Клаус Шваб: «Дело в ответственности. И не только за собственный бизнес»

1 июля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 1 июля-8 июля

Инициатива Фонда Шваба и его медиапартнера «Зеркала недели», объявивших о конкурсе «Социальный предприниматель-2005», нашла живейший отклик в украинском обществе...

 

 

 

 

Инициатива Фонда Шваба и его медиапартнера «Зеркала недели», объявивших о конкурсе «Социальный предприниматель-2005», нашла живейший отклик в украинском обществе. Однако помимо анкет претендентов, редакция получает и письма с просьбами поделиться информацией о самом Клаусе Швабе. И такая возможность у нас появилась.

Сегодня большинство самых крупных и прибыльных компаний мира, пытаясь найти выход на новые рынки, позиционируют себя как социально ответственные брэнды. Вынужденный маркетинговый ход?! «Можно считать и так, однако подобные своевременные тенденции помогают осуществлению моей главной цели», — говорит г-н Шваб, основатель Всемирного экономического форума в Давосе, а также Фонда социальных предпринимателей.

Наш собеседник убежден, что причиной того, что все существующие в мировом сообществе проблемы не решаются, является разобщенность его лидеров. Сферы, в которых создается финансовое богатство, продолжают стремительно отдаляться от остальной части общества. Поэтому в давосских собраниях господ в шикарных костюмах, обремененных состоянием и властью, этот поистине величайший организатор видит не столько площадку для развития частного бизнеса, сколько возможность сократить пропасть между бедностью и богатством, между личным и общественным, между насущной необходимостью и решением, от правильности которого зависит благосостояние миллионов граждан.

Шваб создал свою империю ради объединения интеллекта и духа лидеров бизнеса, политики, общества в целом.

— На протяжении всей своей жизни я много читал, изучал историю, экономику, политические науки и философию, а также серьезно интересовался проявлениями человеческой природы. Меня, как и любого другого человека, волнует ответ на вопрос: «Как сделать так, чтобы лучше жил я, другие, мы вместе? И здесь неважно, из какой ты страны. Рано или поздно в любой точке земного шара люди испытывают одинаковые трудности и переживают похожие эмоции.

Для меня уже давно очевидно, что все те острые проблемы, с которыми нам приходится сталкиваться, слишком сложны для того, чтобы их решал кто-то один — государство, бизнес или общественная благотворительная организация. Двигаясь в одиночку, эти сферы поглощены собой, контактируя же, выходят на совершенно иной качественный уровень, где решение какой-либо проблемы учитывает потребности сразу нескольких заинтересованных сторон. Наша задача — искать новые формы и подходы, способствующие подобному объединению сил. Все мои проекты, начиная Всемирным экономическим форумом (ВЭФ) и заканчивая недавно созданной организацией Молодых глобальных лидеров, — вполне конкретные шаги к этой цели.

— Давос сегодня — это модно, престижно, полезно. Эпитетов не счесть. Все-таки, на ваш «родительский» взгляд, в чем уникальность этого проекта?

— Форум не претендует на роль органа, который принимает решения, поскольку они должны быть приняты теми, кто имеет на это соответствующий мандат. На глобальном уровне это функции международных организаций, на национальном — правительств, на деловом — корпораций. Однако мы являемся механизмом, который обеспечивает подготовку и реализацию этих решений. То есть ВЭФ — это площадка, где можно черпать новое и необходимое, для того чтобы затем применить знания на благо своего общества. А что может быть ценнее?

Например, ВЭФ начал налаживать партнерство между государством и бизнесом еще задолго до того, как само это понятие вошло в международный лексикон. В этом плане упомяну наши Глобальную инициативу здоровья, Инициативу борьбы с коррупцией, Иорданскую образовательную инициативу, Сеть оказания помощи пострадавшим от стихийных бедствий (Disaster Relief Network (DRN)).

Идея создания последней родилась после землетрясения 2001 года, которое опустошило индийский штат Гуджарат. Используя платформу ВЭФ, его участники, специализирующиеся в инженерии, строительстве и материально-техническом обеспечении, выяснили, что не существует никакого действенного механизма, который бы объединил их усилия для облегчения работы спасателей и создали DRN. Сеть координирует действия компаний, которые хотят оказать поддержку развивающимся странам в преодолении последствий стихийных бедствий. За эти три года DRN предоставила ресурсы для оказания гуманитарной помощи на четырех континентах. Ее работа — наглядный пример того, каких результатов можно достичь, когда на борьбу с бедствием организуется бизнес.

Кроме того, на последнем Форуме нам удалось включить проблему борьбы с нищетой одной из первых в повестку дня и предоставить платформу для выдвижения идей и инициатив, способных повлиять на ситуацию в мире. Очень надеюсь, что международное сообщество и, особенно, «большая восьмерка» приступят к их реализации.

— И тем не менее Форум традиционно «приветствуют» выступления антиглобалистов. Что это — непонимание сути происходящего или позиция, достойная внимания?

— Безусловно, позиция. Ведь значительная часть населения ощущает, что деловые интересы давно не совпадают с социальными. Мы уже говорили об углубляющейся пропасти между богатством и бедностью. Громкие корпоративные скандалы, жадность и мошенничество части топ-менеджеров, а также стремление некоторых компаний максимизировать прибыль любой ценой, действительно, отвратительны. Однако не капитализм и не глобализация создают эти проблемы. Корень в деградации осознания социальных целей.

Единственный способ остановить волну настроений, направленных против бизнеса, — самому бизнесу взять на себя инициативу и ясно и убедительно репозиционировать себя частью общества. Если еще вчера мы создавали Форум на основе концепции взаимодействия всех заинтересованных сторон, то сегодня, продолжая свою деятельность, мы обязаны учитывать остроту накопившихся проблем. Речь о новом измерении — Глобальном корпоративном гражданстве. Все просто: любая компания сама по себе — долевой участник глобального общества, глобальный гражданин, имеющий права и обязанности. Это означает, что наряду с другими долевыми участниками — правительством, гражданским обществом, деятелями науки и культуры, бизнес должен участвовать в преодолении тех преград, которые ставит перед нами жизнь. Вот такая обязательная форма ответственности.

— Скажите, создание Фонда Шваба — это логическое продолжение развития социальной составляющей бизнеса, которая вас так тревожит?

— Возможно. Если Давос — прецедент для развития позитивных общественных изменений на макроуровне, то Фонд Шваба — это поиск решений на местном уровне. Мне и Хильде (супруге) давно хотелось обозначить оптимальный способ идентификации людей, которые нашли практическое решение социальных, экономических, экологических проблем в своем городе, регионе, стране. Еще лучше, если их инновации можно применить и на территории других государств. Адекватная и структурная поддержка социальных предпринимателей Фонда представителями мировой элиты, объединенных во Всемирный экономический форум, могла бы существенно повысить уровень развития мирового сообщества и его граждан.

— Фонд Шваба не практикует предоставление грантов. Но как вы объединяете и поддерживаете социальных предпринимателей?

— Мы инвестируем свои средства в создание для них беспрецедентных возможностей. Социальные предприниматели имеют доступ к обычно закрытой информации, которая позволяет мобилизовать финансовые и материальные ресурсы, укреплять и развивать свои проекты. Все это благодаря хотя и обособленным, но довольно тесным отношениям Фонда с ВЭФ. На Форуме в Давосе мировые политические, коммерческие и журналистские лидеры встречаются с интеллектуалами и сподвижниками социальных перемен. В результате наши предприниматели, так же как и мы, убеждены в том, что предоставленная им система рычагов и сетевых возможностей более ценна, чем любой грант.

Так, совсем недавно мы узнали, что John Deer Company инвестировала 3 млн. долл. в Kick Start — проект социальных предпринимателей. Благодаря этим средствам 80 тысяч африканских семей получат возможность повысить уровень своей жизни, внедряя недорогие ирригационные насосы и другое оборудование, позволяющее «делать деньги».

— Назовите самый удачный проект социальных предпринимателей?

— Возможно, проект Хавьера Уртадо из Боливии заслуживает особой оценки. Предприниматель сфокусировал свое внимание на предоставлении доступа на глобальный рынок экологически чистой сельскохозяйственной продукции, выращенной местным населением. Свою организацию он создал в 1987 году. Сегодня Irupana работает с 1700 успешными фермерами, которым без нее было очень сложно выйти на рынки сбыта.

Irupana не только обучает фермеров, как выращивать экологически чистые продукты, но и закупает их, затем перерабатывая в 80 видов различных изделий. Продукция доставляется в 18 складов и в 300 магазинов, в том числе и в крупные супермаркеты США и Европы. Такая схема способствует росту доходов местных фермеров со средних по стране 700 долларов до 1000. Благодаря Фонду Шваба, Irupana получила возможность наладить партнерство с крупнейшими торговцами бакалейными продуктами в Швейцарии и Германии. Сейчас организация продает в год экологически чистой продукции на 2,2 млн. долл. и рынок ее сбыта быстро растет.

— Как вы считаете, стоит ли уже сегодня говорить о существовании движения социального предпринимательства? Насколько изменилась ситуация со времени, когда Фонд только заявил о себе?

— Когда мы только создавали Фонд, концепции социального предпринимательства практически не существовало. Мы даже столкнулись с определенными трудностями при регистрации его названия в Швейцарии!

Но за несколько лет произошел действительно удивительный скачок. Задайте поиск в Google и вы найдете 2,5 миллиона ссылок для социального предпринимателя. Термин «предпринимательство», который используется как минимум 200 лет, имеет только в два раза больше ссылок в Google, и значительная их часть включает социальное предпринимательство — вот такой интересный сравнительный критерий.

Тем не менее мы остаемся осторожными оптимистами. В силу целого ряда обстоятельств. С одной стороны, этот вид предпринимательства нуждается в четком структурировании и позиционировании, с другой — в поддержке.

— Что вы под этим подразумеваете?

— В отношении первого скажу, что не каждый человек, увлеченный какой-либо социальной деятельностью, может назвать себя социальным предпринимателем. Большинство таких людей занимаются некоммерческими проектами, делая много доброго для обездоленных, — и это замечательно. Но, как показывает наш опыт, настоящие представители породы социальных предпринимателей встречаются нечасто. Ибо неуемная энергия выдумывать, по-новому решать, осуществлять, оценивать, оптимизировать, распространять, бросать вызов обычаям, ломать шаблоны… В общем, все эти восхитительные черты характера, которые и составляют сущность предпринимателей подобного рода, — редкий дар. Таким образом, мы хотим открыть себя для людей, не навязывая при этом мысль, что все социально-ориентированные организации являются примером того, что мы считаем социальным предпринимательством.

Что же касается поддержки проектов членов нашего Фонда, то мы стремимся к тому, чтобы она действительно была всесторонней. Здесь и возможности Фонда, и осознанная инициатива бизнеса, и заинтересованность властной элиты. Лидеры правительств и государств, которые приезжают в Давос, могут и должны учиться у социальных предпринимателей. Ведь они — новаторы общественного сектора. Добившиеся успеха предприниматели потратили десятилетия на то, чтобы задумать, воплотить в жизнь и усовершенствовать свои подходы к решению сложных социальных и экономических проблем. Их достижения — результат непрерывных проб и ошибок. Потому их опыт бесценен.

Правительства должны оказывать им поддержку, которая позволит внедрять инновации и распространять их, а не ждать окончания процесса для того, чтобы впоследствии поставить на нем крест.

— Но ведь до осознания подобной необходимости нужно дорасти, дойти, додумать… И здесь можно говорить еще об одной проблеме — отсутствии в обществе необходимого количества лидеров такого уровня.

— Это наша главная проблема. Я всегда верил в способность лидеров изменить мир, и мне была дана привилегия личного знакомства со многими известными личностями мирового уровня. Эти мужчины и женщины представляют все возрастные группы и культуры, демонстрируя различные типы и стили лидерства. Однако я уверен, что к величайшим из них, к тем, кто оказывает на общество трансформирующее влияние, можно отнести только объединяющих интеллект, сердце и душу. И это мое величайшее убеждение!

Вера таких лидеров в то, что они делают, открывает перед ними дорогу и создает творческий потенциал, необходимый для достижения успеха. Настоящий лидер не ставит акцент на том, что ему нужно сделать для продвижения собственной профессиональной карьеры, он хочет своими силами содействовать созданию более достойного общества, заботящегося о своих гражданах. Настоящий лидер, принимая решения, ориентируется скорее на внутренний компас, миссию или собственное жизненное видение, чем на внешний радар, посылающий сигналы, под которые нужно подстраиваться.

До этого действительно необходимо дорасти и только путем внутренней общей работы интеллекта и души. Ведь только душа, которая и проявляется в осознании миссии лидера, вызывает доверие у других. А без такого доверия осуществление каких-либо глобальных общественных изменений — блеф.

Мир нуждается в таких лидерах в правительствах, бизнесе, гражданском обществе. Моя задача — при посредничестве Всемирного экономического форума, Фонда Шваба, недавно созданной организации Молодых глобальных лидеров помочь найти таких представителей мирового сообщества, способствовать объединению их усилий. Мне кажется, что в итоге этот мир может стать лучше.

— Украину сегодня также можно рассматривать в качестве плацдарма для обозначения подобных личностей? Ваш визит в Киев в рамках выездного Форума, объявление конкурса «Социальный предприниматель-2005» — это знаки особого внимания?

— Инициатива всегда должна находить отклик. В вашей стране началась очень серьезная и ответственная работа на тот самый результат, о котором мы говорили. Теперь все зависит от внутренних сил общества в целом, и его граждан в отдельности. Будь-то политик, бизнесмен или социальный предприниматель, он должен осознавать ответственность перед обществом. В такой уже ставшей банальной вещи — рецепт успеха.

В отношении Фонда скажу, что сейчас он объединяет 84 предпринимателя, и только восемь из них — из Европы! Мы уверены, что в мире есть много социальных предпринимателей. И в каждой стране сложились свои условия для их реализации. В некоторых странах, таких как Франция, концепция социального предпринимательства малоизвестна, и наша миссия заключается в том, чтобы поднимать там этот вопрос. В Великобритании, с другой стороны, концепция известна достаточно широко, а вот сами предприниматели все еще анонимны.

Что касается Украины, то мы знаем, что ваша страна имеет огромный потенциал, и среди ее 48 миллионов граждан есть немало новаторов, которые ждут, чтобы их нашли. Три года назад мы уже познакомились с одним из них — одесситом Сергеем Костиным, основавшим фонд «Дорога к дому», который занимается реабилитацией бездомных. Теперь мы уверены, что с его помощью, а также с помощью нашего медиапартнера «Зеркала недели» мы сможем найти гораздо больше талантливых, предприимчивых и неравнодушных людей.

P.S. Фонд Шваба продлил срок приема анкет на конкурс «Социальный предприниматель-2005» до 15 июля. Подробнее об условиях читайте в «ЗН» №17(544) от 7 мая 2005 года и на сайте www.schwabfound.org

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно