ОТНЫНЕ ЭМБЛЕМОЙ ЛЬВОВСКОЙ ТАБАЧНОЙ ФАБРИКИ ДОЛЖЕН СТАТЬ СКАЗОЧНЫЙ ФЕНИКС

17 марта, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 17 марта-24 марта

Подобно этой птице, Львовская «табачка» тоже возродилась «из пепла». Около года предприятия под т...

Подобно этой птице, Львовская «табачка» тоже возродилась «из пепла». Около года предприятия под таким названием не существовало вообще, хотя свою родословную фабрика, расположенная в предместье Львова, Винниках, ведет еще с начала ХVIII столетия. Сейчас ей более 220 лет. Солидный и мощный инвестор, обещавший процветание табачной индустрии на Западной Украине, внезапно покинул Львов, при этом совершенно легально ликвидировав фабрику, которая была основным кормильцем Винников. Все тогда пережили далеко не легкий шок, но фабрика, несмотря на многочисленные прогнозы, не умерла. Туда пришел новый инвестор — уже отечественный. Однако обо всем по порядку…

Винники выросли «на табаке»

По свидетельству письменных источников, первый табак в Украине появился в начале ХVII века. Особенно популярен он был среди казаков. А спустя столетие в Украине (и именно во Львове) появились первые цеха по переработке табачного листа (изготавливали резаный табак и нюхательную смесь). Табачные изделия пользовались большим спросом, их сбыт приносил огромные прибыли владельцам цехов. Поэтому не случайно австрийское правительство специальным декретом ликвидировало цеха и создало государственную табачную фабрику.

В 1779 году Львовская фабрика была переведена в помещения Винниковского замка (в то время уже монастыря). С тех пор история и жизнь Винников, в которых и сегодня-то насчитывается не более 15 тысяч жителей, была неразрывно связана с производством табачных изделий, хотя, если расшифровывать этимологию этого географического названия, то винники — это люди, которые выращивают виноград и делают вино.

Когда-то давно Винники (первые письменные свидетельства датируются 1352 годом) были основаны как селение виноградарей. Ежегодно небольшой провинциальный город, который тем не менее получил Магдебургское право, поставлял к княжескому столу 50—100 бочек вина и огромное количество винограда. Однако в конце ХVIII столетия его жизнь круто изменилась: город стал «поклоняться» магическому табаку. И поживал неплохо более 200 лет. Говорят, Винники «на табаке» выросли, разбогатели, расстроились. А если учесть, что на фабрике с начала XIX века постоянно работало не меньше 500—1000 человек, то получится, что примерно пятая часть жителей Винников находилась на ее «довольствии». В 80-х годах нынешнего века фабрика была одним из лучших предприятий Украины по производству табачных изделий. Ежегодно там выпускалось до 14 млрд. штук сигарет (70 процентов — сигареты без фильтра и 30 — с фильтром) таких некогда популярных марок, как «Львов», «Орбита», «Верховина», «Прима», «Космос», «Фильтр». До 1982 года на предприятии был участок, где производились подарочные наборы папирос «Тарас Бульба», «Гайдамаки», «Три богатыря», которые пользовались особенно большой популярностью у иностранцев.

Первые годы после провозглашения Украиной независимости, когда мы вышли из рублевой зоны, были нелегкими и для Львовской табачной фабрики. Сразу возникли большие проблемы с закупкой сырья и материалов. В стране их всегда не хватало, табачная индустрия обеспечивала себя сырьем на 10—15 процентов. Остальное — завозилось. И вот тут-то пришли они, вернее, он, западный инвестор, который должен был отворить «ворота в рай»...

Поманил, а потом бросил

Это сейчас можно рассуждать и анализировать, правильно ли тогда поступили, пойдя под инвестора, достаточно ли в документах, контрактах были защищены права отечественного производителя, верные ли пропорции закладывались при распределении акций. Ведь и посоветоваться-то, по большому счету, было не с кем. Если же судить с позиций сегодняшнего дня, то приватизация всех табачных фабрик Украины прошла очень странно. Создается впечатление, что кому-то наверху очень захотелось «сдать» отечественный рынок табака. В одночасье. Еще на начальном этапе приватизации. Судите сами. Все табачные фабрики были приватизированы по одной нехитрой схеме: на базе ЗАО создавались СП, в которых 70 процентов акций принадлежали иностранному партнеру, а 30 — украинской стороне. На момент такой приватизации украинские фабрики имели различные формы собственности, и лишь Львовская находилась в собственности государства. И тем не менее пропорции везде были одинаковы.

Первое совместное предприятие с табачной корпорацией ВАТ («Бритиш Американ Тобакко») появилось на Прилукской фабрике. Львовская и Кременчугская «породнились» с «РДжР Тобакко Интернешнл», который входил в состав американской корпорации «РДжР Набиско» как производитель и реализатор сигарет за пределами США. В Киев и Черкассы пришла немецкая «Реемстма», в Харьков — «Филипп Моррис». Но везде уставный фонд делили по одной схеме. Прилуки попытались было побороться за справедливость. Выиграли в судебных гонках 5 процентов, так что имеют теперь не 30, а 35 процентов акций. Кому-то из украинских «табачников» повезло больше, они при деле. А вот Львовская фабрика испытала на себе все «прелести» хорошего и доброго инвестора.

Андрей Николаевич Можаровский, нынешний директор Львовской табачной фабрики, знает о том, что и как было, не понаслышке. Пришел он туда работать еще в 1978 году. Да и живет постоянно в Винниках. Прошел все ступеньки роста: был бригадиром слесарей, мастером, инженером-механиком, начальником сигаретного цеха, последняя должность при американских партнерах на «РДжР Тобакко Львов» — директор по производству. Потом некоторое время, как и остальные работники фабрики, был безработным. Ныне — директор недавно созданного общества с ограниченной ответственностью «Львовская табачная фабрика».

— СП «РДжР Тобакко Львов» было создано 28 октября 1993 года, — рассказывает Андрей Николаевич. — 70 процентов акций принадлежало американцам, а 30 — государству в лице Фонда госимущества Украины. Тогда на фабрике работало около 800 человек. Обещаний было много, но, к сожалению, не все они выполнены. Вначале было очень трудно сориентироваться в том, что происходило. Не было такого опыта работы, даже аудиторских фирм не существовало. Мы практически верили своим партнерам на слово, ведь к тому времени они имели огромный опыт работы в других странах. Переговоры велись несколько месяцев. Мы для себя «выторговывали» некоторые моменты. Например, что касалось сохранения профиля предприятия, количества работающих, запрета на увольнения со стороны инвестора и т.д. Хотя правила игры все же диктовали американцы. Однако начиналось наше сотрудничество неплохо.

— Каким был размер инвестиций во Львовскую табачную фабрику?

— 7 млн. долларов. И это была не такая уж большая сумма, как нам казалось вначале, если учитывать потенциал и мощности нашего предприятия. За последний год я много поездил и многое увидел. Например, в Радомскую табачную фабрику в Польше, которую по объемам производства и мощностям можно сравнить с нашей, французская фирма «Сейта» вложила, владея 65 процентами акций, 70 млн. долл. Так что наши 7 млн. долл. для мощной американской корпорации — не такие уж большие деньги. Часть инвестиций (около 3,5 млн. долл.) пошла на замену оборудования в табачном цехе, ведь это сердце каждого табачного производства. Порядка миллиона долларов стоило мини- производство твердой пачки сигарет для «Магны». Часть денег истратили на стажировку нашего персонала в Канаде на одной из фабрик «РДжР Тобакко», а также на закупку около двух тысяч тонн импортного табака. Ориентация была на то, чтобы покупать все материалы и сырье за границей, так как в то время украинский табак был не очень высокого качества, зато достаточно дорогим по ценам. И, кроме того, в Украине не растут все виды табака, необходимые для создания качественной табачной смеси.

Развивались достаточно успешно до начала 1998 года. Получили еще одну линию для производства твердой упаковки, машину для производства ацетатных фильтров. Но, начиная со второй половины 1997 года, корпорация «РДжР Набиско» стала сдавать свои позиции на мировом и на украинском рынке. Сократился объем продажи. Когда американская корпорация пришла в Украину, ее часть на нашем рынке составляла около 23 процентов, нынче она — не более 13 процентов. Темпы производства сбавили и другие мощные табачные «магнаты».

— А чем это можно объяснить?

— Очень много контрабандных сигарет поступает из России, Молдавии. В России сегодня акцизный сбор на сигареты значительно ниже, чем в Украине, это дает возможность российским фабрикам выпускать более дешевые сигареты. А потом через «прозрачные границы» они попадают к нам, что, естественно, не может не сказаться на объемах нашего местного производства. Что касается «РДжР Набиско», то после того, как фирма начала терпеть неудачи, она стала планировать закрытие своих малоприбыльных предприятий по всему миру. В 1998 году они закрыли пять своих фабрик. Львовская оказалась в их числе.

— Вы были малоприбыльным предприятием?

— Наши мощности позволяли выпускать 14 млрд. штук сигарет в год. А в 1996—1997 годах мы выпускали 5 млрд., то есть работали всего на 35—40 процентов. Рынок диктовал свои условия. Наша продукция уже не продавалась так успешно, как раньше. Наверное, некоторые ошибки были допущены в маркетинговой политике: в каком направлении нужно двигаться, какую продукцию выпускать. Быть может, недотягивали в плане качества сигарет. Нашему генеральному директору Евгению Иосифовичу Хомику пришлось уйти с занимаемой должности — ему вменяли в вину то, что он якобы не справляется с обязанностями. После этого на ключевые позиции пришли американцы.

В начале 1998 года РДжР объявил, что Кременчугская фабрика будет специализироваться на производстве сигарет с фильтром, а Львовская — на выпуске сигарет без фильтра. Уже в мае из Винников забрали все линии для выпуска сигарет с фильтром. На предприятии запахло социальной напряженностью, хотя главный акционер обещал, что никто из работников по инициативе руководства фабрики уволен не будет. Но уже в то время из трех ежедневных рабочих смен работала только одна. А в ноябре 1998 года было принято официальное решение о ликвидации ЗАО «РДжР Тобакко Львов».

— Компания имела льготы в налогообложении?

— Да, с момента создания и до середины 1997 года она была освобождена от налога на прибыль.

— Сколько тогда людей числилось на фабрике?

— Порядка семисот. Начиная с 1996 года у нас действовала программа добровольного увольнения с выплатой девяти месячных окладов. Около ста человек пенсионного и предпенсионного возраста воспользовались таким правом. Потом, когда напрямую встал вопрос о ликвидации фабрики, путем переговоров было достигнуто соглашение о том, чтобы при увольнении людям выплачивали по 17 месячных окладов. Свое слово американские партнеры сдержали.

— Хорошо, а как повел себя Фонд государственного имущества, которому принадлежали все-таки 30 процентов акций предприятия?

— Дело в том, что весной 1998 года РДжР выкупил 28 процентов акций у Фонда госимущества. Еще 2 процента имели работники фабрики, вложившие в предприятие свои приватизационные и компенсационные сертификаты. Потом, когда встал вопрос о ликвидации фабрики, акционерам выплатили стоимость их акций по номиналу почтовыми переводами. Таким образом, «РДжР Набиско» на момент принятия решения о ликвидации своего производства на Львовщине был единоличным хозяином фабрики. Поэтому мог делать все, что угодно. Наши представители были в разных инстанциях, консультировались. Им объясняли: к сожалению, так сложилась ситуация. Начала работать ликвидационная комиссия…

— И на фабрике остались голые стены?

— Да. Все оборудование было демонтировано и вывезено. Имущество разделено на движимое и недвижимое. Первое (в основном транспортные средства) передали благотворительному фонду, уйдя, таким образом, от уплаты НДС, а второе — вначале госпиталю инвалидов войны, а потом управлению коммунальной собственности Львовской облгосадминистрации. Когда в мае 1999 года эта процедура завершилась, было зарегистрировано общество с ограниченной ответственностью «Львовская табачная фабрика», соучредителями которой являются управление коммунальной собственности облгосадминистрации и частная фирма «Волынь-табак». 26 процентов акций принадлежат госадминистрации и 74 процента — отечественному инвестору.

— В прессе долгое время муссировалась мысль, что иностранный инвестор не смог побороть львовских «несунов», поэтому и ушел…

— Я не могу отрицать того, что где-то что-то выносили. Но покажите мне хотя бы одно пищевое предприятие в Украине, где бы не воровали. Я такого не видел. Система была такой. Трудно говорить об основной причине ликвидации фабрики. Это был комплекс проблем, которые очень детально обсуждались в штаб-квартире корпорации в Женеве. Рассматривались и Кременчугская фабрика, и Львовская. В качестве отрицательных моментов приводилось то, что коллектив во Львове строптивый, что трудно найти контакт с местными властями, очень жесткую позицию заняли областные налоговики. Хотя, и на мой взгляд, основной причиной ликвидации нашей фабрики (в числе пяти других) все же стало нестабильное положение «РДжР Набиско» на мировом рынке.

А то, что преимущество все же отдали Кременчугской фабрике, можно объяснить и тем, что она занимает территорию всего в 1 гектар, расположена компактно, имеет значительно меньше строений, ориентирована на выпуск не более 7 млрд. штук сигарет. Львовская фабрика занимает 6 га, имеет много строений, ее мощности в два раза больше, поэтому организовать и наладить производственный процесс было значительно труднее. Да и средств на содержание такой фабрики уходило куда больше. Быть может, были и другие причины…

Лучше синица в руках, чем журавль в небе

В Винниках, да и в областной администрации рады, что нашелся свой, доморощенный инвестор, который хочет вкладывать в табачное производство деньги, планирует возродить некогда знаменитую фабрику. Полгода пустовали цеха в центре городка, создавая ореол запустения и разрушения. И вот фабрика ожила. Пусть пока 40—50 человек работают на ней, пусть только в начале марта начали отгружать первую продукцию в торговлю, но то, что предприятие заработало, очень важно и для Винников, и для Львова.

— Мы не являемся правонаследниками бывшей фабрики, у нас создана совершенно новая структура, — продолжает разговор директор. — Поэтому приходится начинать все с нуля. Оформлять документы, лицензии, получать разрешения, сертификаты, проходить аттестации и т.д. Мы даже не имеем права без должного оформления выпускать некогда наши фирменные марки сигарет «Львов», «Орбита» и другие.

Сегодня уже вновь куплены и установлены две линии для производства сигарет с фильтром. Одна будет выпускать их в мягкой упаковке, другая — в твердой, всего 1,5 млрд. штук сигарет в год. Пока на фабрике защитили лишь первый производственный образец — сигареты «Орбита». В ближайших планах — запустить свой табачный цех. Оборудование (бывшее уже в употреблении, но еще в нормальном состоянии) руководители фабрики присмотрели. Очень важно, что уже возобновлена работа наших котельной, электроподстанции, скважины, компрессорной станции и т.д., то есть вся инфраструктура, которая обслуживает производство…

Однако… Выйти на прежние объемы, скорее всего, не удастся. Сегодня украинский рынок табака практически сформирован. Существуют еще небольшие ниши, которые нужно вовремя занять, да и имидж старой доброй львовской марки должен помочь.

— Сегодня на украинском рынке закрепились в основном четыре крупные табачные корпорации, — продолжает Андрей Можаровский, — но я не вижу, чтобы кто-то производил сигары, мужские восточные сигареты, тонкие женские. А вот маленькой фабрике выпускать разнообразный ассортимент в небольшом количестве под силу. Но нужно успеть стать первыми. Стартовать же мы решили сигаретами, которые по своим вкусовым качествам напоминали бы прежние львовские сигареты. Хотели, чтобы они были в меру крепкими, достаточно ароматизированными и доступными по цене.

— И, наконец, самый главный, исходя из прежнего опыта, вопрос: вы находите общий язык с нынешним инвестором?

— Да, пока все идет нормально, он прислушивается к нам, а мы — к нему.

— Почему именно «Волынь-табак» проявил такой интерес ко Львову? И был услышан?

— Эта фирма — крупный оптовик в продаже табачных изделий. Он держит около 10 процентов украинского рынка, продавая сигареты всех производителей и охватывая своими услугами практически весь западный регион. Нам это выгодно, потому что мы берем на себя только производство, а они — сбыт продукции.

Кстати, мы не первые пошли по такому пути. В Польше тоже есть такие предприятия…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно