяйств, исчезновения одних и появления многих других крайне необходимо соблюсти такую структуру посевных площадей, которая учитывала бы и нынешние возможности, и доходность отраслей.

Однако хоть в какой-то степени влиять на эти составляющие будущей отдачи земли очень сложно. Административная управляемость реформируемых хозяйств резко снижается, а других способов воздействия наши чиновники еще не освоили.

В преддверии выхода в поле на Николаевщине кинут клич: довести в структуре пашни удельный вес зерновых культур до 60 процентов. Экономическая основа для таких намерений тут вполне определенна. Дело в том, что только зерно и подсолнечник являются рентабельными и приносят селянам хоть какие-то средства. Но относительно последнего уже вынесены некоторые горькие уроки. Резкое — до 220 тыс. га — увеличение площадей под подсолнечником привело к истощению земли, снижению урожайности, вследствие чего понесли убытки многие хозяйства. Так что наметки областных специалистов — сеять в нынешнем году не более 170 тыс. га подсолнечника — убеждают, что перехлестов больше не будет. А для повышения отдачи сельскохозяйственного труда остается один выход — выращивать больше зерна. Тем более что, по прогнозам, цены на него ожидаются вполне приличные.

Но вырастить большой вал зерна будет особенно сложно. Дело в том, что из около 450 тыс. га озими, посеянной на зерно, только 300 тыс. сохранилось и сейчас находится в хорошем и удовлетворительном состоянии. 65 тыс. га посевов — слабые и изреженные, а 90 тыс. придется весной пересевать. Это значит, что весенний период будет особенно напряженный, ведь сеять придется около 800 тыс. га зерновых и зернобобовых культур. К тому же, далеко не все площади вспаханы, как и следовало, с осени. Весной предстоит вспахать более 400 тыс. га — огромная нагрузка на ослабленный машинно-тракторный парк!

Впрочем, 60 процентов зерновых в структуре пашни по плечу немногим хозяйствам — даже 50-процентного результата достичь будет непросто. Когда специалисты сельхозуправления попросили районы дать сведения о предполагаемых посевных площадях, то доля зерновых в них не то что не достигала 60 процентов, но и была меньше 50. Более того, три района — Новобугский, Березенговатский, Еланецкий — намеревались сеять меньше 40 процентов зерновых. И только под нажимом из области подкорректировали эти цифры до 47—48 процентов.

Надо сказать, мы заинтересовались этой борьбой вокруг цифр. И вот по какой причине. Оказалось, что в той же структуре посевных площадей по области изменился подход не только к зерну, но и к кормовым культурам. Если десяток лет тому назад они занимали в общей структуре до 32 процентов, то на 2000 год предполагается лишь 16 процентов (а в разрезе районов — от 13 до 20 процентов), — двойное уменьшение! Заметим, что это — предмет для отдельного разговора, потому что катастрофическая ситуация в животноводстве объясняется не только спадом поголовья, но и опережающим его сокращением кормовой базы. Но речь в данном случае не об этом.

Факт налицо — половина площадей, которые раньше занимались кормовыми культурами, освободилась. Это сотни тысяч гектаров. Что же на них произрастает, если кормовой клин по области скукожился в два раза, площади зерновых культур не увеличиваются, а с рванувшимся было в рост подсолнечником изрядно притормозили? Вопрос интересный. Ответ на него проливает свет на то, где находится нынче АПК.

Вернемся к тем трем районам с особо «говорящими» показателями. Так вот, их специалисты уже после увещеваний в необходимости больше сеять зерновых определили, что в среднем в их хозяйствах 21—22 процента пашни остается под пары. Вот и весь «секрет», куда девается освободившаяся земля. Только пары — это явный эвфемизм. Сейчас так именуется, чтобы не шокировать вышестоящее начальство, попросту брошенная, необработанная земля, которая вовсе не паровая, ибо не набирается плодородной силы, а теряет ее под сорняками.

Есть угроза того, что к уже имеющимся «парам» этой весной могут добавиться новые площади. К уже старым, привычным болячкам АПК — дефициту горючего и др. — добавилась еще одна, можно сказать, неожиданная трудность — проблема с посевным материалом. Один из авторов, побывав в кабинете крупного сельскохозяйственного начальника, слышал, сколько звонков раздается из хозяйств с одинаковой просьбой: «Давайте семена». Увы, начальник мог ответить только одно: «Ищите по межхозяйственному обмену, в госресурсах практически ничего нет». А было там, во время этого разговора, действительно почти ничего — 80 тонн на область. Ими можно засеять всего несколько сот гектаров… Оказалось, что есть хозяйства, скажем, сельхозпредприятие «Украина» Жовтневого, «Искра» Веселиновского, «Ясная поляна» и «Чумаки» Николаевского района, которые вообще не имеют семян ярых культур. И в такой ситуации оказались не только они.

Статистика, утверждавшая, что в области засыпано 455,3 тыс. центнеров семян ярых зерновых, или 108 процентов потребности, довольно оптимистична. Засыпано-то засыпано, но семена в условиях реструктуризации хозяйств распределяются неравномерно. И дело, конечно, не только в количественных показателях. С качеством семян и с их потребностью по видам культур положение гораздо хуже. Уже февральские проверки показали, что во многих хозяйствах особый дефицит на семена гречки и зернобобовых. В целом по области их засыпано лишь соответственно 55 и 37 процентов от потребности. Таким образом, если ячмень, овес еще можно найти по межхозяйственному обмену, то необходимого количества семян гречки и бобовых просто нет.

Можно быть спокойными за селян мощных сельхозпредприятий, которые и после реструктуризации остались едиными: семенной фонд, который был заготовлен, остался при них. Можно быть спокойными и за фермеров, которые взяли в аренду паи вчерашних колхозников. Привыкшие опираться на собственные силы, они берут в аренду столько земли, сколько могут «потянуть». Но есть сельхозпредприятия, и их немало, которые в ходе реструктуризации раздробляются на две-три, а то и больше составляющих.

Скажем, вчерашнее КСП имени Ленина Доманевского района, которое, по предварительным наметкам, должно было остаться единым, внезапно стало раскалываться на три юридических лица. Большинство паевиков объединились в сельхозкооператив, бывший председатель правления КСП организовал частно-арендное предприятие, а жители одного из бригадных сел, посчитавшие себя обиженными вследствие невыделения средств из центра, решили отделиться и создать закрытое акционерное общество. И все это происходит накануне выхода в поле! Камнем преткновения, среди прочих материальных ценностей, стали и семена яровых культур. Их оказалось «где пусто, а где густо». Во всяком случае, в некоторых подразделениях сеять нечем.

Настораживает то, что проблема семян среди прочих, весенних, находится в тени. Между тем в условиях неопределенности, резкого роста цен на хлеб, активизации коммерческих структур, которые продолжают «выбивать» зерновые долги, положение может усугубиться и сделать вопрос, который никогда в общем-то не был проблемным, основной угрозой весеннему севу. Очень уж много фактов нынче «работает» на то, чтобы семена попали не в почву, а «налево». А это уже угроза не только селянам, но и всем нам…

Надежда и Елианд ГОЦУЕНКО (Николаев)
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно