Константин Ефименко: «У нас министерство конкретных проектов, а не ток-шоу и театра»

11 июня, 2010, 16:57 Распечатать

Первые 100 дней на посту министра транспорта и связи Украины Константин Ефименко провел, оживляя крупные инфраструктурные проекты, которые стартовали задолго до его назначения, а затем были фактически заброшены...

Первые 100 дней на посту министра транспорта и связи Украины Константин Ефименко провел, оживляя крупные инфраструктурные проекты, которые стартовали задолго до его назначения, а затем были фактически заброшены. Тем не менее глава одного из крупнейших министерств довольно смело говорит о намерении не только завершить их уже в ближайшее время, но и начать новые, рассчитанные на десять и более лет.

— Что вы успели сделать за почти 100 дней работы на посту главы Минтранссвязи?

— Начал я с того, что завершил формирование команды из руководителей отраслей, а их у министерства шесть: железная дорога, авиация, автомобильный транспорт, речной и морской, автомобильные дороги и связь. Это очень важный этап, от которого в дальнейшем будет зависеть эффективность всей работы. В итоге в руководящем составе получился мощный сплав молодости и опыта с четким видением направлений развития. Кстати, коллектив принял меня хорошо, за что я очень благодарен. Это люди, искренне любящие свою работу.

Решив кадровые вопросы, мы при подготовке программы социально-экономического развития Украины на 2010 год предусмотрели конкретные законопроекты, которые должны быть приняты в ближайшее время. Из глобальных — это Воздушный кодекс, законы «О морских портах», «О доступе к внутренним водным путям», «О реформе железнодорожного транспорта» и ряд других принципиально важных документов. В этом у нас есть полное понимание, парламентским комитетом по вопросам транспорта и связи. Кроме того, мы провели встречи с руководителями крупнейших предприятий в сфере управления Минтранссвязи. Здесь, кстати, начали с того, что составили список этих предприятий, которого по каким-то причинам ранее в министерстве не было. Говорю об этом абсолютно ответственно. Сегодня в этом списке 540 предприятий, некоторые из них продолжительное время не подавали отчетности, находились в стадии банкротства, были фактически брошены. Сейчас мы в этом вопросе навели порядок и уже знаем, какие предприятия целесообразно объединить в мощные холдинги, какие — развивать самостоятельно, а какие — отдать на приватизацию.

В целом на предприятиях, находящихся в прямом подчинении Минтранссвязи, задействовано порядка 700 тыс. человек, и они генерируют доход около 90 млрд. грн. в год. Так что сектор этот достаточно мощный и при правильном управлении должен стать локомотивом выведения экономики из кризиса. Именно такую задачу я поставил перед своими заместителями. Но Минтранссвязи — министерство не только своих предприятий. За три месяца я провел совещания с крупнейшими частными компаниями в ключевых отраслях, и обмен мнениями с ними в дальнейшем будет регулярным — с 12 отраслевыми группами планирую встречаться раз в квартал. Это важный инструмент для выработки государственных решений.

Задача министерства — в рамках партнерства государства и бизнеса выработать одинаковые правила для всех участников рынка. Особенно актуален этот принцип для портовой отрасли. Мы — за привлечение инвестиций, но на честных, понятных и прозрачных условиях. Я против того, что компания, имеющая стол и вход в определенные кабинеты, захватывает причалы, а потом на оборотах от этого осуществляет реконструкцию этих же причалов. Я категорически против. Мы — за привлечение профессиональных компаний с достаточными оборотными средствами, которые — это главное — имеют доступ к мощному потоку грузов. Такие инвестиции мы поддерживаем.

Сегодня основное, что сдерживает приток инвестиций в этой отрасли, — это отсутствие закона о морских портах. Позиция министерства следующая: акватория порта, причальная линия, судоходный канал, а также все оборудование, связанное с морской навигацией, должны находиться в государственной собственности. Такое понимание у министерства есть, но нормативный документ отсутствует. Поэтому правила игры не установлены, и многие порты развиваются не в рамках какого-то генплана, а достаточно хаотично. Так что первоочередная задача в текущем году — принятие этого закона.

— При формировании коалиции должность министра транспорта и связи проходила по квоте блока Литвина, а высшее руководство правительства представлено Партией регионов. Это не вызывает сложностей в ежедневной работе?

— Это не вызывает никаких сложностей по одной простой причине — три месяца назад коалиция создавалась на основе программы президента «Украина для людей». Поэтому в ежедневной работе все члены правительства — союзники в ускорении реформ и наведении порядка. Мы во многих вопросах помогаем президенту, но хочу отметить, что это дорога с двусторонним движением. Я по своей работе вижу, что и президент, прислушиваясь к нашему мнению, дает конструктивные советы. Нормальный диалог у нас и с премьер-министром, и со всеми членами правительства.

Наверное, кто-то хочет видеть интригу в этих отношениях, но ее нет. Сейчас у нас просто нет времени на политические разговоры. Все настроены на системное реформирование экономики.

Первая задача, поставленная президентом, — остановить спад. Вторая — выйти на докризисные объемы производства товаров и услуг. Я уверен: Минтранссвязи является надежной опорой в выполнении поставленных президентом задач. Лично для меня эти задачи абсолютно понятны и выполнимы.

— Какие конкретные проекты в ближайшее время будут приоритетными для министерства?

— Мы пересмотрели перечень проектов, которые ранее реализовывало Минтранссвязи, и сделали ставку на те, в которых эффективность использования средств максимальна. Из быстрых инвестиций на ближайшее время — закупка железнодорожных вагонов, реконструкция тепловозов и локомотивов. Сегодня коэффициент их полезного действия можно поднять практически вдвое. Соответствующий проект уже реализуется.

Еще один приоритет — развитие аэропортов в рамках подготовки страны к Евро-2012. Глобальным проектом является реконструкция аэропорта «Борисполь» и строительство гостиниц вокруг него.

В рамках развития портов предусмотрено строительство нового комплекса на Карантинном молу в Одесском порту, увеличение мощности терминалов в Ильичевском порту, а также ряд других проектов.

Но есть и не менее интересные, но более долгосрочные проекты, например запуск движения поездов со скоростью 250—300 км/ч. По таким проектам мы уже готовим технико-экономическое обоснование, чтобы приступить к их реализации. В речной отрасли нам абсолютно понятно, что на сегодняшний день потерян потенциал Днепра как одной из мощнейших судоходных артерий. Мы сейчас рассматриваем ряд инвестиционных проектов, которые помогут вернуть былой грузопоток в Днепр, что приведет к созданию десятков тысяч новых рабочих мест.

— Не слишком ли вы смело беретесь за долгосрочные проекты, учитывая, что правительства в Украине меняются достаточно часто?

— У меня есть уверенность в том, что президент проработает на своем посту десять лет. У нас есть абсолютно все возможности помогать ему выполнять его программу все это время.

— Успевает ли Минтранссвязи реализовать свои проекты к Евро-2012?

— По этому поводу никакой дискуссии быть не может. Все программы, касающиеся Минтранса, мы выполним. В основном это реконструкция аэропортов, автомобильных дорог и проекты в железнодорожном транспорте. Уже в 2011 году мы закончим приводить в порядок железнодорожные вокзалы, а закупку дополнительных железнодорожных вагонов для достойной встречи Евро-2012 активно ведем уже сейчас.

— Возможно ли к Евро-2012 в Украине такое чудо, как автомобильные дороги европейского качества?

— Украина — европейская страна, поэтому качественные дороги являются абсолютной необходимостью. Могу взять на себя смелость утверждать, что они обязательно будут. Что нужно делать в этом направлении? В первую очередь, развивать собственные предприятия в этой отрасли.

Я не являюсь сторонником привлечения иностранных подрядчиков для строительства дорог. Но, с другой стороны, я сторонник приобретения за рубежом технологий строительства и управления дорогами. И говорю не только о введении платы за проезд. Дорога — это бизнес в радиусе 300 метров: это и заправки, и рестораны, и зоны отдыха. Вот такие технологии нам нужно покупать и не бояться признавать, что мы хотим учиться.

А учиться мы будем у европейских лидеров — Германии и Австрии. Мы уже обратились к министерствам транспорта этих стран, чтобы они помогли нам привлечь свои проектные организации к разработке глобальной программы строительства дорог супервысокого качества. Как только этот проект выйдет на стадию подписания договоров, смогу рассказать о наших задумках более детально.

— Предыдущие министры транспорта и связи сразу после назначения тоже ставили амбициозные задачи, но не особо продвинулись в их выполнении. Вы учитываете их опыт?

— На мой взгляд, самое главное для эффективной работы любой власти — стабильность и приемлемость. Я изучил практически все программы, наработанные предыдущими правительствами в транспорте и связи. Со многими из бывших министров провел встречи лично. Я не хочу сейчас анализировать причины, почему раньше что-то не получилось. Но готов рассказать о том, что будем делать мы.

Честно говоря, многие проекты, сегодня остронеобходимые, задекларированы еще в 2003—2004 годах. То есть новое — это хорошо забытое старое. Мы сейчас поднимаем все проекты, убираем на их пути бюрократические преграды и делаем все, чтобы они в ближайшее время были эффективно реализованы. Одновременно к запуску готовятся абсолютно новые долгосрочные проекты, такие как строительство железной дороги Москва—Вена по территории Украины и кольцевая дорога вокруг Черного моря.

— Многие предприятия в управлении Минтранссвязи долгие годы работали в условиях политических и корпоративных конфликтов, их руководители выясняли отношения через прессу. Сейчас все притихли. Как вы их усмирили?

— Я просто собрал коллегию Минтранссвязи и всем четко объяснил, что у нас министерство конкретных проектов, а не ток-шоу и театра. Если у кого-то есть взаимные претензии, пусть решают их между собой, не получается — пусть обращаются ко мне. Но я запретил любое вынесение скандалов на публику.

Это не означает, что мы не готовы публично говорить о проблемах. Мы открыты для экспертов, журналистов и общественных организаций. Но проблемные вопросы, возникающие в отношениях хозяйствующих субъектов или чиновников, найдем силы решать внутри министерства. Иначе будет крайне сложно добиться его эффективной работы.

— В последнее время в прессе активно комментируется перспектива приватизации «Укртелекома». Какова позиция Минтранссвязи?

— О продаже «Укртелекома» говорить пока преждевременно, потому что этот вопрос еще не рассматривался ни на правительственном комитете, ни на заседании Кабмина.

Относительно перспектив продажи «Укртелекома» есть два подхода. Первый — продать его в этом году за те деньги, которые он будет стоить на нынешнем этапе развития. И есть второй подход, о котором я услышал во время встречи с министром связи РФ Игорем Щеголевым. У них такая же проблема со «Связьинвестом» и «Ростелекомом». И в принципе, если не множить на масштаб, проблемы «Укртелекома» и «Ростелекома» фундаментально схожи. Это — отсутствие роста, недостаточно прибыльная деятельность, наличие убыточных услуг, которые носят социально значимый характер, таких как отправка телеграмм и телефонная связь в сельской местности.

Как развивать «Укртелеком» — понятно. В первую очередь, это развитие широкополосного доступа в Интернет и мобильной связи. Мы уже три года идем этим путем. Кроме того, начали работу над созданием Фонда универсальных услуг, который в России уже создан, а у нас о нем пока только говорят. Фонд универсальных услуг — это фонд, который будет наполняться из отчислений частных операторов связи для поддержания социальной услуги в сельской местности. Понятно, что до таких реформ и после них цена «Укртелекома» будет разной. Но какая концепция победит, можно будет сказать только после решения правительства Украины.

— А какую концепцию развития самого Минтранссвязи вы видите на ближайшие годы: это будет министерство, сконцентрированное на управлении госпредприятиями, или же оно станет регулятором, который лишь задает стандарты работы и контролирует их выполнение?

— Если мы посмотрим на Евросоюз, то на сегодняшний день европейские министерства транспорта занимаются только безопасностью, нормативным регулированием и контролем. Практически ни одного предприятия в их управлении не осталось.

Проанализировав административную реформу, которую провела Российская Федерация за последние пять лет, увидим, что там четко разделена функция бизнеса и госрегулирования. На сегодняшний день Минтранс РФ выполняет в основном нормотворческую функцию. Я глубоко убежден, что Украина пойдет по такому же пути.

Министерство должно заниматься государственными задачами, а бизнесмены — бизнесом. Рано или поздно у Минтранссвязи не останется в управлении никаких предприятий. Они будут переданы или в частные руки посредством приватизации, или в управление. Но этот процесс не должен быть быстротечным и огульным. Он должен быть абсолютно взвешенным и продуманным, чтобы эти предприятия продолжали развиваться и создавать рабочие места.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно