НЕФТЕПЕРЕРАБАТЫВАЮЩИЙ УЧИТСЯ ПАХАТЬ… И СЕЯТЬ

19 декабря, 2003, 00:00 Распечатать

Село Воля-Якубова Дрогобычского района Львовской области и в советские времена не могло похвастаться особо развитой инфраструктурой...

Село Воля-Якубова Дрогобычского района Львовской области и в советские времена не могло похвастаться особо развитой инфраструктурой. Точнее, это село было планово депрессивным. В списки неперспективных населенных пунктов Воля-Якубова попала по сугубо политическим соображениям. В селе родился полковник «січових стрільців», «голова проводу ОУН» и «перший Президент України в екзилі» Андрей Мельник. Село подверглось жестким репрессиям. С 1948 по 1950 год отсюда были вывезены 156 семей. Только за то, что они в десятом колене имели отношение к Мельнику. А оставшимся постарались создать максимальные неудобства. Если испокон веку село с Дрогобычем связывала прямая грунтовая дорога протяженностью в восемь километров, то «строители коммунизма» проложили к Воле-Якубовой асфальтовую 22-километровую дорогу через околицу. Проводя политику умертвления села, советская власть не стала возводить в селе новую школу, дом культуры, здание сельсовета — все эти учреждения были вынуждены ютиться в ветхих постройках времен польской оккупации. Здания правления колхоза вообще не было, поскольку «зачищенное» село в хозяйственном плане присоединили к соседним Добривлянам. И власти своего добились: некогда большое и оживленное село, родина, кроме Мельника, многих профессоров, врачей и даже депутата польского Сейма, было низведено чуть ли не до хуторского статуса.

Эстафету могильщика села взяла на себя новая власть, которая без тени сомнения назвалась украинской. При новом режиме село отделилось от соседа. «Самостоятельное» хозяйство села, пройдя этапы «селянська спілка» и «общество с ограниченной ответственностью», достигло уровня развития под названием «банкрот». (К слову, банкротами в районе районному и областному руководству удалось сделать почти все ООО.) На этом «земельная реформа» была завершена. Разобщенные крестьяне остались с лопатами и бумажками (сертификатами на паи) в руках. Последние три года в сельском хозяйстве Воли-Якубовой вообще ничего не происходило.

Самое интересное в этой истории — что упадок сел Львовщины осуществлялся фактически «под руководством» Аграрной партии Украины, чьи представители в этот период контролировали исполнительную власть области. При аграриях у ООО, созданного на базе села, за долги отняли всю технику и оперативно ее продали. В начале уборки урожая отобрали два комбайна «Нива». Причем у общества еще имелись зерно и скот. Этим «ликвидным имуществом» можно было покрывать задолженности, при том, что, согласно Закону «О банкротстве», имущество, отчуждение которого может привести к остановке производства, должно продаваться в последнюю очередь. Но «ликвидаторы» первым делом ухватились за комбайны. Именно эта сельскохозяйственная техника тогда (1998—1999 г.г.) очень хорошо продавалась за пределами области. Причем кое-кто на выполнении процедуры банкротства сельхозпредприятий в то время весьма недурно заработал. Комбайн «Нива», к примеру, сельскому обществу с ограниченной ответственностью на базе земель Воли-Якубовой оценили до 6 тыс. грн., а продали Тернопольской области за 40 тыс.

Село Воля-Якубова, как отметил председатель сельсовета Игорь Васильевич Каличак, — «очень патриотично и политично». Последнее десятилетие сельчане исправно голосовали за кандидатов от партий правильного, «патриотического направления». Жизни села, как и всех населенных пунктов данного избирательного округа, это обстоятельство помогало мало. Видимо, в менталитете избирателей Дрогобычского района произошли серьезные изменения, поскольку в последней парламентской кампании выбор они делали не столько из политических соображений, сколько из экономических. Очевидно, жители Дрогобычского района поняли, что одними митингами, пением патриотических песен, ношением по праздникам формы сечевых стрельцов и вышиванок новую жизнь не построить. Ситуация вынуждала обратиться к реалиям. Как следствие новым представителем избирательного округа № 122 в парламенте стал председатель наблюдательного совета НПК «Галичина» Петр Дыминский.

Дыминский помогал сельхозпредприятиям и до того, как был избран в Верховную Раду, — с момента принятия руководства на НПК. Хозяйства, сохранившие вопреки «аграрной реформе» какую-то технику, получали перед посевной беспроцентный товарный кредит топливом. Последние три года у руководителей таких хозяйств вошло в практику: весной оформляешь кредит — осенью, после сбора урожая, рассчитываешься. Если бы не эти кредиты «Галичины», в районе вообще никто ничего бы не сеял. А так район в этом году получил возможность засеять озимыми 2000 га. Правда, при таком подходе (товарном кредитовании) без поддержки остаются дезинтегрированные и разоренные паевики. В районе не обрабатывается приблизительно половина земель. (А если брать по коллективным хозяйствам, то еще больше.) Жители Воли-Якубовой являются ярчайшими представителями этой категории крестьянства, эталоном обнищания.

Став народным депутатом, Петр Дыминский отошел от руководства предприятием. Однако он убедил генерального директора нефтеперерабатывающего завода Владимира Гусакова, местных предпринимателей и местные власти в том, что сельским предприятиям района следует помогать и в дальнейшем. Сделать это было не так уж сложно. Районной власти несравненно приятнее иметь на подконтрольной территории жизнеспособные крестьянские хозяйства, нежели бездыханные. Есть к чему на селе приложить силы и бизнесменам средней руки. Скажем, переработка молока или мяса весьма привлекательны для инвестирования. Не пришлось долго уговаривать и Гусакова, поскольку он в свое время, работая вместе с Дыминским на одной из шахт Червонограда, уже осваивал смежную специальность — управление аграрным подразделением.

В отношении таких, с позволения сказать, сельхозпроизводителей, как собственники земельных паев в Воле-Якубовой, НПК решил испытать более радикальное средство, чем просто топливный кредит.

НПК, арендовав у сельчан 350 гектаров земли, создал на своей базе дочернее сельскохозяйственное предприятие (ДСХП) «Воля-Галичина». В местных условиях и такое количество земли для одного коллектива — это много. Хозяйства, которые в районе нынешней осенью сумели засеять по 250 гектаров, можно сосчитать по пальцам одной руки (последний палец — за «Волей-Галичиной»). Остальные 30 хозяйств в этом году планировали озимыми засеять гектаров по 50, не больше. (Оставшиеся 100 из 350 гектаров ДСХП вспахало на зябь, которые весной засеет ярыми зерновыми овса, ячменя, гречки.)

Молодое предприятие фактически столкнулось с необходимостью рекультивации земель. Некоторые поля были непахаными пять лет, а иные — все 15. Местами на бывших земледельческих угодьях уже шумели молодые леса. Что из бывших угодий не сумели освоить деревья, то захватили сорняки. Возвращение земли к аграрной функции потребовало дополнительных усилий и, соответственно, расходов.

Далее. «Воля-Галичина» оказалась, так сказать, безлошадной. Нет, сама «Галичина» технику имеет, но совсем иного свойства. Поэтому новый арендатор земли вынужден временно стать еще и арендатором сельскохозяйственной техники. В осенний сезон нынешнего года молодое предприятие хозяйствовало при помощи чужого «железа». А весной придется обзаводиться своим. НПК уже предусмотрел на данную статью расходов 400 тыс. грн. На них планируется закупить два отечественных трактора (желательно производства «ХТЗ», так как они более мощные, а топлива потребляют меньше), пяти- или восьмикорпусной плуг, дискобороны, культиваторы, сеялки. Работа с зерновыми требует приобретения и комбайнов. Для обслуживания тех самых 350 гектаров необходимы хотя бы две «Нивы». Но с ними, как и с импортной техникой (вроде трактора «Джон Дир», способного за день без особого напряжения вспахать 20 гектаров, тогда как наш трактор при стахановской выкладке за то же время едва ли осилит с опущенным плугом 4 гектара) придется еще какое-то время повременить.

Такая сдержанность в приобретении сельскохозяйственной техники продиктована не столько боязнью прогореть на непривычном для нефтеперерабатывающего комбината поприще, сколько правовыми рамками, в которые втиснуты арендаторы. Договоры с 200 сельчанами Воли-Якубовой составлены на пять лет — на больший срок законодательство не позволяет. А делать крупные капиталовложения и не быть уверенным в том, что завтра с тобой не расторгнут соглашения, не хочется. Неэкономично как-то может получиться. Инвестор (в данном случае — НПК) крупно потратится и может остаться с одними убытками. Что делать с сельскохозяйственной техникой и без земли?! Устраивать распродажу по бросовым ценам?! И почему кто-то должен пользоваться землей, в которую ты вбухал множество ресурсов?! При сроке в 50 лет арендатор чувствовал бы себя гораздо увереннее.

При всей неопределенности и рискованности своего начинания НПК все же рассчитывает на положительные результаты работы ДСХП. О том, что НПК не собирается выбрасывать почти миллион гривен (полмиллиона уставного фонда и 400 тысяч под закупку техники), можно судить хотя бы по тому, как он решил кадровый вопрос на своем дочернем предприятии. Директора для нового сельскохозяйственного предприятия искали вместе с районной государственной администрацией. Инвестор пожелал, чтобы человек, которому будет доверено руководство «Волей-Галичиной», сочетал в себе такие качества, как грамотность, энергичность, инициативность, ответственность. Как ни странно, такой человек нашелся. Им оказался Валерий Калапунь. Этот нестарый инженер-механик 10 лет назад принял ООО в соседнем селе Ролево, которое тогда находилось на 32-м месте среди 32 хозяйств района. За прошедшую десятилетку ролевское хозяйство по всем показателям заняло третье место.

Остальные специалисты были подобраны тоже не случайно. Тут оказалось чуть сложнее. Рукотворная неперспективность при Советах и столь же неслучайное разорение села за последние 12 лет обусловили неутешительную демографическую ситуацию. В Воле-Якубовой остались почти одни старики. Тем не менее 15 трудоспособных человек найти удалось. Средний возраст работников — до 33 лет. Агроному — 24 года, инженеру — 28 лет. Только бухгалтер отметил свое 50-летие. Впрочем, в этой профессии возраст скорее преимущество, чем недостаток. Секрет подбора кадров был прост — нормальные для села заработные платы. Инженеру и агроному платят по 800, механизатору — 600, подсобному работнику — 450 гривен.

Неудивительно, что в «Волю-Галичину» уже есть желающие из других сел. Просят принять на работу и просят принять землю в аренду. Экономической привлекательности в расширении, равно как и в создании самого ДСХП «Воля-Галичина», для НПК нет никакой. Хорошо бы хоть «выйти по нолям». И все же «Воля-Галичина» возьмет под свою опеку земли в соседних селах Добривляны, Грушив и Дорожив. Таким образом, сельскохозяйственные площади будут обработаны на 500 — 700 гектарах. В планах расширения сельскохозяйственного подразделения НПК — восстановление животноводческой фермы (чтобы сделать цикл производства замкнутым) и создание рыбного хозяйства.

На этом НПК, пожалуй, и остановится: на все земли района предприятию средств не хватит. Ведь нужно еще иметь в виду, что «Галичина» за последние несколько лет, по сути, стала генеральным спонсором всего района. Предприятие финансирует чуть ли не всю социальную сферу Дрогобычского района. Обеспечение «Будинків просвіти», школ, детских домов, строительство церквей, дорог, газификация сел — все это в округе патронируется предприятием НПК «Галичина». Только на прокладку газопровода в село Добривляны «Галичиной» было выделено 4,6 млн. грн. Очевидно, было бы прекрасно, если бы район сам мог все эти программы выполнять самостоятельно. Но в том-то и беда, что Дрогобычский по сравнению с другими районами области по критерию «наличие бюджетонаполняющих предприятий» находится в самом худшем положении. Да, Дрогобыч — крупный промышленный центр, второй в области после Львова. Однако Дрогобыч является городом областного подчинения, поэтому собранные там налоги идут на сам город, область и выше. Предприятия вроде молокозаводов, птицефабрик или мясокомбинатов в районе отсутствуют. А большинство сельхозпредприятий скорее мертвы, чем живы.

А что же с экспериментом по ДСХП? Одно спасенное село (или несколько сел) — это хорошо. Как быть остальным? Собственно говоря, НПК и не собирался проводить широкую сельскохозяйственную экспансию. Расчет делался на другое. Руководство нефтеперерабатывающего предполагало взяться за самый запущенный участок и на его примере показать, что сельским хозяйством можно заниматься даже в непростых экономических и правовых условиях. Эффект «Засватана дівка — гарна» сработал. И хотя «Воля-Галичина» еще не показала результата (до урожая еще нужно дожить), у НПК уже появились последователи. Известно, что в районе подыскивает земли для обработки Дрогобычский долотный завод.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно