КОГДА У СТРАХА ГЛАЗА ВЕЛИКИ

21 апреля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №16, 21 апреля-28 апреля

Если судить по заголовкам британских газет, насилие стало сегодня едва ли не самой больной социальной проблемой страны...

Если судить по заголовкам британских газет, насилие стало сегодня едва ли не самой больной социальной проблемой страны. 1 января в тюрьме повесился Фредерик Вест, рабочий-строитель, обвинявшийся в убийстве двенадцати молодых женщин, включая двух его собственных дочерей. Пресса отреагировала потоком статей и репортажей об ужасающих случаях насилия и убийцах-маньяках. Один из таблоидов вопрошал: «Не живет ли Фред Вест в соседней с вами квартире?» Опрос, проведенный в январе Би-би-си показал, что британцы больше встревожены насилием и преступностью, чем безработицей, инфляцией, состоянием здравоохранения и образования.

«Не слишком ли напуганы преступностью англичане? — задается вопросом еженедельник «Экономист». — Фактически риск стать жертвой преступления мал по сравнению с другими жизненными невзгодами, а преступлений случается намного меньше, чем считает большинство англичан». Признавая, что этот факт не успокоит тех, кто уже стал жертвой преступления, журнал указывает на необходимость для правительства сформулировать политику борьбы с преступностью. Но, судя по заявлениям министра внутренних дел Майкла Говарда и его коллег, такая политика, похоже, пока отсутствует.

Риск стать жертвой преступника подсчитать трудно. Лишь небольшое число таких случаев попадает в официальную статистику. Очевидно, есть тут связь с районом проживания, полом, возрастом и поведением. Более надежно регистрируются случаи криминальных нападений со смертельным исходом. В 1992 году в Великобритании было зафиксировано 449 убийств против 12427 завершившихся смертью несчастных случаев. Больше людей погибли при пожаре (621), чем от руки убийцы, и почти столько же (402) умерли от пищевого отравления. В том же году 4681 человек погиб в результате автомобильных аварий.

Телесные повреждения также чаще являются следствием несчастных случаев, чем преступных нападений. По последним данным, в период 1986 — 1989 годов ежегодно происходило 7,3 миллиона происшествий, в результате которых люди попадали в больницы Англии и Уэльса. Согласно Обзору британской преступности, в 1988 году имели место 2,2 миллиона актов насилия (в 1992-м — 2,6 миллиона). Хотя это более надежные данные, чем полицейская статистика, в них однако не включены последствия семейных конфликтов, поскольку жены, как правило, не хотят выносить сор из избы. С другой стороны, не все случаи нападения столь серьезны, чтобы нужно было обращаться к врачу.

Даже ущерб, нанесенный имуществу, чаще случается из-за небрежности владельца, чем от рук грабителя. По сведениям одной из крупнейших британских страховых компаний — «Дженерал эксидент», в 1992 году претензий в связи со случайным повреждением домашнего имущества было на 50 процентов больше, чем связанных с воровством.

Но если фактов преступности сравнительно мало, почему люди столь встревожены? Потому, вероятно, что преступный акт легче представить себе, вообразить, заранее пережить, чем несчастный случай. Стать жертвой преступника просто страшнее, чем пострадать от несчастного случая, если даже результат один и тот же. Возможно, многие считают, что преступность — следствие некоей социальной болезни. И отдельные акты жестокости они интерпретируют как признак моральной деградации всех и каждого.

Возможно, что люди боятся преступности просто потому, что плохо представляют себе реальный риск.

Участники опроса, проведенного Би-би-си, считают, что за минувший год на каждые 100 человек приходится двадцать шесть, ставших жертвами преступлений. Но, судя по Обзору британской преступности, реальные цифры в пять раз меньше. Полиция Мидвея в графстве Кент, где криминогенную ситуацию можно считать умеренной, сообщает в своем докладе, что, если не считать краж автомашин, в остальном люди явно преувеличивают опасность преступных нападений. По мнению опрошенных жителей этого района, за год там произошло 16 — 18 убийств. По данным полиции, только одно.

Если судить по результатам опроса, за год имело место
17 000—20 000 краж со взломом. Но даже Обзор британской преступности, учитывающий обычно и те случаи, о которых не сообщалось полиции, предлагает как реальную иную цифру — 3500 таких краж.

Излишний пессимизм проявляется и в оценке характера преступлений. Так, в 1986 году участники другого общенационального опроса не только переоценивали риск квартирных краж, но и считали, что очень большая часть преступных проявлений — в среднем до 47 процентов — связана с насилием. В Обзоре британской преступности дается значительно меньшая величина — 5 процентов. Опросы, проведенные в других западных странах, также свидетельствуют об отсутствии у общественности точных представлений о масштабах насилия.

На деле стать жертвой преступления больше боятся те, у кого шансов на это меньше. Так, в 1992 году Обзор британской преступности констатировал, что больше всего боятся выходить вечером на улицу женщины. Точно так же нападений боятся больше пожилые люди, чем молодые. Фактически же случаев нападения на мужчин на 70 процентов больше, чем на женщин, а на взрослых в возрасте до 30 лет нападают в 28 раз чаще, чем на тех, кому перевалило за 59. Даже у тех пожилых людей, кто три вечера в неделю проводит вне дома, меньше шансов стать объектами нападения, чем у молодых, проводящих все вечера дома.

Более широкая информированность о реальном риске стать жертвой преступников могла бы развеять многие страхи. Страх перед преступностью так же разлагает общество, как и сама преступность, — он изолирует людей в их домах и заставляет соблюдать осторожность в контактах с незнакомыми.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно