Кого обогащает украинская руда. Перспективы развития горнорудной промышленности Украины

20 мая, 2005, 00:00 Распечатать

Руда нынче в дефиците. Мировой спрос и цены на железорудное сырье будут расти. Как утверждают специалисты, еще лет пять ее катастрофически будет не хватать...

Руда нынче в дефиците. Мировой спрос и цены на железорудное сырье будут расти. Как утверждают специалисты, еще лет пять ее катастрофически будет не хватать. Вслед за мировыми предполагается повышение цен и в Украине.

В какой мере рыночные процессы коснутся нашей страны, по качественным показателям железных руд являющейся мировым лидером? А главное — смогут ли украинские горняки стабильно удовлетворять растущие потребности отечественных металлургов в сырье?

Парадокс ситуации в том, что сегодня Украина — одна из богатейших стран мира по запасам руды — не может обеспечить ею свои металлургические предприятия. И это при общей добыче и производстве готового к переработке железорудного сырья в количестве 67 млн. тонн, тогда как потребности украинских металлургов в полтора раза меньше.

Дефицит руды как феномен истории

Мировой рынок никогда не знал дефицита железной руды. Пока не вмешался Китай. В 2001 году его правительство сняло ограничение на строительство новых сталелитейных предприятий. После чего импорт сырья увеличился в два раза. Действительность превзошла все ожидания, когда в прошлом году на территорию Поднебесной было завезено 208 млн. тонн железной руды.

Хотя собственные рудные резервы в Китае довольно велики, они не обеспечивают потребностей национальной металлургической промышленности. Производство стали в КНР возросло в прошлом году более чем на четверть. Поэтому китайские компании активно скупают сырье во всем мире, не останавливаясь перед заключением небольших контрактов на 1—2 млн. тонн у таких нетрадиционных поставщиков, как Вьетнам, Перу, Мексика, Либерия. Появились китайские покупатели и на железорудном рынке стран СНГ.

Как отмечают западные аналитики, спрос на руду на китайском рынке в этом году несколько притормозится. В самом Китае должны начать разработку новых месторождений. Тем не менее последствия событий 2004 года мир будет ощущать еще долго. Результат созданного Китаем дефицита — беспрецедентное повышение цен на железорудное сырье в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Ведущие страны-экспортеры уже объявили о своих планах поднять цены на 50—90% по сравнению с прошлым годом.

Украина — не Китай. У нас производственных мощностей в горнодобывающем комплексе более чем достаточно. На разрабатываемых месторождениях остаток запасов составляет 800 млн. тонн богатых руд и около 12 млрд. тонн железорудных кварцитов. Однако эффективно ли мы распоряжаемся подаренным природой богатством?

Каменный век на подземных рудниках

База железорудного сырья представлена в основном Криворожским железорудным бассейном. Тут действуют несколько мощных добывающих предприятий, среди которых Криворожский и Запорожский железорудные комбинаты, ОАО «Сухая Балка» и «Криворожсталь». Кроме того, шесть горно-обогатительных комбинатов добывают бедные магнетитовые кварциты открытым способом, обогащая их до содержания железа порядка 65%. Имеются в недрах и окисленные руды — более 5 млрд. тонн.

При соответствующих финансовых вложениях, модернизации и реконструкции производств добычу магнетитовых кварцитов открытым способом можно увеличить почти в два раза. А добыча богатых руд подземным способом может возрасти с 17 до 22 млн. тонн в год.

Если говорить об открытых работах, то технологическое оборудование, используемое сегодня в горно-металлургическом комплексе Украины, не очень-то и отличается от эксплуатируемого в развитых странах мира. Поэтому для повышения объемов производства в карьерах актуальным является использование новых взрывчатых веществ, внедрение новых схем бурения и повышения эффективности при ведении горных работ.

Отдельный разговор — подземные работы. Тут добыча железной руды, вместо того, чтобы двигаться вперед, «развивается» в направлении каменного века. Оборудование в «Кривбассруде» более 20 лет вообще не обновлялось. Стационарные шахтные установки практически выработали свой срок эксплуатации. Горношахтное оборудование устарело и крайне изношено. А в свое время Кривбасс обладал самой современной буровой, грузодоставочной, самоходной техникой. Впрочем, руководство Криворожского ЖРК запланировало модернизацию. Но время было потеряно: сегодня уже нужны значительно большие инвестиции, да и к тому же срочно.

Повышение производительности возможно и за счет новых наукоемких технологий. Технологический прорыв способна обеспечить комбинированная открыто-подземная технология разработки рудных месторождений, гарантирующая высокий уровень производства и промышленной безопасности при открытых горных работах.

При этом подземный способ нужно использовать в качестве средства повышения эффективности работы карьеров. На мой взгляд, дальнейшее развитие, например, Первомайского карьера ОАО «Северный ГОК» просто невозможно без объединения его с шахтой «Первомайская №1». Сегодня открытые работы на карьере достигли больших глубин. Вместе с тем несколько лет назад были закрыты современные стволы Первомайского рудоуправления, которое в этом случае можно использовать для работы в карьере. Таким образом, предприятие на десятилетия улучшает перспективу добычи руды.

Горняки экспортируют, металлурги импортируют

Украинские металлурги, как и китайские, тоже испытывают большую потребность в руде. Однако нашим горнорудным предприятиям, ввиду состояния мирового рынка, сейчас выгоднее экспортировать свою продукцию. В прошлом году из Украины ее было вывезено 20 млн. тонн. Например, такие предприятия, как ОАО «Полтавский ГОК» и ЗАО «Запорожский ЖРК», отправляют за рубеж почти всю свою продукцию.

Кроме всего, некоторые отечественные горно-металлургические комбинаты, имея огромные запасы, используют свой потенциал всего лишь на уровне собственных потребностей.

Присоединение горнодобывающих предприятий к металлургическим заводам, произошедшее в течение последних лет, с одной стороны, повлияло на отрасль положительно. Например, Новокриворожский ГОК до присоединения к комбинату «Криворожсталь» не имел такого технологического развития, как сейчас. Рудник им. Кирова до приватизации вообще был в режиме закрытия. С другой — эти предприятия могут в два раза увеличить свои мощности. Но они ведут и развивают горные работы лишь адекватно своим потребностям в железорудном сырье. Как в анекдоте: «...есть немножко, но только для себя».

Из-за этого отдельные металлургические предприятия, в частности, ОАО «ММК им. Ильича» и ОАО «Запорожсталь» вынуждены импортировать сырье или начать разработку новых месторождений, что потребует немало времени и колоссальных финансовых затрат. Ведь металлурги хотят быть уверены в долгосрочном обеспечении сырьем.

Пришло время кардинально пересмотреть все производственные мощности горнодобывающих предприятий и на взаимовыгодных условиях решить эту проблему. Например, предприятие, имеющее потребность в дополнительной руде, должно инвестировать средства в развитие горнодобывающей промышленности. Срочного и комплексного решения требует и вопрос развития Кривбасса. Как уже отмечалось, Криворожский бассейн обладает огромным потенциалом неиспользованных гематитовых руд, содержащих большое количество железа и годами складируемых в отвалы. Поэтому нужны, быть может, непопулярные, но решительные шаги в отношении горно-обогатительного комбината окисленных руд (ГОКОР) в Долинском районе Кировоградской области, строительство которого было начато еще в 80-х годах. Тогда свою долю в развитие внесли зарубежные инвесторы: Румыния, Германия, Чехословакия.

Проект предполагал использование передовых на то время технологий и техники, в частности электрических сепараторов с сильнейшим магнитным полем, которые позволяли бы извлекать железо из слабомагнитных руд. Считалось, что одновременно будет решен вопрос накопленных отвалов, а также сокращения занятых площадей. Идея по своей сути феноменальная, ее воплощение позволило бы решить ряд острых проблем региона.

Однако исследование отвалов окисленных руд Кривбасса показало, что складирование производилось неселективно, а потому их использование на ГОКОР практически невозможно. Тогда было принято проектное решение о строительстве въездной траншеи в карьер Новокриворожского горно-обогатительного комбината, богатого окисленными рудами. То есть эту руду все-таки нужно было добывать, а не освобождать занятые площади под отвалы. Что, согласитесь, не одно и то же.

Окончательную, к сожалению, точку в этом вопросе поставил распад Союза. Практически прекратилось финансирование комбината, когда работы были выполнены на 95%. Страны, принимавшие участие в долевом строительстве, отказались от дальнейшего сотрудничества.

Сегодня это огромное по проектной мощности предприятие простаивает. Ежегодно из государственного бюджета на его содержание выделяются денежные дотации. А продукции нет. Непозволительная роскошь — так расходовать государственные средства.

Что же тормозит дальнейшее строительство
и эксплуатацию комбината?

Нечетко определенные источники сырья? Нет, природных сокровищ гематитовых руд в стране хватит на несколько следующих поколений. Ведь в недрах Криворожского бассейна их разведано 5 млрд. тонн, а селективно складировано около 200 млн. тонн.

Сложно учесть правовые имущественные интересы бывших зарубежных инвесторов? Тут есть проблема, но она не главная. В ближайшее время правительство этот вопрос решит.

Основная причина в том, что в стране нет надежной технологии обогащения окисленных руд. Схема, которая была заложена в проекте горно-обогатительного комбината, уже устарела, оборудование, которому уже 15 лет, не соответствует современным требованиям. Не исключено, что сегодня необходимо провести значительные работы по доводке технологической цепочки до надежной рентабельной схемы обогащения. Для этого нужно изучить международный опыт и привлечь ведущие зарубежные фирмы для аудита проектной технологии и выработки новой, современной схемы обогащения гематитовых руд.

Сегодня же комбинат выглядит следующим образом — куча металла, фундамент и крыша. С экономической точки зрения, быть может, для страны вообще выгоднее строить новую фабрику по обогащению окисленных руд по новым современным технологиям. А это в определенной степени сооружение нового комбината.

Поражают также запасы Камыш-Бурунского железорудного комбината — более 200 млн. тонн. Но это руды осадочного происхождения, им необходимо еще полежать в земле несколько миллионов лет, чтобы созреть и стать метаморфическими. На сегодняшний день они содержат много вредных включений, извлечь которые, используя имеющиеся в государстве технологии, невозможно. Следует заметить, что проблема использования бурого железняка в металлургии является проблемой мировой. И пока еще не найдены экономически выгодные способы обогащения немагнитных руд, хотя поиски ведутся непрерывно.

Итак, отечественные горняки, в распоряжении которых имеются самые богатые в мире запасы железной руды, обладают всеми возможностями, в том числе огромным потенциалом инженерно-технического персонала, чтобы в полном объеме обеспечить потребности металлургов. Но только при грамотной, четко взвешенной государственной промышленной политике горно-металлургический комплекс способен развиваться стремительно и стабильно. А пока украинские металлурги, как это ни парадоксально, вынуждены покупать руду в других странах. Что же, законы рынка диктуют свои условия. Возможно, даже нужно поблагодарить бизнесменов за то, что они хоть таким образом решают вопросы обеспечения отечественной металлургии сырьем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно