ИГРА В ШПАЛЫ

4 июля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 4 июля-11 июля

Игры появились давно. Еще пещерные люди выплясывали у нарисованного на стене своего жилища мамонта и поражали его копьями, надеясь на удачную охоту...

Игры появились давно. Еще пещерные люди выплясывали у нарисованного на стене своего жилища мамонта и поражали его копьями, надеясь на удачную охоту. В более поздние времена игры усложнились. Одновременно изменилась и их мотивация. Теперь человека не интересует мамонт, его интересуют деньги. Оказалось, что в интеллектуальной игре «Что? Где? Когда?» мозги можно измерить вполне конкретной суммой.

Не желая отставать от всего человечества, мы тоже предлагаем вам игру. Что-то среднее между «Брейн-рингом» и «Кто хочет стать миллионером?» А назовем ее «Игра в шпалы». Почему в шпалы? Это уже первый вопрос игры. Но на него мы ответим сами.

Есть много вещей, без которых не может обойтись железная дорога. И важны они в равной степени. Среди этого перечня, разумеется, шпалы. Их на железной дороге много, этак тысячи две на каждый километр, и все они время от времени требуют замены и ремонта, не говоря уж о прокладке новых магистралей, как-то Киев—Харьков или Киев—Днепропетровск. Понятно, что потребность железной дороги в шпалах огромна и постоянна. До недавнего времени ее удовлетворяли четыре завода по производству железобетонных шпал и прочих железобетонных изделий. Иными словами, было производство, был постоянный потребитель. До тех пор, пока кому-то в голову не пришло изобрести новую игру… в шпалы.

Вдруг откуда ни возьмись появляется этакая фишка с почти смешным названием «Торговый дом железобетонных шпал». Воображение как-то сразу рисует некий дом, сложенный сплошь из железобетонных изделий данного вида. Однако в действительности речь шла об обществе с ограниченной ответственностью. И создавался этот «ограниченный» железобетонный дом для вывода нашей железобетонной промышленности из застоя.

И тут очередной вопрос нашей игры: кому нужно было создавать торговый дом для сбыта и без того не то что ходовой, а просто-таки необходимой продукции? Правда, ответа мы с вами не найдем. Может, это будет под силу прокуратуре?

Что же касается методики вывода производства шпал из якобы застоя, то торговый дом действовал быстро и решительно: Кременчугский завод железобетонных шпал быстро обанкротился и прекратил свое существование. Поговаривают, что решающую роль в этом сыграл арбитражный управляющий имуществом некто Ю.Иваненко, который свой первый рабочий день на поприще оздоровления экономики завода начал… с увольнения 600 человек.

Сам по себе факт банкротства предприятия при переходе к рыночным условиям существования удивления в общем-то и не вызывает. Если бы не два обстоятельства. Первое — это то, что Кременчугский завод железобетонных шпал значился в списке предприятий стратегического значения. А значит, ни приватизации, ни тем более банкротству не подлежит. Но вот и второе обстоятельство: непосредственно перед запуском дела о банкротстве (а задолжал завод все тому же «Торговому дому ЖБШ») предприятие было выведено из списка стратегических. На вопрос нашей викторины «Кому это было нужно?» мы пока также ответить не можем.

Ну, банкротство и банкротство. Что тут еще говорить? Однако дальше наша игра развивается совсем уж неожиданным образом. Уже знакомый и почти родной «Торговый дом ЖБШ» становится акционером теперь уже Гниваньского завода спецжелезобетона, готовый поднять прибыльность собственного (!) предприятия на невиданную высоту. Очевидно, именно для этого с бывшим руководством завода заключается генеральное соглашение о том, что предприятие обязывается приобретать сырье и материалы исключительно у торгового дома.

Обычно смысл таких соглашений цивильным языком звучит так: не тратьте силы на поиски материалов и сбыт продукции, все мы сделаем сами, а вы только знай себе производите. Благородно, не так ли? Правда, непонятно, почему торговый дом родному заводу продавал, скажем, цемент по 250 грн. за тонну, в то время, когда тот же цемент в государственном профильном предприятии «Укрзалізничпостач» стоил… 187 грн.? Тонна стальной проволоки, купленной у торгового дома, обходилась заводу в 3250 грн. за тонну, хотя в том же «Укрзалізничпостачі» она стоит 2874 грн. И совсем уж смешно вышло со щебнем. Сразу отметим, что щебкарьер находится прямо через дорогу от железобетонного завода, и тонна гранитных камешков там стоила аж 17 грн. Торговый дом же обязал собственное предприятие покупать щебень… за 30 грн. Поистине золотой щебень! Вот так и образовалась задолженность завода своему же акционеру почти в 9 млн. гривен, которые любвеобильный кредитор вознамерился тут же и получить. Это выразилось в соглашении между торговым домом и бывшим руководством завода о погашении долга в течение… двух месяцев! А теперь вопрос из серии «Кто хочет стать миллионером?»: почему руководство завода подписывает заведомо невыполнимое соглашение, которое логически должно закончиться банкротством предприятия? Варианты ответов: 1. Его запугали; 2. Ему заплатили; 3. Директор завода рехнулся; 4. Жена попросила.

Выберите самый правильный.

И тут всполошилась «Укрзалізниця». Не мудрено: с такой бурной активностью торгового дома можно совсем без шпал остаться! Мгновенно меняется руководство завода, а само предприятие переходит под управление железнодорожного ведомства. И, что обидно для любимого нами торгового дома, ситуация на предприятии странным образом меняется. По сравнению с прошлым годом, за четыре месяца нынешнего объем производства возрастает… на 290 процентов, а выпуск товарной продукции — и вовсе на 440! За этот период в бюджет выплачено более 2,5 млн. гривен, а средняя зарплата на предприятии составила 556 и к тому же выплачивается регулярно. Уж не говоря о том, что практически все железобетонные шпалы в полном смысле еще тепленькими отправляются на строительство новых участков скоростной магистрали Киев—Днепропетровск.

Но что самое главное — долг почти в 9 млн. гривен выплачен кредитору сполна, о чем и свидетельствуют платежки родного для торгового дома Проминвестбанка.

Ну как тут не огорчиться? И торговый дом огорчился. Причем огорчился до того, что подал иск на Гниваньский завод спецжелезобетона в Арбитражный суд Винницкой области с требованием признать банкротство предприятия, провести его санацию и назначить арбитражным управляющим имуществом… кого? Правильно, специалиста по железобетонным заводам Ю.Иваненко, столь успешно выполнившего свой долг перед «Торговым домом железобетонных шпал», отсанировав Кременчугский завод до полного изнеможения.

И что, тут наша история заканчивается? По логике — да. Долг возвращен — иными словами, отсутствует состав преступления, если уже никто никому не должен. Но даже если и должен, то все равно Гниваньский завод — в списке стратегических предприятий и не подлежит ни банкротству, ни приватизации. Это по логике общечеловеческой и даже юридической. Однако же у винницкой фемиды логика своя. Дело о банкротстве заведено (?!) и тянется уже не один месяц (?!). А основанием для судьи арбитражного суда Даценко продолжать дело является утверждение кредитора, что долг не возвращен. Но, позвольте, вот же банковские выписки о зачислении на счета торгового дома определенных сумм! И звучит совсем уж веселый ответ кредитора: а мы не знаем, что это за суммы — в платежных поручениях этого не указано! Ну не забавно ли?

И, что самое интересное, такие разговоры вполне удовлетворяют судью, у которого, видно, свои представления о расходовании денег налогоплательщиков.

А теперь внимание — вопрос: почему судья тянет с вынесением решения по существу в деле, которое по юридическим нормам делом не является?

Ответы на выбор: 1. Судье заплатили; 2. Судью запугали; 3. Жена попросила; 4. У судьи соответствующая квалификация.

И наконец, последний вопрос в нашей игре. Хотя, предупреждаем сразу, ответить на него нам не под силу. А заключается он в следующем: откуда взялся этот «Торговый дом железобетонных шпал» и каковы его цели? Ответы на выбор: 1. Перекачка денег с государственных предприятий в чей-то совершенно частный карман; 2. Саботаж с целью уничтожения производства шпал в Украине с дальнейшим взятием под контроль оставшихся предприятий, что дает возможность диктовать цены на столь необходимую для «Укрзалізниці» продукцию; 3. Уничтожение шпального производства в пользу нашего ближайшего соседа — России, где также производятся изделия для нашей широкой колеи (в других европейских странах шпалы изготовляются под колею узкую и нам совершенно не подходят); 4. Жена попросила.

Боюсь, что на три последних вопроса нужно уже будет отвечать даже не прокуратуре, а Совету национальной безопасности и обороны, поскольку под угрозой нормальная жизнедеятельность транспортной отрасли страны, на которую буквально нанизана практически вся экономика Украины.

Что же до просьб жены, то женщинам грешно отказывать…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно