Европейская социальная хартия: украинское сочинение на вольную тему - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

Европейская социальная хартия: украинское сочинение на вольную тему

13 июня, 2008, 14:34 Распечатать

Европейская социальная хартия задумывалась Советом Европы как специфическое дополнение к Конвенции о защите прав человека и была открыта для подписания еще в 1961 году...

Европейская социальная хартия задумывалась Советом Европы как специфическое дополнение к Конвенции о защите прав человека и была открыта для подписания еще в 1961 году. Положения хартии защищали 19 основных социальных прав европейцев: право на труд, право на нормальные условия труда, право на справедливое вознаграждение, право мужчин и женщин на равную оплату труда, право объединяться в организации и заключать коллективные договора (включая право на забастовку), право на социальное обеспечение, право на социальную и медицинскую помощь и на получение услуг со стороны социальных служб, право на защиту семьи, инвалидов, трудящихся-мигрантов и их семей, детей и молодежи и т.п.

Как известно, членами Совета Европы на тот момент были исключительно капиталистические государства: Австрия, Бельгия, Кипр, Дания, Франция, Германия, Греция, Исландия, Ирландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Швеция, Турция, Великобритания. Неудивительно поэтому, что коммунистическая пропаганда сам факт существования этого документа игнорировала, преподнося тем временем советскую конституцию 1977 года как уникальный прорыв, в том числе и в деле защиты социально-экономических прав своих граждан.

К подготовке нынешней редакции социальной хартии СЕ приступил в 1990 году и уже в 1996-м открыл ее для подписания. Украинский «автограф» под этим документом появился в 1999 году, однако процесс ратификации растянулся аж на семь лет. У нас хартия вступила в силу лишь в феврале прошлого года. А уже в октябре нынешнего Украине предстоит предоставить Страсбургу свой первый отчет о ходе ее выполнения. Именно этому вопросу и были посвящены парламентские слушания, которые комитет ВР по вопросам социальной политики и труда провел 6 июня.

От каждого — по способностям, каждому — при возможности

В результате «пересмотра» в начале 90-х перечень прав, гарантированных хартией, оказался существенно расширен по сравнению с первоначальной версией. Украина же взяла на себя обязательства по выполнению далеко не всех ее статей и положений. Более того, ВР не ратифицировала три из девяти обязательных статей (всего там 31 статья). В число этих трех входит ст. 12 (право на социальное обеспечение), ст. 13 (право на социальную и медицинскую помощь) и ст. 19 (право трудящихся-мигрантов и их семей на защиту и помощь). И все это несмотря на наличие в Конституции Украины, которая в свое время тоже позиционировалась как одна из самых прогрессивных и демократичных в Европе, статей 46 (право на социальную защиту) и 49 (право на охрану здоровья, медицинскую помощь и медицинское страхование).

Впрочем, самым «горячим» в ходе парламентских слушаний оказался вопрос о неприсоединении Украины к п.1 ст.4 хартии, гарантирующему право на справедливое вознаграждение и сформулированному следующим образом: «Признать право трудящихся на вознаграждение, которое гарантирует им и их семьям достаточный уровень жизни». Несмотря на то что Конституцией Украины (ст. 43 и 48) гарантируется «право на труд, что включает возможность зарабатывать себе на жизнь трудом», «на заработную плату не ниже определенной законом», «на достаточный жизненный уровень для себя и своей семьи, что включает достаточное питание, одежду, жилье».

Нет, понятно, конечно, что английское decent и русское «достаточный» — это две большие разницы, причем не только в Одессе…

Богатая история ратификации Украиной европейских документов, которые либо вовсе не собирались выполнять, либо даже не подозревали, что их выполнение может контролироваться, в данном конкретном случае дает основания для гордости за собственную державу: значит таки удосужились не просто подмахнуть «не глядя», а перевести, проанализировать и что-то где-то даже подсчитать. Вот только сразу же на смену гордости приходит другое чувство — горькой обиды. Уже не за державу, а за ее граждан. Тот факт, что каждая третья семья, члены которой трудоустроены, живет за официальной чертой бедности (а у каждого четвертого работающего украинца насчитанная зарплата ниже прожиточного минимума), звучал тревожным рефреном чуть ли не в каждом втором выступлении.

Причем наше государство, не желая ратифицировать норму п. 1 ст. 4 хартии, официально расписывается перед Европой в собственной неспособности обеспечить достаточный уровень жизни даже работающему человеку, не говоря уж о нетрудоспособных.

Повышение в 2008 году в четыре этапа минимальной заработной платы на 145 гривен — это уже даже украинский «пипл не хавает». А европейский следующую победную реляцию — «в результате минимальная заработная плата к концу года составит 90,4% прожиточного минимума» — так и вовсе примет за ошибку переводчика. Тем более что официальный прожиточный минимум к тому времени успеет еще сильнее отстать от реального. А тот факт, что реальная заработная плата в марте 2008 года выросла на 39,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и в полтора раза превысила прожиточный минимум, всего-навсего означает, что двое работающих «средних украинцев» едва-едва могут обеспечить прожиточный минимум для себя и своего ребенка (одного).

Отрадно, что хотя бы среди многодетных семей сокращение бедности — с 80(!) до 67% — идет самыми быстрыми темпами. К сожалению, не за счет роста зарплаты, а за счет выплат на детей.

Разрыв в уровне средней заработной платы в Украине и у ее ближайших соседей еще более удручает. У нас в 2006 году она составила
164 евро, в России — 315, Румынии — 326, Польше — 637, Венгрии — 648, Словении (тоже вдруг оказавшейся нашей соседкой) — 1213. И это при том, что цены на товары у нас уже приблизились к среднеевропейским, а цены на недвижимость давно вышли за их пределы. Основным позитивом на слушаниях стало то, что дешевая рабочая сила отнюдь не позиционировалась как конкурентное преимущество нашей экономики. Наоборот, подчеркивалось негативное влияние на рост внутреннего спроса и стимулирование эмиграции наиболее активных и квалифицированных украинцев. А значит, все более конкретные разговоры об окончательном принятии нового Трудового кодекса (действующий сейчас принимался еще в 1971 году), переквалификации заработной платы с части дохода предприятия на цену рабочей силы, получают все больше шансов материализоваться в осознанные действия.

Развенчан был также миф о высокой квалификации украинской рабочей силы, которая действительно отлично себя зарекомендовала, но в основном за границей. У нас же наведение порядка на рынке труда требует принятия экстренных и радикальных мер, осуществление которых невозможно без реформирования всей системы высшего и профессионального образования. 77,5 тыс. выпускников 2006 года уже получили официальный статус безработных — и это при том, что 55% вакансий из
2,2 млн., предлагаемых службой занятости, остаются незаполненными.

О чем говорить, когда говорить есть о чем?

Тот факт, что именно по этим пунктам Украине перед Страсбургом нынешней осенью отчитываться не придется, никак не повлиял на расстановку акцентов в большинстве выступлений. Обсуждение результатов работы над пятью «отчетными» статьями конструктивным назвать сложно. Несмотря на то что это такие чувствительные для нашего общества темы, как право на безопасные и здоровые условия труда (ст. 3), право на охрану здоровья (ст. 11), право на получение услуг со стороны социальных служб
(ст. 14), право лиц пожилого возраста на социальную защиту (ст. 23), право на защиту от бедности и социального отчуждения (ст. 30).

Безопасным и здоровым условиям труда в аналитической записке, подготовленной для парламентских слушаний Министерством труда и социальной политики, посвящено порядка 10 страниц. В основном это выдержки из различных украинских законодательных актов, перечень разнообразных мероприятий и контролирующих органов. Вот только вряд ли информация о проведении 3823 совещаний и 1174 заседаний за круглым столом перевесит эффект от постоянных сообщений об авариях на украинских шахтах. Кроме того, европейских экспертов наверняка заинтересуют причины недостаточного финансирования Фонда социального страхования от несчастных случаев и в целом охраны труда (вместо 9 млрд. гривен — всего 3 млрд.). А еще — в чем конкретно заключается роль профсоюзов, омбудсменов, правоохранительных и специализированных органов, призванных обеспечить реализацию права на безопасные и здоровые условия труда, насколько эффективной является их работа, каким образом можно повысить ее отдачу.

Возможно, ответы на эти вопросы дадут результаты «изучения фактического состояния промышленной безопасности, производственного травматизма и профессиональных заболеваний», к которому приступили в 2007—2008 годах в рамках разработки концепции осуществления профилактических мероприятий под патронатом международных организаций. Поскольку масштабы утаивания информации о несчастных случаях — в том числе и с летальным исходом — произвели впечатление и под киевским куполом. Что уж тогда говорить о Страсбурге?

«Бумажная» реализация нашего права на охрану здоровья выглядит еще более внушительно. В том числе и раздел, посвященный предотвращению эпидемиологических заболеваний (к примеру, заболеваемость корью в 2007 году у нас, оказывается, снизилась по сравнению с 2006 годом на 97,7%). Тем не менее устный комментарий министра труда и социальной политики Людмилы Денисовой был гораздо лаконичнее и конкретнее: без медицинского страхования наше здоровье практически остается без охраны.

Главная особенность раздела, посвященного праву на социальную помощь и социальную защиту, — полное отсутствие относительных показателей. Осталось за скобками, например, какую долю нуждающихся способны обеспечить 86 домов-интернатов, предназначенных для граждан пожилого возраста и инвалидов, которые удалось насчитать по всей территории страны? И можно ли считать «внеочередной» госпитализацию 85-летнего инвалида Великой Отечественной войны, если ее приходится ждать четыре месяца?

И, наконец, буквально растрогала лаконичность комментария к п.1 ст.31 «О праве на жилье» по поводу мер, которые наше государство обязуется принять для содействия в доступе к жилью. Максимум, на что оно способно, — это процитировать ч.1 ст.47 Конституции Украины: «Каждый имеет право на жилье. Государство создает условия, при которых каждый гражданин имеет возможность построить жилье, приобрести его в собственность или взять в аренду». При этом п. 3 ст. 31 Европейской социальной хартии, обязывающий государство сделать цену на жилье доступной для людей, Украина опять же чистосердечно проигнорировала.

Наведение мостов

Мало кто из выступающих на слушаниях не говорил о важности социального диалога в деле обеспечения социальных прав наших граждан. И, если закрыть глаза на традиционный политический пинг-понг порядком заржавевшей гранатой «кто виноват», то во второй части классической славянской распевки можно найти немало конструктива. В ходе подготовки к слушаниям был проведен детальный анализ украинского законодательства на предмет соответствия нормам Европейской социальной хартии, выявлены все основные прорехи и нестыковки. Работа по их устранению предстоит немалая, но достаточно четко очерченная, с четким разграничением ответственности за выполнение ее отдельных составляющих между Кабинетом министров и парламентом.

Впрочем, как не раз отмечалось в ходе парламентских слушаний, мало принять адекватное законодательство — нужно еще гарантировать его выполнение. В частности, предлагается создать специальный национальный консультативный совет, который будет непосредственно заниматься мониторингом практики применения в нашей стране Европейской социальной хартии. Идея достаточно любопытная, особенно с учетом того факта, что Дополнительный протокол к Европейской социальной хартии, вводящий систему коллективных жалоб, Украина опять-таки не ратифицировала.

Вообще сам факт проведения таких слушаний за несколько месяцев до подачи отчета в СЕ трудно переоценить. Ведь обычно украинская оппозиция (вне зависимости от своего политического окраса) использует страсбургскую трибуну для дискредитации своих конкурентов, оказавшихся в данный момент при власти, а не работает с ними «на собственном поле» с целью улучшения ситуации. В данном случае такого не случится, заверил корреспондента «ЗН» председатель комитета ВР по вопросам социальной политики и труда Василий Хара. Время для принятия необходимых и достаточных мер у нас еще есть, понимание того, что необходимо делать, — тоже. Частично об этом свидетельствует принятие закона о ратификации Европейской конвенции о правовом статусе трудящихся мигрантов, что приближает нас к присоединению к ст.19 Европейской социальной хартии.

Вот только политическая и экономическая нестабильность в Украине существенно снижает наши шансы на реализацию остальных задач и предоставление такого доклада о ходе выполнения хартии, за который не будет стыдно. Прежде всего перед собственным народом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно