ПЕНСИОННЫЕ «СЛЕЗЫ» КРЕСТЬЯН

7 ноября, 2003, 00:00 Распечатать

Моя 94-летняя бабушка Ефросиния — прямая, как жердь, и еще вполне здравомыслящая — помнит, как сейчас, первую колхозную пенсию — 12 рублей...

Моя 94-летняя бабушка Ефросиния — прямая, как жердь, и еще вполне здравомыслящая — помнит, как сейчас, первую колхозную пенсию — 12 рублей. На них купила плисовую тужурку. На валенки и калоши не хватило. Да и что могла накопить бывшая звеньевая полеводческой бригады со среднемесячным заработком 9 рублей 95 копеек?! Впрочем, жила она не впроголодь: десяток яиц тогда стоил 40 копеек, килограмм сахара — 32, литр молока — 24, хлеб — 16 копеек, ведро картофеля — рубль, мясо — три...

Если бы сегодняшнюю пенсию — 91 гривня 85 копеек — да в те годы, была бы богачкой! Эту мизерную подачку бабуля заработала собственным горбом. О многоуровневой пенсионной системе она знает столько же, сколько большинство из нас — о ширине междурядий при выращивании сахарной свеклы. Уверен, и нынешние крестьяне не ведают, из чего формируются их пенсии.

Кто-то считает сельских пенсионеров иждивенцами, поскольку они «жируют» на отчисления других субъектов рынка. Я не был бы столь категоричен. За годы независимости наших «крепостных крестьян» обобрали как никого другого: из села вымыли-вымели 95,5 млрд. грн., в которых — и колхозные пенсии. Станут ли они больше? Во скольких чулках (одном, двух или трех?) вскоре будут складировать аграрии вознаграждение за отработанные на земле годы?

Собственно, идеология Закона «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании», вступающего в силу с января 2004 года, приемлема для крестьян. Но смогут ли они реально пополнять копилку Пенсионного фонда и реально получать пенсии, не только трудовые, но и, даст Бог, узнать вкус накопительной системы? По новому пенсионному закону, обязательному государственному пенсионному страхованию подлежат сельскохозяйственные субъекты хозяйствования — плательщики фиксированного сельскохозяйственного налога. Отмечу, львиную долю отчислений от него (а именно — 68%) составляют средства, поступающие адресно в Пенсионный фонд. Далее. В соответствии с подпунктом 1 пункта 8 переходных положений закона страховые взносы платят страхователи на условиях и в порядке, определенных этим законом, и в размерах, предусмотренных Законом Украины «О сборе на обязательное государственное пенсионное страхование». То есть 32% от фонда оплаты труда. Тут и возникает правовая коллизия, а именно: между пенсионным законом и двумя краеугольными для аграриев правовыми документами — законами «О фиксированном сельскохозяйственном налоге» и «О налоге на добавленную стоимость».

Вспомним 1998—1999 годы, когда аграрный сектор находился на краю финансово-экономической пропасти, в которую его толкали многочисленные долги. Долги перед бюджетом, фондами — Пенсионным, социального страхования... Село взывало о спасении, и государство тогда своевременно предоставило ему беспрецедентную помощь в виде списания около 15 млрд. грн. долговых обязательств.

В то же время для стимулирования производственной деятельности сельскохозяйственных товаропроизводителей Верховная Рада 17 декабря 1998 года приняла Закон Украины «О фиксированном сельскохозяйственном налоге», который позволил, с одной стороны, уменьшить налоговое бремя, а с другой — упростил его начисление и уплату. Вслед за ним, 18 февраля 1999 года, приняли и Закон «О внесении изменения в статью 11 Закона Украины «О налоге на добавленную стоимость». Согласно ему, сумму НДС, которую должны платить в бюджет перерабатывающие предприятия за реализованные молоко и мясопродукты, направляют на выплату дотаций сельскохозяйственным товаропроизводителям за поставленные на переработку молоко и скот.

Следующим стимулом для сельскохозяйственных товаропроизводителей стало принятие изменений к Закону Украины «О внесении изменения в Закон Украины «О налоге на добавленную стоимость» от 13 июня 2000 года в части предоставления льгот по НДС для сельскохозяйственных предприятий при осуществлении операций по продаже товаров (работ, услуг) собственного производства, включая продукцию (кроме подакцизных товаров), изготовленную из собственного сырья, за исключением операций по продаже перерабатывающим предприятиям молока и мяса (регулируются отдельным законом). В соответствии с ним суммы НДС остаются в распоряжении сельскохозяйственных товаропроизводителей и расходуются на приобретение материально-технических ресурсов производственного назначения.

Несмотря на неоднозначное отношение к фиксированному сельскохозяйственному налогу, всей системе налогообложения АПК, она все же оказала на аграрный сектор определенное положительное влияние. Ко времени принятия упомянутых законов более 93% агроформирований находилось за гранью прибыльности. После уменьшения налогового давления работа сельскохозяйственных предприятий оживилась, улучшилось их финансово-экономическое состояние, шире начали распространяться денежные расчеты в этом секторе. Если в 1998 году налоговые льготы для сельскохозяйственных товаропроизводителей составляли 207 млн. грн., то в 2000-м благодаря финансовой вольнице этот показатель достиг 778 млн., а в 2001-м — уже 1,2 млрд. грн.

Упрощенная система налогообложения уменьшает сумму налогового давления на аграриев на 1,4 млрд. грн. Фиксированный сельскохозяйственный налог заменил 12 ранее существовших налогов и сборов, за исключением НДС, акцизного сбора и некоторых других налогов и платежей. Объектом налогообложения является земля сельскохозяйственного назначения. Уже за первый год действия этого налога — 1999-й — было начислено 474 млн. грн., что вдвое меньше суммы аналогичной группы налогов за предыдущий год. Со временем почти в 2,5 раза возрос и фактический уровень уплаты фиксированного сельхозналога в сводный бюджет.

Не без умысла так детально останаливаюсь на событиях 1998—1999 годов, списании государством 15-миллиардных аграрных долгов... Если тогда нашлись достаточно серьезные для общества аргументы в пользу аннулирования сельскохозяйственных «хвостов», то сейчас остальные участники рынка просто не поймут подобной снисходительности со стороны как правительства, так и Верховной Рады. А ситуация крайне тревожная и во многом напоминает 1998—1999 годы. Кредиторская задолженность сельхозпредприятий достигла 13,5 млрд. грн., растут невыплаты заработной платы. По прогнозам, почти 70% агроформирований всех форм собственности закончат нынешний год с убытками.

Сегодня приходится констатировать, что не только изменением налогов необходимо менять ситуацию в АПК. Следовало задействовать целый ряд прочих рычагов. Тем более что депутатам правительства был отведен срок — пять лет, чтобы за это время разработать более эффективную систему поддержки производства в агропромышленном комплексе. Но наши власть имущие остались «временщиками» и обязательства свои не выполнили. Время прошло, а системный подход к реформированию налогообложения до сих пор не разработан.

Разумеется, проблема встала в полный рост сегодня, когда происходят существенные изменения в действующем законодательстве.

— Противоречие заключается в том, что действующая система налогообложения в АПК не соответствует новой идеологии, вытекающей из основ налоговой реформы, вступления Украины к ВТО и гармонизации нашего законодательства с нормами ЕС, — говорит вице-премьер-министр Иван Кириленко. — Мы и в 1990 году были недовольны работой сельского хозяйства, но тогда в этот сектор «вливали» 32% прямых денежных поступлений из бюджета. 18 млрд. гривен! При вступлении в ВТО базовыми определены 1994—1996 годы, когда государственная поддержка аграриев составляла 7 млрд. грн. Безусловно, центральный бюджет никак не вытянет эту сумму. Что остается? Сохранить существующую систему налогообложения АПК, прибыльность которого за предыдущий год составляла 700 млн. гривен. А в Пенсионный фонд село должно уплатить 1 млрд. 200 млн., да еще и в неблагоприятный год. Разумеется, шестикратной нагрузки за счет уплаты взносов в Пенсионный фонд на общих основаниях крестьяне не выдержат.

— Давайте рассуждать следующим образом: изменение системы налогообложения — это что? Желание дать селу или отобрать? Однозначно последнее! — Сергей Рыжук, министр аграрной политики, как всегда, откровенен в суждениях. — Можно ли вводить налоговую систему, одинаковую для всех субъектов рынка? Нет. Хотя бы потому, что согласно законам экономики сельского хозяйства оборачиваемость капитала в этой сфере происходит как минимум в течение года, а основных фондов — трех-семи. Меняя систему налогообложения, нельзя забывать, что масштабную аграрную реформу 1999 года провели на энтузиазме, отчасти на административном давлении, без малейшего финансового обеспечения. Вспомним: когда Столыпин проводил реформу, то каждому дал по 500 рублей, а корова тогда стоила 3 рубля. Я навсегда забыл бы слово «льготы» по отношению к селу, поскольку на каждом этапе производства конечной продукции на нем зарабатывают. Единый фиксированный налог, НДС, прочие специальные режимы — это не льготы, а форма реализации государством частичного возвращения сельскому хозяйству его собственных средств, изъятых посредством несовершенного, необъективного экономического механизма перераспределения национального дохода между отраслями народного хозяйства. Уже сейчас на селе начинаются процессы передачи крупными агроформированиями земли и продукции крестьянским хозяйствам, которые, в соответствии с действующим законодательством, не платят и не будут платить ни копейки в бюджет. Если изменим систему налогообложения, эти негативы еще больше усилятся.

Однако и окаменевшей она оставаться не может. 19 июня 2003 года Верховная Рада приняла Закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины по регулированию деятельности в аграрном секторе экономики», согласно которому срок действия фиксированного сельскохозяйственного налога продлен до 2010 года. Отмечу, депутаты не слепо, автоматически пролонгировали, как кое-кто считает, благоденствие для аграриев. Прежде всего упорядочили категорию плательщиков фиксированного сельскохозяйственного налога. Изменили критерии, по которым они определяются: это сельскохозяйственные предприятия, у которых сумма, полученная от реализации сельскохозяйственной продукции собственного производства и продуктов ее переработки за предыдущий отчетный (налоговый) период, превышает 75% от общей суммы валового дохода предприятия. Нормой, действующей до 1 января 2004 года, предусмотрено 50%. Законотворческий прогресс есть, но вялый. Тем более что он диссонирует с новыми законами, в частности, с пенсионным.

Повторяю: все обеими руками «за» пенсионную реформу, поскольку оставить крестьян вне ее — значит, ущемить их социальные права, сделать неполноценными по сравнению с остальными членами общества. Но с другой стороны, подобный рост налоговой нагрузки, да еще и в сегодняшних нелегких для аграриев условиях, обескровит их окончательно. Для урегулирования норм действующего законодательства статьей 25 проекта Государственного бюджета на 2004 год предусмотрена сумма возмещения на выплату компенсации сельскохозяйственным предприятиям — плательщикам фиксированного сельскохозяйственного налога затрат, связанных с уплатой ими на общих основаниях страховых взносов на общеобязательное государственное пенсионное страхование в размере 164 млн. грн. Отмечу сразу, что указанная норма абсолютно необоснованна ни по логике ее содержания и назначения, ни по объему компенсации.

— По данным Министерства аграрной политики, расчетный фонд оплаты труда в сфере сельского хозяйства на 2004 год будет составлять 4,8 млрд. гривен. Следовательно, в соответствии со ставкой платежей в государственный Пенсионный фонд — 32% — сумма отчислений составит 1,5 млрд. гривен. А от плательщиков фиксированного сельскохозяйственного налога реально могут поступить около 260 млн. гривен. И плюс 360 млн. — страховые платежи в Пенсионный фонд от субъектов, платящих взносы на общих основаниях, — оперирует цифровыми выкладками Олег Юхновский, секретарь комитета по вопросам аграрной политики и земельных отношений Верховной Рады. — Следовательно, сумма недополученных взносов в Пенсионный фонд будет составлять почти миллиард гривен. Именно такую сумму следует предусмотреть в проекте Государственного бюджета на 2004 год Пенсионному фонду, а не агроформированиям — плательщикам фиксированного сельскохозяйственного налога.

Не тешьте себя иллюзиями: Пенсионный фонд пока что не разбогатеет от аграрных взносов. Сельские пенсионеры получают пенсии на общую сумму 5,8 млрд. грн. При этом даже общий фонд оплаты труда на селе — 4,8 млрд. грн. — на миллиард меньше, не говоря уж о 32-процентных отчислениях от него. Как видим, село своими силами не в состоянии заработать на пенсии своим пенсионерам. Тем более в нынешней социально-экономической ситуации: почти два миллиона безработных, задолженность по заработной плате... Разумеется, необходимо увеличивать поступления в Пенсионный фонд, но постепенно, дифференцированно, в зависимости от финансово-экономического состояния предприятий. Таким образом, только в перспективе можно приблизиться к общепринятым 32 процентам.

Если мы будем тешить себя иллюзией, что крестьяне наравне с другими впрягутся в пополнения пенсионной казны, то Пенсионный фонд получит от аграриев не что иное, как... кредиторскую задолженность. Следствием которой, в соответствии с действующим законодательством, станет то, что, по результатам деятельности первого квартала следующего года, Пенсионный фонд применит штрафные санкции в размере 50% от неуплаченных сумм, а к завершению полугодия уже против 90% хозяйств возбудит процедуру банкротства. Не учел Закон «Об обязательном государственном пенсионном страховании» и такой специфики сельского хозяйства, как сезонность. Фиксированный же налог распределял налоговую нагрузку так, чтобы она приходилась преимущественно на третий-четвертый кварталы.

В таких условиях, считают члены аграрного комитета ВР, необходимо сохранить до 1 января 2005 года существующий порядок отчислений в Пенсионный фонд. Необходимо разработать иную идеологию, которая с 2005 года предполагала бы в проектах государственного бюджета компенсацию не крестьянам, как это предлагает правительство, а именно Пенсионному фонду. В него крестьяне будут начислять отчисления из фонда оплаты труда по общей ставке — 32%, а платить будут по пониженной — 8%. Хотя и эта ставка лишь прогнозная, поскольку сегодня аграрии платят около пяти процентов.

И все же, по большому счету, фиксированный сельскохозяйственный налог теряет актуальность и сохранится только для упрощенной системы налогообложения. Что же законотворцы предлагают взамен? Одни видят выход в пересмотре закона о плате за землю, который должен стать базовым для всех плательщиков. Для этого нужно привести в соответствие все ставки взимания налога, поскольку их величина регулируется несколькими законами. Другие настаивают на введении специального режима налогообложения деятельности в сфере сельского и лесного хозяйства, а также рыболовства. В отличие от ныне действующего порядка, сельхозтоваропроизводители не будут иметь обязательств по удержанию и перечислению в бюджет сумм НДС по операциям продажи ими товаров (работ, услуг). Практически такая система соответствует общегосударственной, только со сниженной ставкой. Соответственно, поддерживается конкретный сельскохозяйственный товаропроизводитель, а не структуры, обслуживающие аграрную сферу, в частности, перерабатывающие предприятия. Кроме того, существует норма, которая четко классифицирует товары, работы и услуги, относящиеся непосредственно к сельскому хозяйству.

В то же время, с целью компенсации «входящего» НДС, субъект предпринимательской деятельности, который работает в сфере сельского, лесного хозяйств или рыболовства, обрабатывает или перерабатывает такую продукцию, при продаже сельхозтоваров (работ, услуг) собственного производства зарегистрированным плательщикам НДС добавляет к цене продажи определенную законодательством сумму в размере 9% — для сельского хозяйства и 6% — для товаров (услуг) лесного хозяйства и рыболовства. Кроме того, указанный субъект имеет право получать экспортное возмещение при вывозе товаров сельского, лесного хозяйства и рыболовства. На переходный период (до 2007 года) устанавливается ставка в 10%.

Относительно последней предлагают разные расчеты. Скажем, и Минфин, и Минэкономики на основании данных Госкомстата ратуют за 9%. Министерство аграрной политики отстаивает показатель в 12%.

Думаю, не стоит ломать копья вокруг разницы в три процента, поскольку, по большому счету, крестьяне не будут отчислять эти суммы в госбюджет. Целесообразнее сосредоточиться на компенсации реальных средств, которые поступают крестьянам за производство животноводческой продукции, — 800 млн. грн. В переходных положениях проекта закона №3022 предусмотрено введение фиксированного сбора в случае компенсации из госбюджета указанной суммы, которая, впрочем, не нашла отражения в проекте главного финансового документа государства. Возникает закономерный вопрос: готово ли правительство с 2005 года перейти от льготной системы налогообложения к прямым субсидиям на поддержку производства сельскохозяйственной продукции? Будут ли аккумулированы для этого достаточные финансовые ресурсы?

Поскольку формирование системы налогообложения в аграрной сфере требует системного подхода, а механизмы должны быть не фискальными, а стимулирующими, Кабмину надлежит разработать проекты законов для внесения изменений в действующую систему налогообложения АПК и подать их на рассмотрение Верховной Рады. Информацию по этому вопросу планируется заслушать на дне правительства в мае следующего года.

...Пока наши власть имущие будут напрягать извилины, создавая сначала на бумаге налоговый рай для аграриев, россияне уже стучатся в его врата с «эксклюзивным» документом. Во втором чтении депутаты Госдумы одобрили раздел Налогового кодекса о едином сельхозналоге. Он заменит четыре других (НДС, налог на прибыль, единый сельскохозяйственный налог и налог на имущество), и в прицел налогообложения у россиян попадет не земля (в РФ еще не создан земельный кадастр), а доход. Ставка уплаты — 6%, но фактически она будет нулевой, поскольку у 92% российских аграрных предприятий статистика фиксирует убытки. Многопрофильные холдинги воспользоваться льготным режимом не смогут, потому что для перехода на него часть сельхозпродукции в общем объеме выручки должна составлять не менее 70%.

Новый режим налогообложения вступит в силу 1 января 2004 года. Переход на него — добровольный, но массовость гарантируется необременительностью и удобством (будут платить единый сельхозналог не четыре раза в год, а один). Задача нововведения, как это ни парадоксально, — не собрать как можно больше средств в бюджет, а научить аграриев платить налоги.

Пора бы нам вводить подобные ликбезы, а не скрести по сусекам, надеясь любой ценой наполнить бюджет. От этого он не станет более социальным. На каждого среднестатистического россиянина приходится 900 долл. совокупного валового дохода, на украинца — 337, в которых — и мизерная колхозная пенсия бабушки Ефросинии. Прелестям многоуровневого пенсионного обеспечения она вряд ли познает. А ее внуки?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно