КАК КАЗАКИ ЗЕРНОВОЙ ВАЛ УСМИРЯЛИ - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

КАК КАЗАКИ ЗЕРНОВОЙ ВАЛ УСМИРЯЛИ

21 сентября, 2001, 00:00 Распечатать

Готовый сценарий для бессмертного мультсериала о казаках! Современные герои как три капли воды похожи на троицу анимационных: один —сообразительный, второй — сильный, третий — ловкий...

Готовый сценарий для бессмертного мультсериала о казаках! Современные герои как три капли воды похожи на троицу анимационных: один —сообразительный, второй — сильный, третий — ловкий. А на самом деле? Сюжет нового «ролика» довольно житейский. Чтобы не позволить ценам на зерно упасть ниже точки кипения жидкого азота, правительство в начале августа поручило ГАКу «Хлеб Украины», Госрезерву и Укоопсоюзу скупить 3 млн. тонн. Это — фабула. А вот детали любопытные.

В начале жатвы Иван Ришняк, председатель правления ГАК «Хлеб Украины», уверил, что компания как государственный агент скажет свое весомое слово на зерновом рынке. Дескать, 2000-й был годом пристрелки, а в этому году попадем в «десятку». Для такого заявления есть весомые основания: производственные мощности ГАКа способны переработать около 4,5 млн. тонн зерна в муку, крупы, комбикорма. Однако в меру возрастания зернового вала, а затем резкого превышения предложения над спросом голос «Хлеба Украины» потерял громкость, охрип. Да и задекларированные ранее объемы сразу же измельчали. Истек месяц, а из 1,5 млн. тонн зерна нового урожая, которые ГАК должна закупить по особой доверенности премьер-министра Украины, приобретено лишь 700 тыс. (половину из которых необходимо оплатить в течение двух недель). И это при том, что продавцам предлагают супервысокие, как по нынешним временам, цены: за тонну пшеницы третьего класса — 650 грн., четвертого — 600, пятого — 500, шестого — не ниже 400 грн., продовольственный ячмень — 450 грн. за тонну.

Приведенная цифровая цепочка — это те самые «рекомендованные» МинАП цены. Представители компании утверждают: их операторы ориентируются именно на биржевой рынок. Ради справедливости отметим, что последний реагирует правдивее и точнее, чем государственный агент в лице «Хлеба Украины». Поинтересуемся котировками цен на образцовой, по словам аграрного министра Ивана Кириленко, «Сумыагропромбирже». В последнюю неделю пшеницей третьего класса здесь и не пахло, а четвероклассную продавали с НДС по 400—410 грн. за тонну. Аналогичная ситуация и в других регионах. Поэтому завышенные ГАКовские цены, не стыкующиеся с реальными, — не что иное, как алогизм, поскольку компания — госструктура, работающая на принципах самоокупаемости, то есть, как минимум, неубыточно.

Не знаю, какие университеты заканчивали менеджеры ГАКа, но, скупив тоннаж, «Хлебу Украины» за несколько месяцев придется выбросить на рынок муку, которая будет стоить 1250—1300 грн. за тонну против 1150 из более дешевого сырья, которым запались конкуренты. Возможно, государственной компании и не стоит сейчас так фанатически «лопатить» зерно, поскольку, как утверждают эксперты, пик предложения на него уже истек. Если и ждать очередного «взрыва», то лишь зимой — ранней весной... Естественно, декларируя государственные цены, но, покупая по реальным, ГАК «Хлеб Украины» выглядит в глазах Президента, правительства дисциплинированным исполнителем властных распоряжений. Но самое обидное то, что крестьяне, окрыленные грядущими высокими ценами на зерно, так их и не дождались. Это может вызвать недоверие не только к государственным закупочным ценам, но и к самому зернопроизводству. Уже сейчас немало агроформирований уменьшают площади под посев озимых.

Чем объяснить низкие темпы закупок зерна? Правительство надеялось, что стабилизационное «плавсредство» в лице ГАК «Хлеб Украины» поможет тонущему зерновому рынку. Однако выяснилось, что и самой компании нужен спасательный круг, а именно — средства. Поэтому государство, прежде чем поставить «реальную» задачу, должно было обеспечить своего же «полпреда» финансами если не полностью, то хотя бы частично. Единственная льгота, которой сейчас пользуется ГАК, — кредиты, позволяющие проводить закупки непосредственно у сельхозтоваропроизводителей с компенсацией 50% учетной ставки НБУ. Даже по узаконенной привилегии кредит «выливается» в 21,5% годовых. Ко всему прочему, постановление о льготном кредитовании ограничено во времени и действует лишь до начала декабря. Если его и продолжат, то от этого легче не станет, поскольку льготные кредиты из года в год не переходят, из-за чего в 2000-м ГАК понесла убытков на сумму 5,5 млн. грн. Казалось бы, на фоне низких цен на зерновые должны сработать залоговые закупки, но и они за неимением банковских кредитов скорее виртуальные. А тех нет из-за отсутствия высоколиквидного залога у предприятий «Хлеба Украины». На обращение же руководства компании к госадминистрациям пожертвовать коммунальным имуществом откликнулись единицы...

Некоторые банки соглашаются лишь на то, чтобы перекредитовывать компанию. Последняя выкупает зерно за банковские средства у товаропроизводителя — должника банка. В результате этого заемщик возвращает долг банку, тот перекредитовывает ГАК, и компания оперирует этим зерном. Удастся ли «Хлебу Украины» с помощью подобного многоходового механизма наскрести 200 млн. грн. для оперативной закупки? Сейчас руководство откровенно признает: вряд ли. Поэтому из спущенных правительством полутора миллионов тонн реальным считает объем в пределах 650—750 тыс.

Свое недовольство медлительностью ГАКа высказала и администрация Президента в лице Павла Гайдуцкого, обвинившего компанию в слишком высоких тарифах на хранение зерна. В то же время расценки компании в … полтора раза ниже рыночных.

Не слишком оборотистым выглядит и второй «казак» — Госрезерв, которому по правительственной «разверстке» надлежит закупить миллион тонн зерна. Его урожай пока всего 240 тыс. И как ни тужится новый хранитель главных государственных схронов Владимир Куратченко «вписаться» в график, тривиальный недостаток средств выбрасывает его на обочину. Госрезерв закупает исключительно продовольственную пшеницу по несколько более низким, чем ГАК, ценам — 580—600 грн. за тонну, но за счет собственных оборотных средств, продавая материальные ресурсы.

Однако на биржах сомневаются в правдивости ценовой политики руководителя Госрезерва, поскольку реальных денег они не видят. Свидетельство этому — двухнедельная пауза, которую взял Госрезерв. Его «агенты» — местные хлебоприемные предприятия — получили негласное указание на две недели прекратить закупку зерна. Если же вспомнить, что самоустранение государственного ведомства с зернового рынка может привести к еще большему падению цен, то ситуация выглядит довольно-таки пикантной. Какое же поручение выполняет государственный орган — правительственное или антиправительственное?

Касательно возможного выхода комитета на внешние рынки: если он и займет нишу, то не зерновую, а непродовольственных материальных ресурсов. Для открытия экспортной двери понадобится или именная «верительная грамота» — лицензия, или же госструктура с ней.

Если присутствие двух «государственных» покупателей на рынке зерна вполне логично и мотивировано, то делегирование подобных функций Укоопсоюзу вызывает как минимум удивление. Почему этой чести удостоилась кооперативная структура? Кабмин, «спуская» с Грушевского на Крещатик, в офис Укоопсоюза, цифру в 500 тыс. тонн зерна, рассчитывал на разветвленную сеть этой структуры и отработанные связи с регионами. Действительно, укоопсоюзовские предприятия используют почти 80% из закупленного продовольственного зерна. Но в прошлом году они полностью удовлетворили собственные потребности, приобретя 234 тыс. тонн. С чего бы это «аппетиту» более чем удваиваться? Оказалось, что сдерживать зерновое нашествие должны были не трое, а четверо казаков. Но поскольку привлекать «Киевмельницу» в последний момент передумали, то ее часть — 300 тыс. тонн — автоматически перешла Укоопсоюзу.

Воодушевленный оказанным доверием, Укоопсоюз стремится реализовать кабминовские начертания, но это нереально. Тем более за такой короткий срок — август—сентябрь. Дело в том, что большинство предприятий системы из-за отсутствия собственных элеваторов и высоких тарифов на хранение не могут «мариновать» зерно долго. Сказывается и ограниченный доступ к льготным кредитам, которых при сегодняшних потребностях 50 млн. грн. удалось «вырвать» лишь 2,9 млн. Но даже в столь сложных условиях Укоопсоюз уже закупил 50 тыс. тонн нового урожая. Процесс был бы активнее, если бы не норма закона о налоге на добавленную стоимость. Закупая у крестьян зерно, кооперативные предприятия вынуждены платить 20% НДС, поскольку сельское население освобождено от этой нормы. Естественно, что конечный продукт переработки становится неконкурентоспособным. Если Верховная Рада внесет в закон предложенные укоопсоюзовцами изменения, то, возможно, Укоопсоюз и не окажется третьим лишним на рыночной зерновой ниве.

Графики оперативных закупок зерна «порвались» прежде всего из-за нехватки средств, в результате чего ранее запланированные 3 млн. тонн зерна пришлось уменьшить до 2 млн. Итоги совещания вице-премьера по вопросам АП Леонида Козаченко с 30 системными банками Украины стороны трактуют по-разному. Если Кабмин говорит о миллиарде гривен коммерческих кредитов как о реальной сумме, которая зашелестит уже до 1 октября, то банкиры значительно сдержаннее. Во-первых, сегодня они готовы выделить около 300 млн. грн. Во-вторых, комбанки требуют от правительства погасить его же задолженность по выплате компенсационных процентов за прежние предоставленные аграриям кредиты.

Закупленные тремя операторами 730 тыс. тонн зерна вовсе не удовлетворяют ни Президента, ни Кабмин. Может быть, остальной урожай придется закупить за счет части выросших золотовалютных запасов Нацбанка?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно