Масляный каток

30 мая, 2008, 14:31 Распечатать Выпуск №20, 30 мая-6 июня

Похоже, правительственная команда изрядно переела. И это вовсе не та ситуация, когда «хорошо желудку — хорошо и нам!», то есть большинству украинцев...

Похоже, правительственная команда изрядно переела. И это вовсе не та ситуация, когда «хорошо желудку — хорошо и нам!», то есть большинству украинцев.

«Всеядность» руководителей, прежде всего аграрного блока Кабмина, испоганила продуктовый стол Украины. Мясные ряды поредели, молочные реки обмелели... При четырехкратном превышении внутреннего спроса на подсолнечное масло чиновники ни с того ни с сего сузили экспортную горловину, что привело к остановке 15 маслоэкстракционных заводов и вынужденной безработице 15 тыс. человек. Бездумное решение открыть украинские границы для всех сахаросодержащих продуктов, вдобавок к вэтэошной квоте — 260 тыс. тонн сахара-сырца, смертоносно для отечественной свекловично-сахарной отрасли. Суета на внутреннем зерновом рынке с запоздалой отменой экспортных квот дестабилизировала мировую торговлю...

Перечисленные меры, нанизанные правительством на шампур борьбы с инфляцией, выглядят как обуглившийся шашлык. Поскольку, кроме паралича бюджетообразующих отраслей и падающего потребительского спроса, они ничего не принесли.

«По-братски», то есть как всегда

Как не хватает нынешнему составу Кабинета министров «культурного» вице-премьера Николая Томенко! Ставившего на коньки своих коллег... Где его громкий призыв: «Все — на каток!» Масляный?..

Кто надоумил аграрное министерство перекрыть экспортный кран и превратить Украину в сплошное жирное пятно? Ведь за три месяца до начала уборки подсолнечника у нас накопилось порядка 800 тыс. тонн переходных остатков подсолнечного масла при внутреннем потреблении 120 тыс. тонн. Куда сливать излишки? В Черное море? В головы неразумных?

В аграрном ведомстве балансы редко совпадают с жизненными реалиями. Вот и на сей раз один из заместителей министра потерял цифровой балансир. Сопоставив данные, он пришел к выводу, что украинцы в нынешнем маркетинговом году... не потребили ни грамма масла. По министерским прикидкам, производство этого продукта должно составить 1 млн. 800 тыс. тонн. Внутреннее потребление — полмиллиона тонн и миллион 300 тыс. — на экспорт. Совпадает? Да!

Продолжаем следить за чиновничьим карандашом. Предприятия вывезли за границу миллион тонн масла, а в емкостях остается 217 тыс. Значит, население все ест всухую? Очевидный дисбаланс! Но сугубо статистический, тянущийся годами. Поскольку потребление подсолнечного масла выросло с семи килограммов на едока до 17,2.

Как можно из 5,3 млн. тонн подсолнечника урожая 2006 года реализовать по всем каналам 3,2 млн. и произвести из них 2,4 млн. тонн подсолнечного масла? По балансам, из собранного в прошлом году подсолнечного вала — 4,2 млн. тонн — предприятия должны были выдавить уже упоминавшиеся
1 млн. 800 тыс. тонн масла. Дело в том, что в Украине свободно гуляет на рынке где-то с полмиллиона тонн семечек неучтенных, из которых можно выработать свыше 200 тыс. тонн масла. Тоже неучтенного. Значит, в действительности валовый урожай — почти 4,8 млн. тонн?! Расхождения с официальной статистикой очевидны.

Однако вместо того чтобы навести порядок, прежде всего в учете и декларировании субъектами хозяйственной деятельности объемов урожая семян подсолнечника, а затем — производства и реализации масла, клерки с перепугу перекрыли экспортные каналы. Точнее, неиспользованные 300 тыс. «экспортных» тонн уложили в квотное ложе. Согласно постановлению №189 от 12 марта 2008 года, с 22 марта экспорт масла и семян подсолнечника осуществляется по лицензиям.

18 марта на совещании у премьера приглашенные подробно обсудили ситуацию на масло-жировом рынке. Юлия Владимировна попросила переработчиков на 15% снизить цены на продукцию. Компании согласились, но при условии: первое — стопроцентно возместить НДС (свыше 1 млрд. грн.), второе — пересмотреть решение Антимонопольного комитета об уменьшении суммы штрафа двум производителям. И вместо 60 млн. грн. каждому их наказали каждого на миллион.

Маслопроизводители считали логичным распределить квоту между производителями-экспортерами. Но члены правительства расширили круг, и к 25 крупным маслоэкстракционным заводам добавились 15 различных субъектов хозяйственной деятельности: посредники, торговые дома и тому подобное.

Каждый, взвесив собственные возможности, подал заявку на экспорт, и суммарный аппетит составил 703 тыс. тонн. Однако и эта цифра не озадачила претендентов, не сделала их врагами. Если бы делили демократично, то каждый довольствовался бы 0,43 своего объема. Однако Кабмин решил отмерить «по-братски».

На следующий день, 19 марта, появляется кулуарное постановление №229, от которого многие выпали в фус. Читаем: «Общий объем квоты на экспорт масла подсолнечного распределяется таким образом: 60 процентов — пропорционально между заявителями в соответствии с заявленными на экспорт объемами такой продукции; 40 процентов — дополнительно пропорционально между заявителями, осуществлявшими реализацию на внутреннем рынке фасованного масла подсолнечного в период с 1 сентября 2007 г. до 1 марта 2008 г. на основании выданных Минагрополитики справок».

В результате те, кто насыщает внутренний рынок (пять компаний), получили квоту на 218 тыс. тонн масла, а 35 досталось остальное — 82 тыс. тонн. Еще немного интересной статистики. На «Кернел» с «Bunge Украина» приходится 80% украинского масляного рынка. Две компании получили 158 тыс. тонн масла из общей квоты в 300 тыс.

Разумеется, что соотношение 60:40 пролоббировали именно внутренние операторы, снизившие отпускные цены до 9,30—9,80 грн. за литр. Однако для кое-кого кабминовская квота оказалась чересчур велика, и чтобы ее наполнить, нужно было докупить объемы у обделенных. Собственно, на это и рассчитывали льготники: оказавшись в безвыходном положении, заводы продадут им свое масло подешевле.

Однако предприятия разгадали хитрость монополистов и просто остановили производство. Пять из них бастуют под стенами Кабмина под лозунгом «Олії ви відкрийте збут — завтра нас не буде тут!» Копеечное удешевление в обмен на экспортную исключительность привело к потерям не только финансовым, но и нравственно-этическим. И не только в собственных четырех стенах, но и в европейской гостиной.

Подмоченная репутация

Почти одновременно с введением квот из Европы начали поступать сообщения о загрязнении украинского масла минеральными примесями. Партия объемом около 40 тыс. литров разошлась в Швейцарии, Франции, Испании, Греции, Голландии, Италии... И хотя по тестам содержание технических масел колебалось в пределах 0,4—0,74%, что угрозы для здоровья не представляет, наше масло забраковали.

Версий токсичности несколько. Первая: остатки нефтепродуктов в цистернах, в которых перевозили масло в портовый терминал, поскольку оно попало в Европу морским путем. Впрочем, производители отрицают мое предположение: да, они используют для перевозки бывшие «нефтяные» цистерны, но последние давно перешли в разряд «пищевых». После инцидента на них, вероятнее всего, появится адресная маркировка «растительное масло» или типа того.

Исключаю попадание посторонних фракций в процессе производства. Дело в том, что масло производят на импортных комплектных линиях по самым современным технологиям. За последние пять лет в отрасль инвестировали полмиллиарда долларов, и теперь ее мощность удвоилась. Предприятия-экспортеры работают по техническим регламентам, в которых детализированы все стадии технологического процесса производства подсолнечного масла, хранения и транспортировки, определены критические точки и периодичность их контроля, а также ответственные лица.

На упоминавшихся предприятиях действуют аттестованные лаборатории, чьи специалисты контролируют качество и безопасность сырья и готовой продукции, выдают удостоверения качества на каждую партию. Опломбированный образец продукции хранится в отдельном помещении лаборатории на протяжении одного-трех месяцев для проведения арбитражного определения, если вдруг возникнут расхождения в показателях исследования продукции, проведенного продавцом и покупателем.

Кроме этого, ответственный представитель лаборатории лично убеждается в чистоте транспортного средства и выдает разрешение на заливку масла. Это фиксируется в пронумерованном-прошнурованном журнале с указанием санитарного паспорта на транспортное средство, даты, времени, номера партии. А само транспортное средство опломбировывают. Добавлю: на предприятиях-экспортерах внедрены международные системы ISO 9001, ISO 22000, НАССР, ISO 14000, аккредитованные как в национальной системе аккредитации, так и в международных системах.

К тому же при экспорте масла из портовых терминалов контроль за качеством и безопасностью продукции осуществляют независимые сюрвейерские компании, пользующиеся аккредитованными FOSFA (Federation of Oils, Seeds and Fats Associations) лабораториями по показателям, предусмотренным требованиями этой организации. Независимые лаборатории берут пробы продукции в трех экземплярах и опломбировывают их. Первую емкость исследуют в этой лаборатории, вторую — хранят, а третью передают вместе с оригиналами сопроводительных документов капитану корабля для передачи покупателю — получателю продукции.

В пункте назначения продукцию принимает также независимая лаборатория, аккредитованная FOSFA, которую нанимает заказчик. Это позволяет проследить все этапы транспортировки масла и в случае необходимости провести повторные исследования, установить, на какой стадии в масло попали не характерные для него компоненты. Чем, собственно, сейчас и занимаются наши министерства и ведомства.

Следовательно, с одной стороны, путь примесям вроде бы надежно перекрыт, а с другой — они реально оказались в украинском подсолнечном масле. Наши руководители спешно обвинили Европу в недобросовестной конкуренции. Если украинское масло потеряет завоеванные 55% европейского рынка, это будет больнее, чем серпом по одному месту... Хотя за десять лет никаких серьезных претензий к его качеству не предъявлялось. И все-таки не за границей следует искать «диверсионный» след.

Напакостить могли противники квотного дозирования — так сказать, отомстили счастливчикам за свои урезанные экспортные возможности. Они, возможно, до конца не осознавали, во что в конце концов «мокнут» Украину, наказывая конкурентов.

Ясно одно: не все прошли испытание высокими ценами. Одних настиг психоз, у других — помутилось в голове. Есть от чего: за год цена тонны подсолнечника выросла почти впятеро! Между производителями масла вспыхнули маркетинговые войны, и они, к сожалению, теряют то, чем отрасль долгие годы отличалась от других в пищеперерабатывающем комплексе, — профессиональное единство.

Желтый цвет нелюбви

Лучше бы правительство Юлии Тимошенко не вмешивалось в масло-жировой комплекс! Его и раньше раскачивали. Среди депутатов нескольких каденций попадались любители кадмиевого цвета, которые, как и Ван Гог, выписывали свои «подсолнухи», освобожденные от 17-процентной вывозной таможенной пошлины. Активнее всех занимались лоббированием днепропетровцы: именно там засевали этой культурой свыше 700 тыс. гектаров (!) и там же дислоцировались три экспортно-ориентированные компании.

Инициаторы отмены таможенной пошлины подыгрывали ЕС, обеспеченному сырьем наполовину и нуждавшемуся в импорте украинских семечек. Мы запросто могли стать сырьевым придатком, как Венгрия (из восьми маслозаводов остался один) или Болгария (из 17 — пять). От этого Украину спасло введение 17-процентной экспортной таможенной пошлины на подсолнечник, и мы все же заставили Россию, Европу потреблять наше масло. Не ставя при этом ввозных барьеров для масла из стран СНГ.

Каждое правительство считало необходимым задать свой ритм маслопроизводящей отрасли, где как ни в одной другой идеально сбалансированы интересы сельхозпроизводителей, трейдеров, перерабатывающих предприятий и потребителей. В прошлом году правительство Виктора Януковича тоже было встревожено резким скачком цен на подсолнечное масло и пригрозило установить с 1 ноября экспортную квоту на этот продукт в размере 15%. Но как сейчас, так и тогда компании «Кернел» и «Bunge Украина» оказались сговорчивыми и снизили на 6—10% оптово-отпускные цены на фасованное масло. Ситуация несколько стабилизировалась. Правительству же этого оказалось мало, и оно решило разобраться: почему так резко подскочила цена на семена подсолнечника? Не успело...

Юлия Владимировна не стала докапываться до причин ценовых разрывов. Снижайте! Хотя все понимают, что уступчивость нескольких компаний — это временное заигрывание и партийная солидарность. Из дорогих семечек не произведешь дешевое масло! На фоне подорожания сырья в четыре раза цены на готовый продукт возросли только вдвое. И Антимонопольный комитет не трубит: «Картельный сговор!», поскольку никуда не деться от мировых тенденций, ценовой конъюнктуры.

Чем обернутся действия правительства для явно экспортно-ориентированной отрасли? Если говорить о потребителях, то в продуктовой корзине подсолнечное масло занимает только 2%, и от копеечного удешевления наши кошельки не потолстеют. Больше теряет государство. От остановки маслоэкстракционных заводов бюджет страны недополучил в апреле 100 млн. грн., мае — уже 150. Вообще отрасль каждый год пополняет бюджет почти на
2 млрд. грн. А удельный вес масла в общем экспорте продукции АПК составляет 25%.

Его ограничение создает долгосрочные проблемы как в экономическом, так и в социальном плане. И, как следствие, приведет к еще большему росту цен на подсолнечное масло, растительные жиры, маргарин и майонез. Это понял и президент, проведя 14 мая встречу с представителями зерновой и масло-жировой отраслей. Его реакцией на усиление административного регулирования рынка подсолнечного масла стало письмо к премьер-министру: «С учетом изложенного прошу: уже до конца текущей недели провести встречу с сельскохозяйственными производителями и представителями аграрного бизнеса по ситуации в отрасли и принять решение об отмене ограничений на экспорт зерна и подсолнечного масла... Убежден, эти шаги позволят Украине улучшить инвестиционный и предпринимательский климат, укрепить положительный международный имидж государства как надежного и прогнозируемого делового партнера».

В правительстве — не все ван гоги. И понимают, что в нынешней ситуации Украина на масляном катке выглядит, как корова на льду. Был подготовлен проект постановления «О признании утратившими силу некоторых постановлений Кабинета министров Украины», завизированный тремя министрами: Богданом Данилишиным, Юрием Мельником и Виктором Пинзеником. В документе идет речь об отмене лицензирования и квотирования экспорта масла. Не хватает только подписи Юлии Тимошенко, даты и номера постановления. К сожалению, оно до сих пор находится в состоянии проекта.

Но даже если бы его обнародовали и постановление вступило в силу со дня опубликования, оно уже ничего не изменит. Так же, как и указ Виктора Ющенко от 26 мая №478 «Об остановке действия постановлений Кабинета министров Украины от 12 марта 2008 года №189 и от 19 марта 2008 года №229». Срок лицензионно-квотного режима истекает 1 июля. Понятно, за месяц экспорт кардинально не выровняешь. Может случиться, что и квотные 300 тыс. тонн до конца не выберут. Динамика экспорта это подтверждает. За апрель—июнь предприятия могут вывезти максимум 150—180 тыс. тонн, тогда как раньше эти объемы экспортировали за месяц. Тем более что портовые терминалы заполнены на 80% подсолнечным маслом, требующим дополнительной проверки «на чистоту» после скандала в Европе. Поэтому возникает другой вопрос: а что делать с запасами масла, срок хранения которого — четыре месяца?

«Наезд» на производителей подсолнечного масла встревожил и сельхозтоваропроизводителей. У каждого из них есть в запасе некоторые объемы подсолнечника, придерживаемые до весны. Если бы аграрии продали их по нынешней цене — 4,5 тыс. грн. за тонну, получили бы достаточно средств для проведения посевной кампании. К сожалению, правительственные манипуляции с экспортом масла снизили активность покупателей. Таким образом, сельхозпроизводители не уверены: а сбудут ли они перерабатывающим предприятиям будущий урожай подсолнечника? Ведь засеяли около 4 млн. гектаров и ожидают собрать 5 млн. тонн семян.

По большому счету, «масляные мероприятия» похожи на откровенную капитуляцию отрасли уже в рамках ВТО. Украина должна ежегодно на 1% снижать подсолнечную экспортную таможенную пошлину. Да и индикативными ценами, сдерживающими вывоз сырья, правительство будет играться недолго, поскольку и их придется отменить. То есть мы должны готовиться к оттоку подсолнечника за границу, где цены традиционно выше, чем внутренние.

Чиновничью нелюбовь к желтому можно проследить и на примере рапса. Мощностей для его переработки в Украине более чем достаточно. Однако стратегическое сырье для производства биодизеля уходит за границу. Из прошлогоднего урожая в 1 млн. 53 тыс. тонн семян отечественные заводы переработали только... 47 тыс. Узнав о возросших втрое площадях под рапсом, Германия с Чехией сократили посевы под этой прихотливой культурой, рассчитывая загрузить свои производственные мощности украинским рапсом.

А правительство, к тому же, поощряло аграриев выращивать рапс, выплачивая государственные дотации. Экспортируя, сельхозпроизводитель получал еще и компенсацию НДС. В общей сложности — до миллиарда гривен только за то, что мы кормим сырьем производителей других стран. Возможно, кто-то и в восторге от такой переориентации, я же — нет.

У кого коротка память, напомню 1998 год. Тогда при более чем 2 млн. тонн урожая подсолнечника правительство разрешило его вывоз, и пришлось импортировать из Турции низкокачественное масло с примесями трансформаторных масел. Рынком правил откровенный фальсификат, прикрываясь известными брендами. Нынешний Кабмин готовит украинцам похожий сценарий?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно