Госбанки под ударом выборов

13 ноября, 2009, 18:08 Распечатать Выпуск №44, 13 ноября-20 ноября

Если в Украине какой-либо законопроект проходит аппаратно-комитетское сито в изумительно короткие сроки, сразу попадая в сессионный зал, — значит, кому-то срочно понадобились деньги...

Если звезды зажигают — значит, это кому-нибудь нужно. Если в Украине какой-либо законопроект проходит аппаратно-комитетское сито в изумительно короткие сроки, сразу попадая в сессионный зал, — значит, кому-то срочно понадобились деньги. Причем большие. Иначе откуда такая невероятная спешность и насущность ничем не примечательного, на первый взгляд, законопроекта по банкам?

Это только жизненно важные для страны документы, как, например, проект Налогового кодекса или законопроект о внедрении накопительной системы общеобязательного пенсионного страхования, могут годами дожидаться своей очереди. А вот наделавший шуму законопроект №4735-1 о внесении изменений в законы о государственном бюджете-2009 и о Национальном банке, зарегистрированный в ВР 30 июня с.г., парламент одобрил в целом уже на следующий день, причем 373 голосами.

Необходимость в принятии документа была более чем серьезной: речь шла, напомним, об источнике финансирования для подготовки к Евро-2012. Цена вопроса — 9,8 млрд. грн. превышения доходов над расходами Нацбанка в текущем году, которые законодатели обязывали его внести в госбюджет. При этом никого не волновало, а будут ли у НБУ эти деньги реально, или их придется банально напечатать.

А вот свежайший пример. В пятницу, под занавес сессионной недели, на рассмотрение парламента едва не поступил законопроект, зарегистрированный только накануне (№5310 от 05.11.2009 г.), — о внесении изменений в ст. 7 Закона Украины «О банках и банковской деятельности» (относительно правомочности заседаний наблюдательного совета), автор — представитель ПР В.Лукьянов.

Крайне оперативно, утром 6 ноября, этот законопроект успел получить положительный вердикт профильного комитета по финансам и банковской деятельности — о целесообразности принятия его за основу и в целом. И даже пройти экспертизу в Главном научно-экспертном управлении ВРУ (заключение №16/3-1252/5310 от 06.11.2009 г.). Впрочем, результаты экспертизы оказались не самыми положительными: юристы ВР предложили принять законопроект только за основу для дальнейшего рассмотрения, но об этом — чуть позже.

Видимо, процесс прохождения законопроекта не был скоординирован до конца, иначе чем объяснить ту нестыковку, которая возникла уже в сессионном зале?

Так, после успешного голосования по одному из законопроектов представитель Партии регионов Александр Ефремов, заметив, что «у нас еще есть время поработать сегодня», немного запутался, обращаясь к председательствовавшему в зале однопартийцу Александру Лавриновичу с предложением «еще рассмотреть проект постановления Верховной Рады №5310».

В этот момент, как свидетельствует видеотрансляция из сессионного зала, в нем активно курсировали между фракциями братья Клюевы.

То ли г-н Лавринович действительно сначала не расслышал своего коллегу, то ли его смутила какая-то нестыковка. То ли возымели действие категорические протесты бютовцев, возмутившихся «такой спешностью и насущностью вопроса по банкам, тогда как не рассмотрен законопроект о противодействии распространению детской порнографии», а также выступивших «против каких-либо сейчас рассмотрений постановлений, которые появляются тут у нас на скорую руку». Но вопрос так и не был поставлен на голосование.

Однако суперспринтер под номером №5310 может снова оказаться в сессионном зале уже на следующей неделе. Особенно с учетом тех нюансов, которые удалось выяснить «ЗН», заподозрив неладное.

Указанный документ предлагает снизить планку правомочности заседаний наблюдательных советов (НС) госбанков. Напомним, что ныне действующая процедура их формирования была введена еще в 2007 году, после того как регионалы и бютовцы играючи преодолели повторное президентское вето на закон, урезавший президентскую квоту в набсоветах госбанков. Тогда, в период существования коалиции регионалов-социалистов-коммунистов, порядок, при котором своих представителей в НС госбанков назначали только глава государства и Рада (по семь человек), был изменен, и свою долю представительства получил еще и Кабмин.

В результате перераспределения президент, парламент и правительство получили квоты по пять человек. Кворум, при котором решения совещаний набсоветов правомочны, был определен минимум в десять участников. Инициируемый же регионалами законопроект предлагает считать правомочным заседание набсовета госбанка, если на нем присутствует не минимум десять его членов, как раньше, а «больше половины из числа назначенных на момент проведения заседания». Решения при этом могут приниматься простым большинством. То есть если на совещание соберутся хотя бы восемь человек, достаточно будет голосов только одной «пятерки», чтобы, например, принять решение о смене руководства госбанка.

В ситуации, когда одна из «пятерок» по каким-то причинам не назначена, будет еще проще: стратегические для госбанков решения могут приниматься в присутствии шести членов НС всего четырьмя голосами «за».

Именно поэтому такой подход, по мнению юристов Главного научно-экспертного управления ВРУ, «не в полной мере согласуется с принципом коллегиальности, который исповедуется в соответствии с установившейся в Украине практикой. При которой для принятия решения Кабмином, например, необходимо присутствие хотя бы половины общего его состава, а для менее регулярно собирающихся органов, таких как Центризбирком или совет НБУ, — двух третей их общего состава.

Указанный принцип не так маловажен, как может показаться на первый взгляд. Ведь если, например, стратегические для госбанков решения можно принимать лишь пятью голосами или даже четырьмя, то получается, что положение дел в них контролирует лишь треть или даже фактически четверть уполномоченных на это лиц. Возникает ситуация сродни той, которая нередко наблюдается в корпоративном секторе: обладая лишь блокирующим пакетом, та или иная группа собственников, манипулируя решениями судов, полностью контролирует компанию, игнорируя интересы всех остальных акционеров, в числе которых нередко оказывается и Украинское государство.

Главный посыл, который используется инициаторами законопроекта, заключается в том, что набсоветы госбанков не собирались в очном режиме по два с половиной года, поэтому возникает «необходимость недопущения срыва заседаний набсоветов госбанков» (по тексту объяснительной записки к законопроекту). Логичный вопрос: действительно, а почему набсоветы не собираются в очном режиме? Потому что не могут или потому что не очень-то и хотят? И не главная ли причина такого нежелания в том, что при нынешнем раскладе (5+5+5) ни одна из групп не может диктовать свои условия, решая кадровые вопросы и «открывая ногами» двери в кабинеты руководства госбанков. Приходится довольствоваться решением только неденежных технических вопросов: одобрять выбор аудитора, распределение прибыли, утверждать годовые отчеты и акты ревизионной комиссии, различные внутренние положения и т.д.

Тезис об отсутствии должного контроля над операционной деятельностью госбанков тоже не выдерживает критики, если вспомнить, что оба учреждения регулярно проверяются такими ведомствами, как КРУ, Счетная палата, Нацбанк, ГНАУ, внутренними и внешними аудиторами, причем последние входят в число крупнейших и авторитетнейших в мире. Неужели кто-то из нынешних членов госбанковских набсоветов обладает достаточной компетенцией, чтобы заменять все эти структуры вместе взятые? Так что ответить на кажущийся поначалу крамольным вопрос, так ли это плохо, что политики не могут влиять на повседневную операционную деятельность госбанков, читатель «ЗН» сможет и самостоятельно.

Любой же стратегический вопрос, будь он действительно важен для государства, решился бы моментально, если собрать нынешний кворум из десяти представителей. И если госбанки не используются государством более эффективно, то это скорее вина политиков, которые уже столько лет не могут определиться с главными для государства приоритетами их деятельности.

Что же на самом деле произошло за последнее время такого, что «необходимость недопущения срыва заседаний набсоветов госбанков» вдруг приобрела такую насущность? Ведь больше двух с половиной лет эта проблема парламентариев не очень беспокоила. По крайней мере, законопроектов, предлагавших ее решение, никто в ВР не регистрировал.

Самое правдоподобное объяснение — в стране началась предвыборная кампания, и команды претендентов активно ищут источники ее финансирования. Но, в отличие от нескольких предыдущих праздников всенародного волеизъявления, сейчас в экономике кризис, и оные источники серьезно обмелели, если вовсе не иссякли. Вот руководителям избирательных штабов кандидатов в президенты и приходится искать дополнительные способы наполнения партийных касс.

А практика использования для этих целей ресурсов госбанков не нова. Она уходит корнями в не такое уж и далекое прошлое. Еще лет десять назад Ощадбанк, например, активнейшим образом пользовали в качестве безотказного донора предвыборных кампаний. В результате чего учреждение практически довели до ручки, и оно едва не повторило судьбу печально известного банка «Украина».

На Укрэксимбанк, являющийся своеобразной визиткой государства перед иностранными финансистами, обслуживая внешние расчеты и займы, особых ресурсных посягательств либо не было, либо от них удавалось успешно отбиваться. Но как будет теперь?

Председатели правлений госбанков комментировать возникшую ситуацию дружно отказались, сославшись на то, что политические договоренности — вне сферы их компетенции.

Главу государства с его окружением (пять представителей в НС) и нынешнюю оппозицию в лице регионалов и коммунистов, по коалиционной квоте которых образца 2007 года были назначены по четыре представителя в НС каждого госбанка, нынешняя ситуация не устраивает. Ведь сообща у них большинство, и, снизив кворум правомочности совещаний набсоветов, они могут решать там любые вопросы!

Нужен был только толчок, который бы заставил эти две стороны начать сближаться. Тем более что между ними, как показывает практика, не существует принципиальных идеологических противоречий.

Видимо, лучиком света, вызвавшим в чьей-то голове озарение, стала новость о том, что в недавно обращенный в госсобственность Укргазбанк могут быть переведены из Ощадбанка 11 млрд. грн. кредитов «Нафтогаза». Вот ведь какие высвобождаются возможности!

Надо сказать, что, несмотря на очевидное превышение всех разумных нормативов кредитования «в одни руки» (установленный специальным постановлением НБУ индивидуальный норматив не в счет), НАКовские кредиты приносят «Ощаду» весьма неплохую доходность. За три квартала с начала нынешнего года госбанк зафиксировал наибольшую среди операторов рынка прибыль — почти 1,2 млрд. грн., тогда как система в целом показала за тот же период убыток почти в 21 млрд. Прибыльным остается и Укрэксимбанк (+21 млн.). Оба учреждения вовремя и бесперебойно выполняют все свои обязательства.

Так что финансовое состояние обоих госбанков вполне позволяет, при условии взятия под контроль, воспользоваться их возможностями для покрытия всегда безграничных предвыборных нужд. Необходимые механизмы найдутся всегда — было бы желание. Ведь даже если госбанк не имеет свободных ресурсов, их можно, при необходимости, привлечь через рефинансирование НБУ, как это происходило в случае с кредитами «Нафтогазу».

Согласие Нацбанка, как показали события конца мая — начала июня, можно выбить при посредничестве главы государства, которому из-за отсутствия другой политической опоры руководство банковского регулятора отказать не сможет.

Конечно, уговорить Виктора Андреевича на посредничество в подобных схемах — задача очень непростая. Но, по данным источников «ЗН», делегированным регионалами переговорщикам — братьям Клюевым — это уже удалось, приведя 15 миллионов очень убедительных аргументов.

Только и осталось — быстренько провести необходимый законопроект через парламент.

Однако что касается результатов голосования, то тут пока еще бабка надвое сказала. Дело в том, что для реализации задуманного у организаторов немного не хватает надежных штыков. И сама раздираемая внутренними противоречиями фракция ПР может недодать как минимум пяток, а то и добрый десяток голосов (реально — 162—167), что вместе с 27 коммунистическими дает в итоге 194. Со всеми внефракционными получится максимум 200 голосов.

Ситуацию могло бы решить монолитное голосование «за» 35 нунсовцев, однако даже при президентском влиянии достаточно согласных на подобную операцию там не наберется. Очень чуткая к пожеланиям Игоря Тарасюка (замглавы СП, входит по президентской квоте в набсовет Укрэксимбанка) группа Костенко и некоторые другие восприимчивые к убедительным аргументам парламентские соратники зампредседателя СП могут сгенерировать сообща еще максимум 15 голосов.

Где взять еще десяток? Ответ — среди колеблющихся и восприимчивых к хорошим аргументам в партии «НУ—НС» и окружении Владимира Литвина. По информации «ЗН», Сергей Гриневецкий, в принципе, не против поддержать законопроект. Но при условии, что парламент сначала назначит новых представителей по собственной квоте, поскольку нынешние были избраны еще в 2007 году при совсем другой правящей коалиции.

Отвечая на запрос «ЗН», Владимир Литвин отказался от подробных разъяснений, однако сказал твердое «нет» на вопрос, намерена ли фракция его имени поддерживать законопроект №5310.

«ЗН» также направило запросы с просьбой прояснить позицию главе комитета ВР по финансам и банковской деятельности Николаю Азарову и первому заместителю главы президентского секретариата Александру Шлапаку. Ответы пока не поступили.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно