Прозрачность, доверие, репутация. Достаточно ли усилий прилагают отечественные банкиры для формирования этих первооснов своего бизнеса?

14 декабря, 2007, 17:07 Распечатать Выпуск №48, 14 декабря-21 декабря

Три года назад украинские банки пережили самый сложный период в своей жизни — как минимум, в нынешнем тысячелетии...

Три года назад украинские банки пережили самый сложный период в своей жизни — как минимум, в нынешнем тысячелетии. Мало кому известно, на каком волоске от коллапса находилась тогда отечественная финансовая система. Целый ряд крупнейших банков, не говоря уж о более мелких, взывали о помощи к НБУ. На пике кризиса консолидированный остаток на счету одного из крупнейших системных банков оказался меньше, чем размер стандартного дневного платежа любого из крупнейших предприятий страны. Директора его областных филиалов паковали чемоданы, готовясь скрываться от толп разъяренных вкладчиков и других клиентов. Некоторые уже «прятались» на больничном...

Ситуацию спасли вовремя предоставленные стабилизационные кредиты НБУ, позволившие насытить ликвидностью банковскую систему, которая находилась в предынсультном состоянии. Да еще немного фарта: толпы паникующих вкладчиков все-таки не достигли критической массы. Запрет на выдачу депозитов, из-за своей фактической незаконности, и вовсе был мерой во многом авантюрной. Так что при совсем немножко других раскладах все могло закончиться куда печальнее…

Тени из прошлого

Вспоминая все это (а делаем мы это не случайно), в очередной раз убеждаешься, какой тонкой может быть грань, отделяющая вчерашний и завтрашний «порядок» от хаоса. Те события стали важной вехой в истории развития отечественной банковской системы. Из передряги она выбралась успешно, сумев закалиться, окрепнуть и даже критически пересмотреть многие ценности и критерии управления операционными рисками. В плюс сработало и многократное, благодаря проявленному иммунитету к политическим неурядицам, повышение доверия вкладчиков.

За последние три года активы украинских банков выросли более чем в четыре раза (до 554 млрд. грн., или около 110 млрд. долл. на 1 декабря 2007 года). Отечественные банковские активы растут в среднем на 60% в год, значительно опережая номинальные темпы роста экономики. В итоге, доля банковских активов в ВВП за последние три года удвоилась и составляет теперь порядка 80%.

Отечественная банковская система уверенно вошла в пятерку крупнейших в Центральной и Восточной Европе (ЦВЕ). Не так давно она опередила по активам румынскую (около 95 млрд. долл.) и сейчас занимает в ЦВЕ четвертое место (без учета РФ), уступая только консолидированным банковским активам Польши, Чешской Республики и Венгрии.

Но ключевые перемены в секторе касались, естественно, не только его масштабов и валовых показателей. С начала 2005 года поменялись основные драйверы роста отечественной банковской системы. Быстрое увеличение номинальных доходов населения укрепило уверенность в завтрашнем дне. В итоге перемена настроений соотечественников (не только возобновление доверия к финансовым институтам, но и быстрое распространение «привычки жить в кредит») вынудила банкиров сделать главным приоритетом своей деятельности розничное кредитование.

На 1 декабря с.г. банки выдали соотечественникам кредитов на 145,4 млрд. грн. Тогда как на 1 января 2005-го этот показатель составлял 14,6 млрд. Т.е. меньше чем за три года он вырос почти в 10(!) раз.

Примечательно, что вклады физлиц в банках за тот же период росли значительно медленнее: они увеличились в 3,7 раза (на 1 декабря 2007 года показатель составлял 154 млрд. грн. — 31,3% от общей суммы банковских обязательств в 490 млрд. грн.).

Очевидно, что нынешняя сберегательная активность украинцев оставляет желать лучшего. Вместо откладывания денег, они явно отдают сейчас предпочтение займам на приобретение тех или иных товаров. Впрочем, такая манера поведения вполне резонна при растущих темпах инфляции и снижающихся депозитных ставках, ее зачастую не компенсирующих.

Отечественные банкиры предпочли не сражаться за деньги соотечественников, повышая им цену, а принялись искать деньги за границей, где до самого последнего времени они стоили значительно дешевле. С 1 января 2005-го по 1 июля 2007-го (как раз перед кризисом на ипотечном рынке США) банки нарастили свои внешние заимствования почти в восемь раз — с 2,66 до 21,20 млрд. долл.

Не самые приятные эмоции довелось пережить и представителям крупнейших мировых банков во время августовских событий, рецидив которых с той или иной степенью обострения мы наблюдали в последние месяцы. И, вероятно, будем наблюдать в ближайшие полгода.

Все большее количество топ-менеджеров крупнейших мировых финансовых структур признается, что бизнес, в котором они работают, пережил «сейсмические шоки» или нечто подобное (все зависит от степени откровенности и эмоциональности высказывающегося). Потери финучреждений от кризиса на рынке subprimes уже исчисляются десятками миллиардов долларов. Прогнозы говорят, что их будут сотни. Для 3,5 млн. заемщиков с низким рейтингом (из общего количества в 6,6 млн.) до середины 2010 года, по прогнозам Moody’s Economy.com, весьма вероятны дефолты. Целый ряд руководителей крупнейших мировых финансовых корпораций уже поплатились за не слишком взвешенную рыночную политику своими тепленькими местами, где уровень годовых зарплат, вместе с бонусами, исчисляется многими десятками миллионов долларов.

Президентская администрация в Вашингтоне и другие регулирующие органы пытаются отыскать действенные меры по стабилизации нынешней непростой ситуации. Так, 6 декабря президент Джордж Буш и министерство финансов США объявили, что им удалось достичь соглашения с кредитными организациями о «замораживании» ставок по ипотечным кредитам, выданным заемщикам с низким рейтингом. ФРС (центробанк США) с августа уже несколько раз понизила базовую ставку кредитования — последний раз во вторник, 11 декабря, на 25 базовых пунктов, до 4,25%. А 12 декабря стало известно, что ФРС, Европейский центральный банк (ЕЦБ) и другие центробанки, уже подкреплявшие в критические моменты подопечные банки сотнями миллиардов долларов, намерены предпринять теперь уже совместные действия для повышения ликвидности.

Комментируя эти события, глава корпоративного и инвестиционного банкинга Deutche Bank Майкл Корс, как и многие его коллеги, признал, что хоть кризис и подкрался, как всегда, незаметно, но виден он был, что называется, издалека. О существовании огромных пузырей на рынке недвижимости (и не только) финансовая общественность знала давно. Главное последствие и проблема лопания таких пузырей, считает г-н Корс, — это потеря доверия между участниками рынка. А когда каждый начинает сомневаться в каждом, обеспечение ликвидности становится очевидной и очень серьезной проблемой.

Очевидно, что отечественная банковская система за последние три года значительно «сблизилась» с мировыми рынками, многократно увеличив собственную зависимость от тамошнего фондирования. Но наша национальная беда — недоразвитость отечественной финансовой системы — в очередной раз уберегла от еще более серьезной беды, когда в августе на мировом рынке вмиг испарились прежде так щедро выдававшиеся свободные ресурсы. Избежать проблем наподобие казахстанских помогла и избыточная ликвидность банковской системы. НБУ прежде активно эмитировал гривню, выкупая избыток валюты на рынке.

Местные аналитики быстро подметили, что мировой кризис пошел нашим банкам только на пользу. Мол, есть надежда, что большинство из них станут благоразумнее как привлекать, так и выдавать ресурсы.

Можно не сомневаться, что при столь динамичных, как приведенные выше, темпах роста «пузыри», подобные американским, формируются и у нас. До самого последнего времени банкиры легко парировали подобные утверждения, указывая на низкий уровень проникновения банковских услуг и необходимость восстановить утраченную в 90-е годы капитализацию. Однако все больше показателей рынка свидетельствуют о его постепенном насыщении.

К примеру, наиболее часто приводимый банкирами показатель — отношение займов физлиц к ВВП — уже превысил 20% ВВП, опередив показатели большинства стран ЦВЕ. И хотя до параметров еврозоны (54,1%) пока далеко, не пора ли остепениться?

Другой критерий — количество банковских отделений на миллион жителей в Украине (380) — уже тоже превысил все соседские аналоги (ближайший, польский — 320). Возможно, этот показатель и не слишком относится к делу. Пусть он посчитан с учетом отделений Ощадбанка (а чем они не полноценные точки банковских услуг?). Но сам факт свидетельствует о том, что украинские банкиры склонны порой перебарщивать...

Непочатый край

Как показывает мировой опыт, нервные или «сейсмические» шоки той или иной степени тяжести с той или иной периодичностью случаются в финансовых системах обязательно. Причем у развивающихся стран иммунитет к ним значительно слабее, чем у развитых.

С какой периодичностью в нашей банковской системе будут случаться кризисы? Слишком короткий исторический опыт пока не дает почвы для подобных прогнозов. Но если на мировых рынках такие кризисы случаются примерно раз в десять лет — по серьезному и через каждые пять — «слегка», то кто сказал, что мы от этого гарантированно застрахованы?

Едва ли не единственный (кроме помощи регулятора) спасательный круг, который может выручить в экстренной ситуации, — это репутация банка и его собственников. Т.е. доверие к нему кредиторов, вкладчиков и рынка в целом, которое, в свою очередь, серьезно зависит от того, насколько грамотно и прозрачно построен его бизнес.

Общепризнанно, что на доверии строится весь банковский бизнес. Лишь около 10% пассивов банка — это его собственный капитал, остальное — обязательства перед внешними по отношению к банку юридическими и физическими лицами. Потеря их доверия может иметь разрушительные последствия даже для вполне здорового финансового учреждения. А банкротство одного достаточно крупного банка вполне способно вызвать цепную реакцию во всей банковской системе. Поэтому «банки — общественно опасные институты», частенько повторял раньше глава НБУ Владимир Стельмах.

Кроме того, практически любое, причем даже очень крупное финансовое учреждение не застраховано от банкротства и в «мирное время». Об этом свидетельствуют, кстати, банкротства таких крупных учреждений, как Barings Bank в 1995 году и Allied Irish Bank — в 2002-м.

Любопытные факты содержат не так давно опубликованные результаты исследования, проведенного компанией GfK Ukraine. Банки находятся на почетном третьем месте по уровню доверия жителей Украины. Им «абсолютно доверяют» и «доверяют» 26,9% опрошенных соотечественников, т.е. приблизительно каждый четвертый. Выше показатели только у церкви (58,2% респондентов) и армии (38,6%). Более того, банки — абсолютные лидеры доверия среди бизнес-структур. У аутсайдеров, страховых компаний, аналогичный показатель составляет всего 15,9%.

Судя по результатам исследования, 77% населения Украины пользуются услугами банков. Со страховыми компаниями — все наоборот: лишь 12% украинцев имеют их полисы. Еще увереннее будут выглядеть банковские успехи, если сравнивать их с показателями доверия к политическим партиям (8,4%), Верховной Раде (9,3) и Кабинету министров (11,8%).

Но нехороший осадок останется, если обратить внимание на тот факт, что в этом же исследовании баланс доверия к банкам приводится как отрицательный (-1,5%). Т.е. украинцев, которые не доверяют отечественным банкам, все-таки больше. А значит, в обществе все же преобладают пока негативные настроения. И как поведут себя нынешние клиенты банков «в случае чего» — большой вопрос.

Банкиры, конечно, осознают важность своей открытости. И на словах единодушно отдают приоритет независимости, контролю и подотчетности своего бизнеса. Корпоративное управление — один из моднейших нынче терминов. Причем во все большем количестве случаев его упоминают уже не только для красного словца — это действительно исходный фактор для управления рисками.

И все же, как показывают результаты опубликованного на прошлой неделе исследования информационной прозрачности крупнейших банков Украины, проведенного Службой рейтингов корпоративного управления Standard & Poor’s совместно с Агентством финансовых инициатив, работы в этом направлении у украинских банков — непочатый край. Причем как у «чисто» украинских, так и у принадлежащих иностранным собственникам.

Исследование проводилось второй год подряд. Как и год назад, его объектом стали 30 крупнейших в Украине финансовых учреждений, на долю которых приходится 80% активов всей банковской системы. В выборку вошли как банки, контролируемые украинскими акционерами, так и дочерние банки зарубежных финансовых организаций.

Анализ проводился на основе годовых отчетов, веб-сайтов банков, а также отчетности, предоставляемой регулирующим органам. Степень обнародования информации оценивалась по 112 критериям, объединенным в три основных блока:

— структура собственности и корпоративная структура;

— финансовая и операционная информация;

— структура и процедуры наблюдательного совета и менеджмента.

Позволим себе привести несколько выводов из этого доклада. Первый из них состоит в том, что, несмотря на все положительные процессы в банковской системе и экономике (интенсивное развитие банковской системы, рост объемов биржевой торговли финансовыми инструментами банков, смену собственников, приток прямых иностранных инвестиций в отрасль и усилия регуляторов в области улучшения корпоративного управления), уровень публичного раскрытия информации у крупнейших украинских банков остается невысоким.

Средний показатель раскрытия информации по банкам, включенным в исследование, составил 41%, что примерно в два раза ниже показателей крупнейших международных финансовых организаций. По сравнению с предыдущим годом значение индекса прозрачности сократилось на один процентный пункт (п.п.), однако с поправкой на методологические изменения реальное снижение индекса прозрачности за год составило 2,7 п.п.

Авторы исследования констатируют, что из числа лидеров информационной прозрачности прошлогоднего исследования в текущем году свои позиции сохранил только Укрэксимбанк, по-прежнему занимающий первое место с общим баллом 63,7% (62,0% в прошлом году). Этому способствует прозрачная структура собственности и достаточно полное раскрытие финансовой и операционной информации, что является необходимым условием как для успешного взаимодействия с зарубежными партнерами, так и для осуществления займов на международных рынках капитала.

Второе место занял «Райффайзен Банк Аваль» с суммарным баллом 62,8%, поднявшийся всего за год с 26-го места, что, по мнению авторов доклада, связано «с улучшением корпоративного управления в соответствии с подходами, принятыми в материнской структуре».

Остальным действующим в Украине финучреждениям похвастаться особенно нечем. Составители доклада не смогли даже полностью сформировать тройку лидеров — не нашлось достойной кандидатуры на третье место.

Отрицательную динамику общего индекса его составители связывают с тем, что предыдущее исследование проходило на фоне пиковой активности сделок по приобретению украинских банков международными финансовыми институтами, а также выпусков еврооблигаций. Именно эти процессы, по их мнению, и являются основным стимулом к повышению прозрачности украинских банков.

Еще одной из причин невысокого среднего балла прозрачности аналитики называют «значительную концентрацию собственности, снижающую зависимость банков от рынков капитала и ослабляющую стимулы к открытой работе с миноритарными акционерами».

Также, несмотря на рост показателей «Райффайзен Банка Аваль», аналитики не обнаружили «существенного повышения прозрачности у банков, приобретенных иностранными инвесторами».

Наиболее полно украинские банки раскрывают финансовую и операционную информацию: в среднем раскрывается 44,7% от максимально возможного объема, несмотря на заметное (7,6 п.п.) снижение в этой области по итогам года. Еще менее полно раскрывается информация о структуре собственности и корпоративной структуре — 42,1%. Информация о структуре и процедурах наблюдательных советов и менеджмента раскрывается значительно хуже — на уровне 26,2%.

Наиболее информативным источником информации о банках Украины исследователи назвали интернет-сайты банков — на них размещено 39,3% от максимально возможного объема информации (в прошлом году — 40,9%).

Годовые отчеты банков эксперты сочли скорее имиджевой составляющей их деятельности, нежели реальным инструментом коммуникации с заинтересованными лицами: в них содержится только 20,3% от максимального объема информации, что является наихудшим показателем среди трех источников информации.

Отчетность в регулирующие органы хотя и является более информативным источником, нежели годовые отчеты, но в среднем включает лишь 23,3% от максимального объема информации.

Важным позитивным фактором авторы доклада считают усилия органов государственного регулирования.

В конце 2006 года ГКЦБФР утвердила «Положение о раскрытии информации эмитентами ценных бумаг» и в целях упрощения доступа к отчетности эмитентов организовала работу двух интернет-сайтов.

В контексте внедрения в Украине стандарта «Базель II» НБУ заявил, что первостепенной задачей является выполнение требований третьего компонента стандарта «Рыночная дисциплина», т.е. обеспечение непрерывного и полного раскрытия информации о деятельности банка, похвалили наш Нацбанк сотрудники S&P. Правда, от себя добавим, что прогнозы самих же представителей НБУ отводят внедрению этих стандартов в Украине срок только с 2016 года. К слову, многие эксперты ставят под сомнение даже столь отдаленную дату — слишком это сложный, трудоемкий и дорогой процесс. Внедрение стандартов «по полной программе» будет стоить десятки миллионов долларов для отдельного среднего банка.

Справедливости ради следует отметить, что общественность кормится не одними только декларациями. В марте 2007 года НБУ принял «Методические рекомендации об усовершенствовании корпоративного управления в банках Украины», которые также содержат рекомендации по повышению прозрачности. Они представляют собой довольно солидный документ на 40 страницах, разработанный рабочей группой из представителей Нацбанка, Ассоциации украинских банков (АУБ), Международной финансовой корпорации (МФК) и коммерческих банков: Укрэксимбанка, Укрсоцбанка, ТАС-Комерцбанка и Укргазбанка. В основе рекомендаций лежит документ Базельского комитета по банковскому надзору «Усовершенствование корпоративного управления в банковских учреждениях».

Основной идеей авторов документа было «разделение полномочий и ответственности между наблюдательным советом и менеджментом банка, привлечение к участию в наблюдательных советах независимых директоров, а также необходимость урегулирования конфликтов интересов менеджмента и представителей собственников». Основное новшество для украинского рынка — требование обеспечить прозрачность банковского бизнеса. Рекомендации устанавливают критерии составления годовых отчетов, предлагают раскрыть реальных собственников банков, структуру операций со связанными лицами, а также их список, чего отечественные банкиры в настоящий момент в большинстве своем не делают.

Тем не менее, подчеркивают эксперты S&P, принятие нормативных докумен­тов пока не оказало значимого влияния на прозрачность банков.

Стоит обратить внимание и на еще один вывод: «У банков с наибольшей долей средств физических лиц в структуре обязательств уровень прозрачности меньше (!) среднего по исследуемой группе, что говорит о недостаточной требовательности внутреннего рынка к транспарентности банков».

Комментарии экспертов

Татьяна ТОМАШ, банковский эксперт:

— Поскольку нормы об усовершенствовании корпоративного управления в банках Украины были приняты в виде методических рекомендаций, финучреждения вольны выбирать на свое усмотрение, стоит им следовать или нет. Эти требования не имеют силы постановления, поскольку некоторые из них не соответствуют действующим законодательным нормам. Например, это такое требование, как создание комитетов на уровне наблюдательных советов банков — аудиторского и комитета по рискам, чего нет в действующем законе о банках.

Также методика содержит требования к информации, которая должна публиковаться в годовом отчете. Например, данные о связанных лицах, которые наши банки в большинстве своем тщательно прячут от посторонних глаз.

Предложения о внесении соответствующих изменений были оформлены в виде законопроекта еще в 2004 году, но так и не прошли через сито парламентских комитетов: слишком много там не заинтересованных в этом собственников банков. Многим из которых выгоднее, чтобы требование о повышении прозрачности не становилось императивной законодательной нормой.

Не проявляет особого рвения и Национальный банк, у которого к тому же, в связи с последними конституционными новшествами, отобрано право законодательной инициативы.

Впрочем, в большинстве стран все эти нормы тоже регулируются не законом, а рыночной средой. Причем требования рынка к прозрачности и финансовой отчетности, как правило, значительно жестче, чем установленные законодателем.

Поскольку фондовый рынок в Украине пока не функционирует в общепринятом в мировой практике его понимании, он не может быть таким заказчиком. Подавляющее большинство вкладчиков тоже не предъявляют подобных требований к банкам, в основном по причине своей низкой финансовой грамотности. Банк, в который несут деньги, они определяют скорее интуитивно или по советам «знающих» знакомых.

К тому же, к тщательному выбору банка не стимулирует и нынешняя политика регулятора в лице Фонда гарантирования вкладов физлиц. Он не выдвигает к своим участникам особых требований, зато гарантирует от имени государства возврат вкладов до 50 тыс. грн. Ну а поскольку этой суммой покрывается более 90% банковских вкладов, единственный критерий, которым достаточно руководствоваться большинству вкладчиков, — условия привлечения депозитов и удобное местоположение отделения банка. О тщательном анализе финансовой отчетности банка, как правило, не заходит и речи...

Поэтому выполнение требований прозрачности становится для банка действительно актуальным лишь в случае, если он задается целью привлечь иностранных инвесторов — либо для продажи или участия в капитале, либо при выпуске евробондов.

Виктор КАПУСТИН, председатель правления Укрэксимбанка:

— Хотя финансовые учреждения и рейтингуются тем или иным образом в таких исследованиях, как презентованное недавно агентством Standard & Poor’s, это не влечет за собой непосредственного изменения кредитных рейтингов, на основании которых международные инвесторы принимают решения.

Кроме того, как показали последние события на мировых рынках, цена и доступность внешних заимствований в значительно большей степени определяются ситуацией на рынке и настроениями инвесторов. А пребывание в роли лидера в таком исследовании не приносит, по большому счету, ничего, кроме морального удовлетворения.

С другой стороны, практика свидетельствует, что доверие к банку в наибольшей степени зависит от его репутации, которая формируется из очень многих составляющих, и в том числе открытости и прозрачности финансового учреждения. В банковском бизнесе все эти вещи чрезвычайно взаимосвязаны, и в конечном итоге этот фактор тоже влияет на стоимость займов.

Поэтому составители отчета совершенно справедливо отмечают, что о своем соответствии критериям прозрачности в наибольшей степени заботятся те финучреждения, которые активнее других работают на мировых рынках. Именно к этой категории, как известно, относится Укрэксимбанк.

Что касается полученных нами показателей, то они хоть и самые высокие в нашей стране, но я все же позволю себе усомниться в их полной объективности.

К примеру, нас вроде бы не может не удовлетворять оценка прозрачности финансовой и операционной информации банка — 72,7%, что вроде бы лишь незначительно уступает показателям ведущих мировых финансовых учреждений, таких как, например, Royal Bank of Scotland, Credit Suisse Group (по 75%), Bank of America (74%).

И все же я практически уверен, что предоставляемая нами финансовая отчетность составлена ничуть не хуже, а на уровне лучших мировых стандартов и в полном с ними соответствии. Особенно справедливо это утверждение будет после того, как мы перейдем на составление отчетности по основным нормативам Базель II, которое мы планируем осуществить к середине следующего года.

Силой заставлять банки «открываться», пожалуй, не имеет смысла. Многие финучреждения еще не готовы идти за ресурсами на внешние рынки, а на внутреннем требования пока далеки от стандартов мировой практики. Но ситуация, на мой взгляд, будет меняться достаточно быстро. Ко все большей прозрачности банкиров будут подстегивать требования рынка и очень быстро обостряющаяся конкуренция за вкладчиков.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно