БЫЛИ БЫ КОСТИ — МЯСО НАРАСТЕТ - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

БЫЛИ БЫ КОСТИ — МЯСО НАРАСТЕТ

14 декабря, 2001, 00:00 Распечатать

На моей сельской улице — прощальное повизгивание кабанчика. На соседском дворе от удара молота в лоб завалился бычок: забили на продажу...

На моей сельской улице — прощальное повизгивание кабанчика. На соседском дворе от удара молота в лоб завалился бычок: забили на продажу. Но сбудет ли мужик телятину по вожделенной высокой закупочной цене? Сомневаюсь... C 5 гривен за килограмм в первом квартале мы съехали до 3,40 ныне. Причем столько дают за кондиционный товар. О наборе костей, обтянутых шкурой, и говорить не приходится.

Заготовительные организации, мясоперерабатывающие комбинаты объясняют ценовой спад затоваренностью собственных морозильников полутушами животных и обвиняют во всем традиционного потребителя украинского мяса — Россию. Поставки, говорят, уменьшились с введением Российской Федерацией с 1 августа 10-процентного НДС на импорт из Украины товаров потребления, в число которых попало и мясо. По информации из Харькова, где встречались Леонид Кучма с Владимиром Путиным, президенты обсуждали и животноводческие проблемы. Но принесет ли это высокое рандеву облегчение «невыездным» украинским рогатым и безрогим?

Животноводство поднимается на ноги, приспосабливается к рыночным условиям, становится привлекательным видом бизнеса на селе. На первом этапе ожидаемые дивиденды от внедрения комплекса мер — стабильное пополнение оборотных средств, на последующих — рост прибылей.

— За две недели до подведения итогов года нет сомнений в том, что птицеводство и свиноводство сработают с плюсом. А вот овцеводство и такой сегмент, как производство говядины, войдут в новый год с убытками, — Юрий Мельник, руководитель департамента рынков продукции животноводства Министерства аграрной политики, оперирует данными, не заглядывая в «шпаргалку». — Причем минусуем по таким показателям, как производство и реализация мяса, а по выращиванию опережаем прошлогодние рубежи на 27%. Три квартала подряд. О чем это свидетельствует? Растет поголовье, и не только маточное — увеличивается количество животных на откорме, они нагуливают тяжеловесные кондиции, за что положена государственная поддержка с возмещением бюджетных средств. Знаменательно, что прирост достигнут за счет сельскохозяйственных предприятий различных форм собственности, тогда как в предыдущие годы отрасль держалась на плаву за счет личных подсобных хозяйств граждан. Характерны в этом плане достижения в птицеводстве: темп роста поголовья — 113%, в том числе в сельхозпредприятиях — 143. Поголовье свиней увеличилось на 3,5%, в агроформированиях — на 10.

Спурт птицеводства можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, наличием дешевого фуражного зерна (не трансгенного, без чрезмерного количества минудобрений). Вот потому украинская курятина по качеству — не «ножки» Буша, продолжающие беспошлинно и безнаказанно прибывать на нашу территорию через специальные экономические зоны. Во-вторых, быстрым оборотом средств в области: от закладки инкубационного яйца до реализации бройлера проходит 70 дней. В этом году куриного мяса произведено в 2,5 раза больше, чем в прошлом, и в следующем его будут производить с таким же ускорением.

Однако рискованно класть яйца в одну корзину. Вспомните 1996—1998-й — три года подряд были неурожайными на зерно. Дефицит кормов привел к катастрофическому обвалу птицеводства, в частности бройлерного. Поэтому никто из трезвомыслящих специалистов не возносит птицеводческую отрасль в ранг национальной спасительницы в удовлетворении потребности населения в мясе. Не следует также игнорировать национальные вкусы. Курятина вкупе с другой птицей занимает в нашем рационе около 20%, остальное делят поровну свинина и говядина.

Для развития свиноводства и скотоводчества есть все предпосылки: большие площади кормовых угодий, пастбищ, лугов. К тому же с пахотного клина предстоит изъять 10 млн. гектаров земли и передать под пастбища. Такой выгон, согласитесь, — раздолье не только для мясного стада, но и для молочного. Он может прокормить 10 млн. голов крупного рогатого скота! И если ученые нынче пребывают в раздумьях, какое из направлений предпочесть, либо скомбинировать их, то потребители прежде всего заинтересованы в изобилии мясо-молочных продуктов на прилавках, а также на столе. Конкурентоспособных, высококачественных... Нет, не дешевых! Поверьте, за копеечными ценниками — полугодовая задолженность по зарплатам дояркам, телятницам, фуражирам или, в лучшем случае, однопроцентное присутствие этой самой зарплаты в общих затратах против 10% в лучшие времена, когда крестьяне на кровно заработанные могли купить не только продукты, но и промышленные товары...

Таким образом, кормовая база плюс современные технологии, достижения генетики, снижение в откормочном процессе пока что слишком высоких затрат и поднимут отрасль до конкурентоспособных высот.

— В Украине насчитывается 10 млн. голов крупного рогатого скота, в том числе 5 млн. коров, — продолжает препарировать вверенную ему отрасль Юрий Мельник. — Но это плохая структура, она означает, что у нас имеется 5 млн. коров и столько же одногодичного шлейфа — потомства, родившегося в нынешнем году. По классической же схеме его должно быть вдвое больше, учитывая двухлетний период достижения телятами товарных кондиций. Впрочем, стабилизируя поголовье, нужно также добиваться увеличения производительности стада. На сегодня это — стратегическая задача. Если корова в среднем будет давать 4 тыс. килограммов молока в год, то это, как минимум, двойное повышение эффективности. Нужно решить и внутриотраслевые проблемы. Одно дело — займы в птицеводстве, другое — в скотоводстве. В последнем, учитывая довольно продолжительный период оборота капитала, должны доминировать условия, урегулированные нормами отраслевого закона, который мы готовимся подать в Верховную Раду. Не чрезмерное увлечение субсидиями, хотя и они на первых порах должны быть, а создание благоприятных условий путем гибкой кредитной и налоговой политики. Принятая правительственная программа стабилизации и развития животноводства на 2001—2004 годы очертила очень важный рубеж: удвоить нынешнее крайне низкое — 32,4 килограмма — среднедушевое потребление мяса и мясопродуктов. Программа-минимум не предусматривает революционного прорыва на внешние рынки сбыта, хотя в перспективе эта отрасль может быть экспортоспособной. И не только на внешних рынках мяса и мясопродуктов, но и на рынках живого скота.

Все чаще мировое сообщество посматривает в нашу сторону. Его привлекает здешняя стабильная эпизоотическая ситуация (и такой же она прогнозируется), технологии, которые не «взламывают» генетический код животных. Но если в прошлом году Украина вывезла 15 тыс. тонн «живых» голов КРС, то в этом году — только 2,5. Знаете, в чем причина шестикратного снижения экспортного потенциала? Нет, закон о вывозной экспортной таможенной пошлине никто не отменял, но, по сути, в нынешнем году он даже не действовал. Да и есть ли смысл вывозить за пределы Украины бычков, если цены внешнего рынка и внутренние выравнялись? Наша такса за килограмм живого веса составляла 4,80 грн. плюс 0,77 грн. — государственная дотация за кондиционную категорию. В то же время арабские страны предлагали доллар за килограмм. Вот вам и стимулирующий механизм наполнения внутреннего рынка.

Конечно, если ценовое равновесие качнется в сторону экспортных поставок, Украина не упустит шанс поконкурировать с Германией, Францией. В отличие от нас, в странах ЕС функционирует классическая схема: стимулируется экспорт, а не собственное производство. Поставил французский фермер, скажем, бычка в Украину — получай от государства доплату. Дай Бог дожить и нашим товаропроизводителям до таких золотых времен!

Если живой скот в животноводческом экспорте занимает какую-то часть, то мясо и мясопродукты — львиную долю. Вывоз Украиной продукции животноводства в чужие края составляет против прошлого года 143,7%. Мы гордимся, что среди активных адресантов фигурирует Россия, мясная «посылочка» в которую в этом году оценивается в полтора млн. долларов, против 991 тыс. в прошлом. Не прекращается экспорт и сегодня, хотя украинские мясоперерабатывающие предприятия связывают некоторое его замедление в последние месяцы с введением Россией таможенных барьеров. С первой эмоциональной волной так и подмывает обвинить северного соседа в мясном расизме относительно Украины, но, поостыв, признаешь дельность подобного шага РФ. Речь идет не только о 10% НДС на импортируемые украинские товары потребления. Необходимость более жесткого ограничения ввоза мяса вызвана тем, что зарубежные поставки дотированной продукции делают неконкурентоспособной продукцию российских производителей. Поэтому министерство сельского хозяйства РФ разработало и подало минэкономразвития предложения относительно квотирования импорта мяса, согласно которым в Россию можно ввезти «привилегированные» 400 тыс. тонн говядины, 300 тыс. — свинины и 550—580 тыс. тонн мяса птицы.

Боязнь мясного демпинга небезосновательна: за девять месяцев нынешнего года в РФ завезли почти вдвое больше свинины и говядины по сравнению с соответствующим периодом 2000-го. Вместе с тем собственное производство этих продуктов снизилось на 0,5%. Еще более угрожающая ситуация с импортом курятины. После принятия поправок к закону РФ «О таможенном тарифе» введение тарифной квоты на импорт мяса станет реальностью. Пока что квотироваться может лишь продукция развивающихся стран, на которые распространяется система преференций РФ.

Впрочем, собственного мяса России будет не хватать, по крайней мере, еще лет 20—30. По развитию мясного скотоводства она отстает от всех европейских стран. И наличие около 160 тыс. голов КРС, против 38 млн. в США, свидетельствует о плачевном положении отрасли. Из-за этого каждый третий килограмм потребленной говядины — импортный. Есть в этих килограммах и украинские граммы. Они могли бы стать более весомыми, если бы не пресловутая ментальность. Введение РФ с 1 июля 2001 года нового порядка взимания косвенных налогов по принципу «страны назначения» (за исключением нефти, природного газа и газового конденсата) изрядно испугало украинских экспортеров, и они «залегли». С одной стороны, выжидание хозяйствующих субъектов понятно: взимание НДС в момент пересечения границы связано с отвлечением оборотных средств российских покупателей украинской продукции; есть опасение, что уплаченные суммы НДС в дальнейшем будут перенесены на стоимость продукции, и это приведет к падению ее конкурентоспособности на российском рынке. А с другой, наше государство постепенно теряло торговый плацдарм в России. В июле нынешнего года резко упали экспортные поставки — на 192,2 млн. долларов США, или на 52,9%. Нас интересует сельскохозяйственно-продовольственная группа товаров, в частности мясо и субпродукты. Ситуация с ними не лучше: объемы ввоза уменьшились на 21,5%.

Досадно, что родные бизнесмены безмолвствовали слишком долго, что увеличило расстояние между льдиной и берегом. Хорошо известная в РФ украинская продовольственная группа начала терять позиции на российском рынке, постепенно вытесняться поставщиками из других стран. И это при том, что часть мясоперерабатывающих заводов России на 90% зависела от украинского сырья. Положительным в то время был и ценовой фактор: килограмм украинской говядины на 0,4 долл. дешевле килограмма европейской. Но бывает ли место, даже святое, пустым?!

Нынче россияне имеют доступ к мясным ресурсам других стран, укрепляют контакты с Монголией, сняли запрет на ввоз аргентинского мяса... За присутствие на рынке РФ борются и США, и члены ЕС. А как чувствуют себя среди маститых конкурентов наши? Привыкнув работать с 30-процентной маржой, мясоэкспортеры, не обременяя себя хлопотами, самовольно переложили бремя экономических неурядиц с российскими партнерами на собственного сельхозпроизводителя. Путем снижения закупочных цен на сырье. И продолжают трудиться в обычном режиме, получая навар от проданных голов КРС, а не от объемов — как работает весь цивилизованный мир, получая с этого 10-процентный навар. Еще одна серьезная помеха присутствию на российском мясном рынке — адаптация наших стандартов к европейским. Утвержденные еще при Советском Союзе, в странах с развитой рыночной экономикой они кажутся настоящим анахронизмом.

Самые свежие данные «убили» меня окончательно: торговое сальдо с Россией сделало сальто с минусом в сторону Украины. За десять месяцев текущего года экспорт мяса и субпродуктов в Россию, по сравнению с 2000-м, снизился на 10% (на 15 млн. 600 тыс. долл.), продуктов животного происхождения — на 25% (230 тыс. долл.). Вместо того, чтобы добиваться новых побед, мы зализываем раны с упорством представителей фауны. Были бы кости, а мясо нарастет?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно