НЕПРОСТО ЖИТЬ НА СВЕТЕ БЕДНОЙ «ТАВРИИ» БЕЗ ДЕНЕГ

16 августа, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №33, 16 августа-23 августа

Послесловие к нашумевшему конфликту О конфликте, который разгорелся вокруг одного из первых в Украине коммерческих банков «АвтоЗАЗбанка», наши читатели уже имели возможность узнать из предыдущей публикации (см...

Послесловие к нашумевшему конфликту

О конфликте, который разгорелся вокруг одного из первых в Украине коммерческих банков «АвтоЗАЗбанка», наши читатели уже имели возможность узнать из предыдущей публикации (см. «ЗН» от 22 июня с.г.). Сюжет ее, в частности, заканчивался предположением, что разрешить противоречия сможет проверка деятельности банка специальной комиссией, созданной по распоряжению председателя правления НБУ. К сожалению, вопреки ожиданиям, инцидент не только не был исчерпан, но и обострился еще больше.

Д ля начала нелишне поинте-

ресоваться, что же установила комиссия из числа главных и ведущих специалистов Нацбанка, его областного управления и Ассоциации украинских банков? В принципе, ничего нового по сравнению с четырьмя предыдущими проверками финансово-хозяйственной и кредитной деятельности «АвтоЗАЗбанка», которые не выявили каких-либо грубых нарушений действующего законодательства и нормативных актов, потребовавших бы применения соответствующих санкций. Ну разве что стоит обратить внимание на некоторые небезынтересные факты.

Скажем, комиссия выяснила, что по состоянию на середину июня задолженность по кредитам, предоставленным «АвтоЗАЗбанком» объединению «АвтоЗАЗ», достигала 339 млрд. крб. - 54% объема кредитного портфеля банка. Из общей суммы задолженности пролонгация составляла 259 млрд. крб. По отношению к автозаводскому кредиту банк производил ее шесть раз. Проверяющие также сочли необходимым отметить, что урегулирование вопроса правомерности проведения банком шестой эмиссии (одной из ключевых проблем, вызвавших конфликт. - В.П.), как и принятие решения о ее продлении, согласно действующему законодательству, не относится к компетенции Национального банка. Однако учитывая, что волеизъявление акционеров по поводу проведения очередной эмиссии отражено в решениях совета от 30 января и общего собрания акционеров банка от 21 марта, после внесения соответствующих изменений в информацию об открытии эмиссии и принятия их Минфином подписка на акции может быть возобновлена. Источником недоразумений в деятельности совета и правления банка были названы нечеткое определение и разграничение их функций и полномочий в уставе банка, отсутствие положения о его совете. В связи с этим возникают вопросы о правомерности принятия советом таких решений, как выборы председателя совета, приостановка выплаты дивидендов за первый квартал текущего года и выполнения договоров по размещению акций шестой эмиссии.

Любопытная деталь. Как установила проверка, в число юридических лиц-акционеров банка, которые не подписались на акции шестой эмиссии, вошли АО «АвтоЗАЗ», АО «Автопромснаб», завод «Автогидроагрегат». В то же время их руководители, которые являются членами совета банка, приобрели акции шестой эмиссии как физические лица. Подводя итоги, члены комиссии единодушно признали: фактически имеет место конфронтация между советом, который состоит из представителей АО «АвтоЗАЗ» и родственных с ним структур, и правлением банка. Разрешить конфликт может лишь общее собрание акционеров - высший орган управления банка.

Разумеется, я не мог не поинтересоваться у нынешнего председателя совета банка А.Сотникова его отношением к выводам упомянутой комиссии. Ответ Александра Николаевича, признаться, обескуражил:

- К сожалению, ни я, ни члены совета с ними не ознакомлены. Это связано либо с однобокой информацией, представленной в справке, либо с позицией определенных лиц.

С чем это в действительности связано, мне так и не удалось выяснить. Возглавлявшая комиссию главный эксперт управления регистрации и лицензирования банков департамента банковского надзора НБУ Алевтина Демиденко отказалась от каких-либо комментариев. Это, мягко говоря, выглядит несколько странно, особенно если учесть, что департамент, который представляет уважаемая Алевтина Александровна, сыграл весьма заметную роль в конфликте. Впрочем, об этом позже, а пока, не нарушая хронологии событий, - о пресс-конференции, которую наконец-то дал совет «АвтоЗАЗбанка».

К ак заявил А.Сотников, забо-

тясь об имидже банка, интересах нынешних и будущих его клиентов и акционеров, совет «пытался любыми средствами» ограничить информацию о конфликте, отказывая журналистам в комментариях.

В принципе, дело даже не в том, что данное утверждение председателя не совсем соответствует действительности (в подтверждение можно привести хотя бы весьма красноречивые заголовки публикаций в местной прессе: «Правление «АвтоЗАЗбанка» решило «сорвать банк». Акционеры возмущены», «Добро пожаловать в мир «АвтоЗАЗбанка»!», или «Посторонним вход запрещен!»). Хуже то, что недомолвки, тенденциозные оценки конфликта порождали слухи (вплоть до самых нелепых), которые, конечно же, не добавляли авторитета финансовому учреждению. Но что поделаешь - ситуация действительно сложная, нервы противоборствующих сторон напряжены до предела, и в дипломатических рамках удержаться трудно. Однако, пользуясь случаем, все же попытаемся отделить зерна от плевел.

С точки зрения совета банка, представленной А.Сотниковым, возникновение инцидента было обусловлено следующими причинами.

Правление банка вынесло решение о выплате дивидендов за первый квартал нынешнего года в размере 5 процентов, что было «унизительно для акционеров», в числе которых более 5 тысяч работников завода. Совет счел неубедительными оправдания председателя правления Поповой и решил направить в банк ревизионную комиссию с внеочередной проверкой. Однако комиссии практически не дали возможности нормально работать: сотрудники банка не предоставляли необходимые документы, объясняя это тем, что они являются коммерческой тайной.

Утверждение В.Поповой о том, что «ревизионной комиссии были предоставлены все документы, за исключением электронного депозитария», А.Сотников прокомментировал следующим образом: «Никто электронный депозитарий не требовал. Нам он не нужен. Комиссия требовала реестр акционеров для того, чтобы проверить правильность начисления дивидендов».

«Комиссии удалось выявить, что 80 процентов доходов банка формировалось за счет обслуживания завода. Уровень доходов, который сложился у работников банка, и объем акций, который они имели возможность купить, говорит только об одном: абсолютное большинство доходов банка было направлено не на его развитие и выплату дивидендов акционерам, а на то, чтобы узкая группа банковских работников смогла заполучить контрольный пакет акций».

По словам А.Сотникова, совет пытался получить у правления четкую информацию, «что будет делаться для того, чтобы вывести банк из той кризисной ситуации, в которой он оказался», а также разобраться, «готово ли правление обслуживать возможный инвестиционный пакет, который придет на завод». Ответ был следующим: для них является новостью то, что завод ожидает такие большие инвестиции (по заверению Александра Николаевича, в размере ,3 млрд.), банк готов их обслуживать, так как имеет валютную лицензию, квалифицированных специалистов и компьютеры.

Касаясь проблемы невозврата кредитов, члены совета отмечали, что, согласно договору с банком, завод готов рассчитываться автомобилями. Однако банком такой вариант воспринимался как нежелательный. Хотя, ссылаясь на мнение руководителя областного управления НБУ А.Толстого, Александр Сотников подчеркнул: «Исходя из нормальной отечественной и зарубежной практики, банки всегда ищут возможности помощи клиенту по выходу из сложной ситуации».

И, наконец, о шестой эмиссии. «Увеличение уставного фонда - благое намерение, никто против него не возражает, - говорил А.Сотников. - Политика, направленная на увеличение уставного фонда банка, однозначно будет проводиться. Но есть законодательные нормы, которые говорят, как это должно делаться. А делаться это должно с учетом интересов акционеров, вложивших свой капитал. Они должны принимать решения - об очередной эмиссии, ее размерах, условиях проведения. В данном же случае собрания акционеров не было. Шестую эмиссию объявило правление с условием, что учредители и работники банка имеют право приоритетного приобретения акций без курсовой надбавки минимальным пакетом на сумму 150 миллионов карбованцев. Ясно, что рядовые акционеры к числу таковых не относятся».

Что же касается акционеров, успевших подписаться на акции шестой эмиссии, А.Сотников заявил следующее: «Они не должны пострадать, поскольку не виноваты в том, что кто-то преступил закон. Хотя надо разобраться - соблюдены ли все нормы закона. Если все нормы закона соблюдены, я буду выходить на совет с предложением признать этих акционеров, узаконить их права». Тем не менее, попытку регистрации акционеров шестой эмиссии как участников грядущего внеочередного собрания Александр Николаевич расценил как подготовку к его срыву.

Подытоживая претензии к неугодному правлению, председатель совета банка свел их к трем основным пунктам: «Правление не в состоянии развить банк до тех требований, которые предъявляет совет. Банк действительно карманный, но не завода, а правления. Узурпировав власть, правление пошло на увеличение собственных доходов за счет ущемления доходов и прав акционеров. Также оно пошло на прямое нарушение закона и до последнего момента продолжает его попирать».

Примечательно, что внимание приглашенных на пресс-конференцию журналистов члены совета банка отнюдь не перегружали цифрами и конкретными фактами, отдавая предпочтение обобщенным оценкам. Поэтому в попытке разобраться в перипетиях конфликта неизбежно придется обратить внимание на некоторые немаловажные детали. Начнем, пожалуй, с тех самых злополучных дивидендов за первый квартал, размер которых оказался «унизительным для акционеров».

П оначалу казалось совершен-

но непонятным, с какой это стати правление банка вырыло себе яму, в которую само же потом и угодило? Ведь и дилетанту ясно, что 5-процентное вознаграждение не подвигнет измученные безденежьем физические и юридические души петь оды во славу банку. Ну, подумаешь, «отстегнули» бы 10 - 15 процентов - и были бы не хуже других городских и иногородних банков. Логично? Увы, нет. Поскольку уникальность «АвтоЗАЗбанка» как раз и состоит в том, что его баланс, по сути, замкнут на одном предприятии - АО «АвтоЗАЗ». Дела же у объединения с каждым месяцем шли все хуже и хуже: выпуск автомобилей стремительно сокращался, а значит, и выручка от их продаж. А ведь как отметила ревизионная комиссия, проводившая проверку по инициативе совета банка, «80 процентов доходов банка формировалось за счет обслуживания завода».

Вторым обстоятельством было снижение уровня инфляции и кредитных ставок, которые уже не позволяли получать прежние сверхдоходы от оборота средств. К тому же в конце прошлого года снялся с обслуживания один из наиболее крупных клиентов - АО «Мотор Січ». Для «АвтоЗАЗбанка» это означало потерю рублевых оборотов по российским коррсчетам и соответственно - балансовой прибыли в сумме 80 млрд. Естественно, подобное стечение обстоятельств не располагало к выплате высоких дивидендов. К слову, уход «Мотора» из «АвтоЗАЗбанка» хоть и не афишировался, но, по утверждению сведущих людей, был вызван упорным нежеланием руководства «АвтоЗАЗа» дать возможность этому предприятию приобрести определенный пакет акций банка.

Идея прихода банка на выручку заводу в трудную минуту тоже представляется, на первый взгляд, вполне здравой и закономерной. Как-никак, именно автозавод дал финансовому учреждению путевку в жизнь, помогал и поддерживал в период становления. Но вместе с тем, реализация любой степени признательности невозможна без учета сложившихся экономических реалий. Именно они и не позволили в недалеком прошлом осуществить весьма привлекательный проект, согласно которому консорциум отечественных банков выступил бы инвестором Запорожского автозавода. Не воспылали финансисты этой идеей, поскольку к началу этого года совокупный уставный фонд всех вместе взятых украинских банков составлял 54 трлн. карбованцев. Сравните эту цифру с 0 млн., которые фигурировали в переговорах с концерном «DAEWOO», и дальнейшие комментарии на этот счет окажутся попросту неуместными. Как неуместна и роль спасителя отечественного автомобилестроения для «АвтоЗАЗбанка» с уставным капиталом в 200 млрд. карбованцев, половина из которого - собственность частных лиц. В силу этого не вдохновляла правление и перспектива в качестве расчета за кредит получать не деньги, а «Таврии», которые в настоящее время вряд ли являются высоколиквидным товаром...

В сложившейся ситуации у меня нет никакого желания представлять банкиров эдакими безгрешными ангелами во плоти. Хотя бы потому, что подобную кульминацию они обязаны были предвидеть, а раз так - то и суметь не довести конфликт до таких масштабов. Той же историей с выпуском акций шестой эмиссии. Ведь нарушение-то было: не на собрании акционеров, как полагается, а в так называемом «рабочем порядке» принято решение об эмиссии. Имеет ли здесь место криминал, судить не берусь, в конце концов, это функция не журналиста, а правоохранительных органов. Однако на некоторые далеко не второстепенные факты все же стоит обратить внимание. По данным Ассоциации украинских банков, на момент принятия решения о шестой эмиссии предыдущий председатель совета «АвтоЗАЗбанка» С.Кравчун представлял интересы 27,6% голосов как генеральный директор и 6% - по доверенностям работников завода, председатель правления В.Попова - 23%. В задаче спрашивается: могло ли собрание (даже если допустить невозможное - при стопроцентной явке акционеров) не принять решение об эмиссии, на котором настаивают пусть два человека, но с 56,6% голосов? Наверное, приняв во внимание это обстоятельство, а также то, что шестая эмиссия была впоследствии утверждена советом банка и собранием акционеров, после рассмотрения и принятия необходимых изменений в информацию об эмиссии Министерством финансов Украины 27 июля возобновлена подписка на акции.

У помянув о решении Минфи-

на, я тем самым несколько нарушил очередность событий, которые, собственно, и создали сюжет. Что ж, исправляюсь, тем более, что в начале обещал отметить роль, которую сыграл в конфликте департамент банковского надзора НБУ. Точнее, не весь департамент, а его директор Анатолий Степаненко. 3 июля за его подписью в Запорожье пришла депеша, предписывающая «отменить шестую эмиссию, принятую предыдущим руководством банка». Оставим в стороне степень правомерности столь категоричного заявления директора департамента. Но откуда характеристика руководства банка как предыдущего? Правление банка расценило это как отстранение его от работы, с недоверием отнесясь к устным заверениям Анатолия Ивановича о том, что, дескать, телеграмма адресована собранию акционеров. Действительно, при чем тут собрание, когда адресаты в документе указаны конкретно: совет, правление «АвтоЗАЗбанка» и областное управление НБУ?

Не дождавшись официальных разъяснений от Нацбанка, через четыре дня шесть членов правления банка во главе с его председателем подали заявления об отставке с целью прекращения конфликта. Разъяснения поступили на следующий день. Телеграмма, подписанная заместителем председателя правления НБУ А.Киреевым, гласила: «В связи с необходимостью более детального рассмотрения ситуации, сложившейся в «АвтоЗАЗбанке», телеграмма департамента банковского надзора отзывается до принятия решения правления НБУ». Однако ни этот документ, ни внеочередное собрание акционеров 30 июля уже не могли изменить вполне прогнозируемый ход событий.

В опреки опасениям совета

банка, собрание акционеров сорвано не было: акционеры шестой эмиссии в нем не участвовали. Форум принял меры по приведению в соответствие с законодательством выпуска акций шестой эмиссии, утвердил новую редакцию устава банка, положения о совете, правлении, ревкомиссии, избрал председателей и членов ревизионной комиссии, правления и совета банка. Председателем совета банка был избран А.Сотников, подавляющее большинство членов совета составили руководители автозавода и предприятий-смежников. Коренные изменения произошли в составе правления банка, которое возглавила Татьяна Новицкая, работавшая прежде начальником управления развития финансового рынка Запорожского горисполкома.

К ак говорится, в свете выше-

изложенного впору под конец задать вопрос, который так смачно звучит из уст сатирика: «А из-за чего, собственно?!» Если правы те наблюдатели, которые считают, что главной целью почти пятимесячного конфликта было устранение от дел неугодного правления банка, то стоит задуматься: не слишком ли дорогой ценой пришлось за это заплатить?

Имеет ли данная версия право на жизнь - судите сами из высказываний предыдущего председателя совета «АвтоЗАЗбанка», председателя правления АО и генерального директора «АвтоЗАЗ» С.Кравчуна.

- Нет ничего постоянного: происходит смена поколений, смена руководства, которое комплектует команду под себя - это закономерно. Мы не смогли наращивать уставный фонд банка потому, что завод оказался в кризисной ситуации, а размывание доли предприятия считали тенденцией нехорошей и всячески сдерживали приток капиталов в банк со стороны. Но держать все в одних руках, когда эти руки всего не охватывают, наверное, неправильно. К сожалению, это все осознаешь потом. Очень сложно сидеть в двух креслах, и особенно тогда, когда видишь, что завод должен принять тяжесть на себя, а поделать ничего не можешь, хотя и знаешь, что здесь тоже будет провал...

P.S. Обеспечит ли данная развязка финансовое здоровье «АвтоЗАЗбанка», покажет будущее. Вполне вероятно - довольно скорое. А поскольку данная публикация ни в коей мере не преследует цель каким-либо образом повлиять на результат, автор оставляет за собой право не заострять внимание на нынешнем состоянии дел в банке, прибыль которого по итогам семи прошедших месяцев при предыдущем правлении составила свыше 120 млрд. карбованцев.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно