НЕ ОДИН В ПОЛЕ ВОИН...

8 августа, 2003, 00:00 Распечатать

В этом году жатвенное поле Украины напоминает сплошной полевой госпиталь: земледельцев принудительно «лечат» по сомнительным столичным рецептам...

В этом году жатвенное поле Украины напоминает сплошной полевой госпиталь: земледельцев принудительно «лечат» по сомнительным столичным рецептам. А чтобы те не выплевывали горькие пилюли, правительство приставило надзирателей: службы от «01» до «03» и даже те, к которым по двузначному номеру не дозвонишься. Подобной «бдительности» со стороны государства крестьяне не припомнят со времени обретения независимости. Гаишники расквартировались в засадах по лесополосам, а следом за комбайнами курсируют новосозданные ДНД, отслеживая путь зерна от бункера на ток и дальше.

При аграрных милицейско-прокурорских патрулях вообще отпадет необходимость в таком институте, как Министерство аграрной политики. Сочувствую мышам-полевкам. Вряд ли им удастся скрыться от неусыпного глаза «продотрядов» и натаскать в норки хотя бы прожиточный минимум на зиму. Останутся ни с чем и пернатые, которых отпугивают сиренами-ревунами. Не говоря уж о зернотрейдерах — фигурах, заметных издалека...

Однако несмотря на плотность рядов охранников, зерна в государственных амбарах не становится больше. Даже с административным щитом и мечом довольно сложно оперировать на зерновом рынке покупателям — и Госрезерву, и ГАК «Хлеб Украины». Именно последняя компания свежими кабминовскими постановлениями назначена государственным агентом по залоговым и интервенционным закупкам.

Санация без реанимации?

«Бабуля! У тебя такие красивые, санированные клыки! Адрес клиники не подскажешь?» — не налюбуется современная Красная Шапочка филигранной работой дантистов. Безупречным жевательным аппаратом на первых порах бравировала и Государственная акционерная компания «Хлеб Украины», созданная постановлением Кабинета министров №1000 в августе 1996 года. На зерновой рынок вихрем ворвался выпестованный государством монстр, который сгреб под крышу лучшие 100 предприятий: мельницы, крупяные и комбикормовые заводы, элеваторы, включая два портовых — Одесский и Николаевский. Казалось бы, жить ГАКу — не тужить, перемалывая всеми тридцатью двумя зерно, однако...

Во время учредительной эйфории никто не придал значения тому, что компания стала правопреемницей двух главных управлений Министерства сельского хозяйства и продовольствия. А за ними, начиная с 1993 года, тянулся долговой шлейф длиной в 59,5 млн. долл. США: за иностранные кредиты под гарантии правительства по американской программе PL-480 (фуражная кукуруза, соевый шрот).

Втихаря «навесили» на компанию и долги перед государством в рамках Программы экспортных кредитов Минсельхозу США GSM-102 (почти 200 млн. долл.) и по кредитной линии в рамках соглашения с Европейским сообществом (100 млн. экю). Заемщик в лице ликвидированного Главного управления хлебопродуктов Минсельхоза обязывался осуществлять надлежащим образом все выплаты по основному долгу и процентов. Однако на валютные счета Укрэксимбанка — банка-агента Кабинета министров — не «капнуло» ни цента.

Несмотря на это, к старым долгам правительство начало добавлять еще и новые, втянув ГАК в заведомо проигрышную кампанию по обеспечению сельхозтоваропроизводителей товарными кредитами. Почему заведомо проигрышную? Потому что в 1998 году колхозы еще оставались истинно социалистическими, а поставками горюче-смазочных материалов, минеральных удобрений и средств защиты растений занимались коммерческие структуры, хорошо подкованные в юридически-правовом смысле. Договорные обязательства предполагалось заключать исключительно по ценам в национальной валюте. На самом же деле соглашения привязывались к бартерным условиям по долларовому эквиваленту на момент их подписания и изначально предполагали убытки заемщиков. Посредником и гарантом между двумя субъектами стал своеобразный буфер — «Хлеб Украины». Через него весной на село пошли ресурсы на сумму почти 340 млн. долл., из которых осенью вернулась лишь... треть. А трейдеры наседали...

ГАК выскребла все активы — мало. Тогда правительство соответствующим постановлением обязало рассчитаться с оптовыми поставщиками материально-технических ресурсов заимствованным из... Госрезерва зерном на сумму 267 млн. грн. А когда и этого оказалось недостаточно, компании разрешили воспользоваться зерном, которое числилось за корпорацией «Украгропромбиржа» в качестве оплаты за технику фирмы «Джон Дир». После этого государственная акционерная компания «Хлеб Украины» оказалась полностью финансово парализованной. Точнее, ее центральный офис, а дочерние предприятия продолжали работать. Правда, некоторые из них также ломали ноги в долговых ямах, поскольку руководители брали кредиты в несколько раз большие, чем имели ликвидного имущества.

Конечно, задним числом легко критиковать. Если не переходить на личности, то гробовщик ГАКа один-единственный — Кабмин, поскольку государственная акционерная компания ни при каких обстоятельствах не занималась «самодеятельностью». На каждый шаг — соответствующее постановление или распоряжение. По большому счету, это была даже не компания, а карманная структура, через которую с подачи Кабмина проходили сомнительные транши. Тем более что единоличным владельцем пакета акций «Хлеб Украины» был и остается высший орган исполнительной власти.

Другое дело, что пакета как такового до 2001 года не существовало и компания не была полноценным открытым акционерным обществом. Лишь после постановления Кабмина №240 от 14 марта 2001 года ее правовой статус привели в соответствие с действующим законодательством, выпустив акции на 1384,7 млн. грн. — по размеру уставного фонда. Но и этой суммы не хватило бы, чтобы рассчитаться с кредиторами, которые, услышав о банкротстве ГАКа, выставили исков более чем на 2 млрд. грн. Были среди них и такие фирмы-компании, которые, ради спортивного интереса, попытались поживиться за счет пускай и мертвечины, но государственной. А почему бы и нет, если прежнее руководство компании, не разобравшись в природе возникновения долговых обязательств, молча признало за ГАКом убийственную сумму.

Зато новое инициировало ревизию все и вся, чтобы отсеять сомнительные кредиты. Вот тогда и всплыли давние PL-480, GSM-102, ЕС... Обремененная долгами, ГАК ждала окончательного вердикта своего патрона-учредителя: жить или не жить? Среди членов правительства не было единодушия. Сначала большинством голосов решили ликвидировать компанию, объявив ее банкротом. Но при таком варианте Кабмин, как учредитель, принимал на себя обязательства погасить кредиторскую задолженность. Кроме того, Украина теряла в лице ГАКа государственного оператора на рынке зерна. Решение о банкротстве отменили как поспешное и ошибочное.

Второй вариант — реорганизовать в государственное предприятие — также вызывал множество споров. Во-первых, такой шаг требует исключительно бюджетного финансирования. Во-вторых, блокирует все возможности и пути дальнейшего развития, делает невозможным привлечение кредитов коммерческих банков. Поэтому и на этом рецепте поставили жирный крест. Только с третьей попытки родилась модель, которая устроила и Кабмин, и ГАК «Хлеб Украины», а именно — досудебная санация с поэтапной комплексной реструктуризацией. Что и было закреплено распоряжением Кабинета министров №588-р от 18 декабря 2001 года.

С огромным трудом, преодолевая небывалое сопротивление местных судов, руководству ГАКа удалось признать лишь 290 млн. грн. долгов перед кредиторами. Но власти с санацией не очень торопились. От момента издания правительственного распоряжения №223-р от 6 мая 2000 года, в котором впервые заикнулись о реструктуризации долговых обязательств компании, до реальных действий прошло ровно три года. И это при том, что все указанные документы, чтобы облегчить жизнь сотрудников правительства, готовили специалисты ГАКа. Все это время — практически с 1998 года — «Хлеб Украины» вместо того, чтобы активно играть на собственном зерновом поле, находился не то что в запасе, а не фигурировал даже в дубле. Не говоря уж о поле чужом — экспортном.

Не по своей вине ГАК не успела к нынешней жатве, как планировалось, полностью передать проблемные долги Агентству по реструктуризации задолженности и начать хлеборобский сезон с чистой страницы. Но, сбросив с плеч даже часть долгов (с четырьмя крупнейшими кредиторами удалось договориться и заключить мировые соглашения, по которым долг следовало возвращать в течение пяти-шести лет), сотрудники компании почувствовали облегчение и поспешили утвердиться на зерновом поле. Но настроенность на успешное завершение санации обернулась разочарованием.

При рассмотрении «хлебного вопроса» в сессионном зале Верховной Рады кто-то из депутатов назвал «Хлеб Украины» воровской компанией, а его коллега даже посоветовал генеральному прокурору не ездить по командировкам, а разобраться в столице с пресловутым ГАКом, где работают люди, которые уже должны бы выйти, а они еще и не сидели. Уже в кулуарах выяснилось, что один из критиканов имел в виду другую компанию с одноименным названием — именно она искусственно сделала должником Харьковский комбинат хлебопродуктов №1, в свое время взяв его в аренду у ГАКа, и теперь выставила дармовщину на продажу. Но этих деталей не сообщили ни с трибуны, ни от микрофона. Политическое, а с ним и финансовое доверие к «ворам» было утеряно окончательно.

Стреножить хлебный ажиотаж доверили Госрезерву, выделив ему из бюджета 400 млн. грн. Новоназначенный глава этого ведомства Николай Песоцкий потребовал от ГАКа передачи в его ведение, в соответствии с давним постановлением Кабмина №1174, четырех элеваторов. Непонятная возня вокруг имущества «Хлеба Украины» послужила сигналом для кредиторов, с которыми компания с таким трудом заключила мировые соглашения: они расторгли их. Ситуация откатилась на исходные позиции: большому кораблю дольше тонуть! Хотя рулевые шутят: лучше ужасный конец, чем ужас без конца…

Жаль, если придется спускать на хлебные волны траурные венки... Как-никак, компания владеет четвертой частью элеваторных емкостей страны, на ее долю приходится треть мощностей по производству круп, пятая часть — по производству комбикормов. И вот такой бесславный конец?!

Хлеб — наша головная боль

Жду, когда спадет хлебная «пена» и назовут, как и обещали, ту политическую силу, которая вызвала продовольственный ажиотаж. Хочется заглянуть в глаза «врагам украинского народа»! Хотя может случиться и так, что искателям «подрывных элементов» придется смотреть если не в зеркало, то в глаза друг другу. Ведь именно из-за собственной сытости власть вовремя не заметила «голодные» народные набеги на магазины, не поставила рядом с лотком проклятого коммерсанта-спекулянта два государственных с более дешевыми мукой, макаронами, крупами, сахаром.

Вопрос в другом: с чем становиться? Мучные интервенции из Госрезерва всего на четверть удовлетворяют заявки отдельных регионов. Не секрет, что зерновые запасы в этом государственном материальном банке здорово «просели» и находятся за пределами так называемых неснижаемых. Глава ведомства Николай Песоцкий пытается любой ценой их пополнить. Но хватит ли для этого «щедрых» 400 млн. грн. на закупку продовольственного зерна у отечественных сельхозтоваропроизводителей?

В недавнем интервью «ЗН» Николай Федорович уверял, что найдет в Украине дешевое зерно по цене 700—750 грн. за тонну. И первый тендер 14 июля, по его словам, подтвердил надежды: в госрезервовские амбары засыпано 250 тыс. тонн по цене 750 грн. За пределами кабинета удалось выяснить и другое. Участники торгов продавали излишки прошлогоднего зерна, которое скупали у крестьян по 350 грн. за тонну. Так чем они лучше, если говорить о сверхприбылях, «опущенных» властью зернотрейдеров?!

Но больше всего шокировала реальная цена на тендере: не 750 грн. за тонну, как утверждал г-н Песоцкий, а... 850! И хотя инстинкт самосохранения у нас ниже, чем у представителей фауны, непонятно: зачем только что назначенному руководителю Госрезерва лукавить? Простая арифметика: по существующей реальной цене на зерно Николай Песоцкий на выделенные правительством средства сможет купить от силы полмиллиона тонн вместо желанного миллиона.

Дело в другом. Власть считает Госрезерв и его руководителя спасителями нации в части обеспечения ее хлебом. Против богатого Госрезерва «Хлеб Украины» с куцыми 70 млн. грн. выглядит просто нищим. Да и эти средства, по признанию одного члена правительства, «оторвали от сердца». А на них нужно осуществить и залоговые закупки, и интервенционные...

— Это — классические рычаги регулирования зернового рынка, их используют все развитые страны мира. Есть и третий вариант — сидеть сложа руки, что Украина, по большому счету, и делает, — в голосе Александра Ковылина, зампреда правления ГАК «Хлеб Украины», чувствуется раздражение. — Польша имеет агентство, закупающее, по нашим меркам, колоссальные объемы зерна. В Австралии среди экспортеров — только национальные трейдеры, к тому же между ними существует четкая специализация: каждая компания транспортирует лишь определенный вид сельскохозяйственной продукции. Мы же три года подряд декларировали залоговую закупку трех миллионов тонн зерна, но на самом деле засыпали мизер. А разве голыми руками, без бюджетных средств, загребешь больше?

В сущности, механизм залоговых закупок мы дискредитировали. Поэтому вряд ли можно надеяться, что в этом году он заработает в полную силу. Тем более при мизерных средствах — 70 млн. грн., которые погоды на зерновом рынке не сделают. Но эти средства могут в определенной степени поддержать сельхозтоваропроизводителей финансово. Чтобы получить кредит в банке, руководитель агроформирования должен заполнить море документов. Поскольку в большинстве случаев баланс у крестьян отрицательный, то минимальный залог под кредит составляет 1:2. Ввиду не самой лучшей кредитной истории заемщик будет платить и более высокий процент за использование средств: не 18, а 20—24%. И получит не 15% компенсации из бюджета, как по залоговым ставкам, а 7—10%.

Если же использовать механизм залоговых закупок, то, сдав на элеватор «Хлеба Украины» тонну пшеницы третьего класса, крестьянин сразу же получает 550 грн. — беспроцентный кредит, который он может направить на осенне-полевые работы. Ошибаются те, которые считают, что 550 грн. — это цена купли-продажи. Нет! В любое время, в зависимости от ценовой ситуации на рынке зерна, его владелец может беспрепятственно, вернув 550 грн. плюс затраты за хранение (не более 1,5%), забрать товар и продать, например, за 1000 грн. В этом случае ГАК может стать первым в очереди покупателей и приобрести зерно, оформив с клиентом документы купли-продажи.

Но даже при самых низких в Украине расценках на услуги у ГАКовских элеваторов что-то не видно множества грузовиков с зерном: его мало. Поэтому компания расширила список наименований сельхозкультур, которые закупает по залоговым ценам: кроме пшеницы, ржи, ячменя, кукурузы и семян подсолнечника, в него внесли овес, гречку, просо, горох, рис и сою.

Но самая большая коллизия в том, что ГАК — не полноправный распорядитель даже этих куцых 70 млн. грн., из которых фактически выделена лишь половина. Имеется адресное распоряжение Кабинета министров закупить миллион тонн фуражного ячменя, продержать в собственных хранилищах до времени «Ч» и по сигналу свыше продать птицефабрикам. Ну, во-первых, курятники давно приватизированы, и с какой стати государственному чиновнику заботиться о постороннем бизнесе? А во-вторых, попробовал бы чиновник дать подобное «указание» коммерческой структуре, тому же мощному зернотрейдеру. Что услышал бы в ответ?

Порочная практика управления АПК продолжается, и не исключаю, что в начале 2004 года снова будем искать крайних. Уверен, если бы у аграрных «сливок» слух был немного лучше, чем у Бетховена, а зрение — острее, чем у Гомера, они предупредили бы ситуацию с хлебом, возникшую в этом году. Хоть бы соломки подстелили... Ведь о зерновой проблеме писали и говорили постоянно. Однако бравада сопровождала аграрных лидеров до самой критической черты. Вице-премьер Иван Кириленко грудью стоял против импорта посевного материала озимой пшеницы, убеждая, что его достаточно в отечественных семенных селекционных центрах. Теперь ввозим — после вмешательства Президента, чартерных рейсов премьер-министра в Москву и Астану... И не только семена, но и продовольственное зерно. Хотя это следовало делать еще в январе, договорившись на межгосударственном уровне и с северным соседом, и с Казахстаном.

А в июне, когда хлебный рынок уже начал агонизировать, МинАП внесло на рассмотрение аграрного комитета Верховной Рады вариант распределения дополнительно выделенных бюджетных 356 млн. грн., из которых 28 млн. забронировало для создания... уставного фонда земельного ипотечного банка. Депутаты коренным образом перекроили министерскую «простыню», не забыв 30 млн. грн. передать «Украгролизингу», хотя компенсировать проценты за реально приобретенную технику следует все же сельхозтоваропроизводителям, а не тем, кто ее еще только собирается выпускать. Как по мне, самым разумным было бы направить все 356 млн. на залоговые закупки зерна.

Хлебная эпопея текущего года напомнила мне подобную в 2000—2001 годах, когда нынешние аграрные лидеры занимали должности отнюдь не бригадиров полеводческих бригад. К сожалению, наша память болтается, как колхозное вымя, между ногами исторических дат. Только и всего... Чем войдет в летопись Украины жатва-03? Введением продразверстки, главным принципом которой является ленинское: «С бедных крестьян — ничего, с середняка — умеренно, с богатого — много». Местные администрации в устной форме обязывают хозяйства и фермеров сдавать определенное количество зерна в стабилизационные фонды. При этом ориентиром служат цены залоговых закупок ГАК «Хлеб Украины», утвержденные для совершенно иных целей и действительно далекие от рыночных. Тем, кто сопротивляется, напоминают о старых грешках, несвоевременно уплаченных налогах и о том, что земля круглее не бывает. Часть отнятого таким образом зерна со временем продадут им же, но уже как семенной материал.

Еще один негласный административный «совет» земледельцам — не сдавать зерно на частные элеваторы, поскольку их владельцы сразу приделают ему «колеса»: вагон-рельсы и — за границу! А поскольку государственные комбинаты хлебопродуктов со своими хранилищами высятся не в каждом районе Юга Украины, сельхозтоваропроизводители вынуждены расстилать полотно, брезент и под открытым небом доводить до кондиции бункерные намолоты. Но, полагаясь только на солнце, невозможно высушить зерно с 18% влажности до 12—13 — базового показателя для закладки на длительное хранение. Для многих земледельцев «экономия» оборачивается убытками: зерно преет, прорастает и его токсичность такова, что даже для кур оно — яд.

В то же время линейные элеваторы на Юге загружены лишь на... одну десятую мощностей. Но даже подъездные к наполненным пути пусты. Дело в том, что у «Укрзалізниці» никак не допросишься вагонов-зерновозов, хотя официального запрета на связь с портами никто не выдавал. Отсутствие тары объясняют привлечением зерновозов к перевозке... цемента.

Все это — порождение симбиоза административно-рыночной экономики в АПК, который еще даст о себе знать. Уже в сентябре-октябре. Госрегулирование цен на муку и хлебобулочные изделия, ограничение уровня рентабельности не очень понравилось как мельникам, так и пекарям. Высокие цены на зерно нового урожая заставят их подать голос против таких мер. Правительство, пытающееся жестко контролировать цену на три вида хлеба: батон, хлеб белый высшего качества и хлеб из смеси — будет вынуждено и в дальнейшем прибегать к интервенциям муки или же изыскивать в бюджете средства для адресных «хлебных» дотаций бедным слоям населения. Именно по этой триаде прослеживается инфляция в государстве, именно по ней прежде всего будет оцениваться «благосостоятельная» программа правительства, и именно она может сыграть далеко не второстепенную роль накануне президентских выборов. Пока же от хлеба всем — лишь головная боль.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно