Автоматная очередь. Как игорный бизнес охватывает Украину и что делает центральная власть

17 октября, 2008, 14:52 Распечатать Выпуск №39, 17 октября-24 октября

«Ограничим распространение азартных игр. Убережем от них детей». Это цитата из предвыборной программы блока «Наша Украина — Народная самооборона», с которой он год назад был избран в Верховную Раду.

«Ограничим распространение азартных игр. Убережем от них детей». Это цитата из предвыборной программы блока «Наша Украина — Народная самооборона», с которой он год назад был избран в Верховную Раду.

«Введение эффективных экономических механизмов европейского уровня для ограничения дальнейшего распространения азартных игр». А это пункт утвержденной в январе этого года программы «Украинский прорыв» Кабинета министров Юлии Тимошенко.

Что выполнено из этих обещаний? Сколько в Украине игорных заведений и людей, которые в них играют? В какую сторону меняется их количество?

К ответам на эти вопросы мы пошли двумя путями. Во-первых, начали искать цифры об этом бизнесе. Решения, которые должны его регулировать. И интересы людей, которые эти решения принимают.

Во-вторых, мы позвонили в отдел кадров «Метро Джекпот» — торговой марки «крупнейшей в Европе игорной компании «Ритцио-Энтертейнмент Груп», как написано на ее сайте, — и сказали, что нас заинтересовало объявление о работе.

Сколько в Украине игорных заведений?

Ответы на этот вопрос очень много рассказали о том, насколько это явление находится под контролем.

Государственный комитет статистики сообщил, что подсчет количества игорных заведений не ведется.

Министерство финансов предоставило данные о количестве выданных им лицензий. На 1 августа — 117 на игровые автоматы и 55 — на казино.

Но эти цифры мало что говорят даже о количестве легальных заведений. По закону, владеющая лицензией Минфина компания может получить сколько угодно ее копий — хоть для тысячи залов. Плюс в законодательстве есть дыра. Еще до Минфина право лицензировать азартные игры получили местные администрации. Данные, сколько из них использовали это право, Минфин сообщить не смог.

По нашей просьбе это специально подсчитал Государственный комитет по вопросам регуляторной политики и предпринимательства. 1962. Столько лицензий было выдано, переоформлено и дублировано всеми органами власти с 2003 по 2007 год (больше пяти лет лицензии не действуют) (табл. 1).

Но и это оказалось не всей правдой. В ходе расследования мы посетили в Киеве международную выставку «Индустрия развлечений». Среди сияющих автоматов и рекламирующих их девушек-моделей наше внимание привлек аскетичный стенд Украинской ассоциации деятелей игорного бизнеса. В ее анализе состояния дел, который раздавался посетителям, было написано: «По оценкам Ассоциации, нелегалов (игорных заведений без лицензии) — 60—70%».

Поэтому самыми близкими к действительности, вероятно, следует считать оценки этой же ассоциации, подготовленные для слушаний в комитете Верховной Рады в марте с.г. Их предоставил нам один из участников слушаний. Вот они. В Украине открыто 2,5—3 тыс. игорных заведений. В них работают 150—170 тыс. человек. Установлено 260—280 тыс. автоматов. Половина игорного бизнеса принадлежит иностранцам.

Меня взяли!

Охранник с наушником в ухе пригласил нас — девятерых искателей работы в возрасте 19—25лет — пройти в служебное помещение. По узкому коридору, который был окрашен в красное, мы прошли в небольшой светлый офис, где всех нас усадили за круглый стол.

Молодая женщина попросила заполнить анкету, обязательно указав в ней людей, которые могли бы дать нам рекомендацию. Анкета спрашивала серию и номер паспорта, место прописки, ближайших родственников с адресами и телефонами, а также место проживания.

Открывать все свои адреса и телефоны не хотелось, поэтому фактический киевский адрес был изменен. Также пострадали рубрики о прошлых местах работы. Пришлось придумать себе два поста, которые мне не приходилось занимать, предварительно предупредив об этом «работодателей».

После заполнения анкеты менеджер предложила пообщаться. Каждый из претендентов, в присутствии остальных, рассказал немного о себе, своих увлечениях, интересах и мотивации получить такую работу.

Интересно — ни один не играл в автоматы. Затем всем раздали тест на десять вопросов. Деление, умножение, сложение и вычитание.

Плюс информация о потенциальных обязанностях. Нужно обслуживать посетителей зала, в частности, объяснять им правила игры и приносить напитки. Еще нужно вытирать автоматы и чистить пепельницы. Почему не уборщицы или уборщики?

Смена оператора зала игровых автоматов длится 12 часов — с 9 утра до 9 вечера. Все сотрудники обязаны быть одеты в классические черные брюки, туфли того же цвета и белую рубашку. Операторам запрещено садиться в течение смены, выходить на обед, когда в зале есть клиенты, и самое главное — играть на игровых автоматах (карается увольнением).

Вечером того же дня мне позвонили и сообщили, что я принят на обучающий курс.

Сколько украинцев играет?

Ответы на этот вопрос рассказали о том, как в Украине борются с гемблингом, или патологической страстью к азартным играм. С 1977 года эта болезнь включена Всемирной организацией здравоохранения в Международный классификатор болезней. Вот какой ответ дало Министерство здравоохранения на наш запрос о количестве таких пациентов в нашей стране и процедуре их лечения.

«Несмотря на то, что зависимость от игр и была внесена в международный список болезней, она не является заболеванием, а относится к группе поведенческих расстройств. Поэтому никакое медицинское лечение (при помощи химических веществ — медицинских препаратов) не нужно и невозможно. За внедрение реабилитационных программ по поведенческим расстройствам в нашей стране ответственно Министерство по делам семьи, молодежи и спорта, а в его структуре — Государственная социальная служба для семьи, детей и молодежи» — пришел ответ за подписью главного нарколога Украины Анатолия Виевского.

Госслужба для семьи, детей и молодежи, в свою очередь, ответила, что учетом игроманов и их реабилитацией не занимается и не должна заниматься. Зато изготовила социальную рекламу — видеоролик для телевидения. Мы его посмотрели. Нам понравилось.

А ответить на вопрос, сколько украинцев регулярно засовывают деньги в игровые автоматы или меняют их на фишки в казино, могут лишь два социологических исследования.

Первое летом 2007 года провел Государственный институт развития семьи и молодежи. Он опросил людей по всей Украине в возрасте 14—35 лет. 13% заявили, что иногда прикасаются к кнопкам игрового автомата. 2% сознались, что посещают игорные заведения каждый день.

Второе исследование сделал в 2006 году Центр изучения общественного мнения «Социоинформ». Проведено оно было среди жителей Львова по заказу Ассоциации работодателей Львовщины. 6% опрошенных горожан сказали, что были в течение этого года в казино, 6,5% — играли на автоматах, установленных на улице, и 8% — на автоматах, установленных в залах.

Еще мы приводим оценку издателя журнала «Азарт» Игоря Романюка. Он считает, что в Украине 1 млн. постоянных игроков.

Из обучения на курсах: прячьте свое чувство жалости

«С какой бы суммой ни пришел гость, вы должны предоставить ему максимальный сервис. У меня была бабушка, которая подняла с 20-ки 20000. Реально такое было. На следующий день она привела в клуб весь дворовой женсовет. Сегодня гость к тебе пришел пешком и со 100 гривнями, завтра он подъедет на «Бентли». Все очень быстро меняется в нашей стране. Есть ВИПы. Вы обязательно познакомитесь с ними в залах. Их бережно передают от смены к смене. О ВИПах знают все. Дети, собачка, где учился, где крестился. Все знают. Самое главное — имя!».

«Не будем забывать, что есть и больные люди. Они играют, потому что не могут остановиться. К таким клиентам тоже нужен особый подход. Прячьте свое чувство жалости. Направляйте его куда угодно. На помощь по защите окружающей среды. В конце концов, не вы же его пришли и посадили играть в автомат».

«В залах большинство играют, конечно, мужчин. Но в последнее время появляется все больше женщин. Бывает и такое, что она сидит в зале, за ней приходит муж и тащит домой. Перед операторами семейная сцена. Она цепляется руками за автомат, за ковролин, не хочет идти… В итоге она играет, он сидит, ждет».

«Есть очень суеверные гости. Один у меня купил два мешка жетонов. На 2000 гривен. И унес. Вечером приносит. Он их святил. В церкви. Представляете?» Кто-то из стажеров: «Помогло?». «Нет! Ему — нет».

Растет ли число игроков?

Об этом говорит количество проданных патентов на игровые автоматы. По закону, их нужно ежегодно покупать у налоговой администрации на каждый автомат. За последние шесть лет количество проданных патентов возросло вчетверо. На 1 июля с.г. в Украине на игорный бизнес легально работало 136 тыс. игровых автоматов (табл. 2).

Может быть, игорный бизнес не растет, а легализируется?

Может быть. Но вот данные об уплате налога на прибыль, которые мы запросили в Государственной налоговой администрации. Это — один из индикаторов того, идет легализация или нет. Казино, залы игровых автоматов плюс видеосалоны и концертно-зрелищные мероприятия (налоговики учитывают их платежи вместе) за прошлый год заплатили налога на прибыль меньше, чем пять лет назад. А именно — 2,6 млн. гривен (табл. 3).

Лучше понять значение этих цифр поможет один грубый подсчет. По оценке представителей этой индустрии, один автомат в месяц приносит в среднем 1000 долл. дохода. Если умножить эту цифру на 12 месяцев и количество легально установленных автоматов, выходит 1,6 млрд. долл. в год. Без нелегально установленных автоматов. И без казино.

Они с мужем могут встретиться здесь

Со стороны бара к игровым автоматам с большим бокалом в руке и с баночкой пива прошагала женщина лет 45. Она уселась у автомата с красивой графикой в восточном стиле. Закурила. Я подошел, поздоровался. Она подняла глаза, и я понял, что она слегка пьяна. Одежда, сумка и украшения, которые были на ней, говорили, что она или муж нормально зарабатывает.

Я спросил: «Часто играете?» Она: «Я? Я нечасто. А муж у меня такой… На этом повернутый». И покрутила у виска. Я: «Вы выбрали автомат с очень красивой графикой. Тут яркие бонусные игры». Она: «Знаем, видели. Не стойте сзади меня, не смотрите, молодой человек, я Вас прошу». Я поменял ей пепельницу и ушел.

Женщина пила свое пиво, потом коктейли. Очень эмоционально реагировала на каждую комбинацию. То ругала автомат, то хвалила и обнимала.

Я спросил у напарницы Марины: «Постоянная?» — «Да, эта постоянная у нас. С мужем играют. Она алкоголичка. Не обращай на нее много внимания. Она не любит, когда смотрят. Она какой-то профессор. Или преподаватель. Они с мужем иногда могут встретиться здесь. И сидят в разных частях зала, играют. Она обычно ведет себя очень буйно».

Как реагирует центральная власть?

Впервые ограничения игорного бизнеса еще в 2001 году предложил беспартийный депутат Иван Билас. С тех пор сменилось четыре созыва Рады, шесть правительств и два президента. По инициативе депутатов и правительства в парламент было подано еще 12 законопроектов, призванных ограничить игорный бизнес. Ни один не был принят.

Почему? Решите простую задачку — и, может быть, ответ будет найден. Вы — директор игорного заведения. Закон дает вам выбор. Вы можете купить лицензию у Минфина за 150 тыс. евро. Или у каждой области отдельно — за 255 гривен. Вы выберете второй вариант? Вы посчитали, что на 25 областей плюс Киев и Севастополь вы потратите 6885 гривен? А вот и неправильно. Иначе зачем 170 компаний заплатили Минфину по 150 тыс. евро, и еще сотня стоит в очереди?

Представитель игорного бизнеса на условиях анонимности: «Многие из нас уже сами хотят четких правил и согласны на ограничения, например, минимального размера залов. Но правил не хочет власть. Это ведь большая кормушка. Всем нужно дать взятки. Чем меньше правил, чем размытее они выписаны, тем больше взяток нужно давать. К примеру, есть требование вывешивать лицензию в «удобном месте». А проверяющий говорит: «Это место неудобное!». Вот тебе и 300 долл. Почему они не закрывают тысячи игровых автоматов, работающих нелегально?»

Есть еще один фактор. Знатоки этого бизнеса анонимно назвали нам фамилии депутатов, имеющих в нем долю. Доказать это — предмет отдельного расследования. Пока стоит обратить внимание на детали последних инициатив главных парламентских сил. Значение этих деталей подчеркивали знатоки.

От БЮТ законопроект подал Валерий Писаренко. Он предлагает вынести игорный бизнес в четыре игорные зоны на западе, востоке, юге и севере страны. Наши эксперты посоветовали понять, почему, согласно проекту, эти зоны должны находиться на расстоянии 500 км друг от друга и обязательно охватывать не менее двух административных районов. Это может сделать особенно ценной землю, расположенную на границах районов.

«Свідомо»: Почему вы занялись этой проблемой?

Валерий Писаренко: «Разгул и бесконтрольность игорного бизнеса».

«Свідомо»: Представители игорного бизнеса назвали территориальные ограничения, которые вы предлагаете, лоббированием земельных интересов вашего коллеги по фракции Богдана Губского.

Валерий Писаренко: «Мой законопроект обзывали лоббистским, публиковали заказные материалы, и я уже общался с теми людьми, которые это делали. Я им объяснил, что если сейчас не ввести эти ограничения, то люди рано или поздно соберутся и сметут эти игорные заведения.

Кабинет министров будет подавать на утверждение Верховной Рады территории для игровых зон. То есть еще неизвестно, в каком регионе они будут. Это однозначно должны быть депрессивные зоны, чтобы их развивать. Я вообще не понимаю, при чем тут мой коллега Богдан Губский».

От «НУ—НС» проект закона (в соавторстве с еще тремя депутатками) подала Оксана Билозир. В нем предусмотрено много ограничений, включая введение запрета на открытие в городах через три года игровых залов, через пять лет — казино. Наши эксперты посоветовали обратить внимание на слово «открытие».

«Свідомо»: Почему вы занялись этой проблемой?

Оксана Билозир: «Подвигли избиратели. Где бы я ни была в предвыборных поездках, люди обращались: «Сделайте что-то с игровыми автоматами. Мы на работе, а дети проводят время в игровых залах, выносят имущество из дома».

«Свідомо»: Слово «открытие» в вашем проекте означает, что на игорные заведения, которые будут действовать на момент введения запретов, ограничения распространяться не будут. Закон ведь не имеет обратной силы. В этом случае это просто убережет их от конкурентов?

Оксана Билозир: «Это какое-то недоразумение. Все игорные учреждения через определенный период должны быть вынесены за границы населенных пунктов. Для залов игровых автоматов я предложила установить этот срок три года, для казино — пять лет».

Еще один законопроект в этой Раде предложил Григорий Смитюх из Партии регионов. Наши эксперты не нашли в нем лоббистских идей, просто назвав его «популистским» (представители игорного бизнеса как огня боятся запрета заведений в населенных пунктах). Смитюх предлагает вынести весь бизнес в максимум четыре зоны. Его законопроект не указывает, где они должны создаваться, и не делает никаких послаблений для уже открытых заведений.

Есть только один вопрос. Проголосует ли за предложение Смитюха хотя бы его партия? В прошлом созыве Партия регионов этого не сделала.

«Свідомо»: Почему за ваш проект тогда не проголосовала ваша же партия?

Григорий Смитюх: «Мне сказали, что будем голосовать за правительственный законопроект».

«Свідомо»: А вы обращались в правительство за помощью? Ведь его тогда возглавлял ваш лидер Виктор Янукович, а другой однопартиец Николай Азаров руководил Минфином?

Григорий Смитюх: «Естест­венно, я обращался к Николаю Яновичу. Николай Янович направил меня к своим заместителям. Они мне сказали — это очень правильная, нужная идея, но, как добавил один из них, «если мы такой законопроект примем, то меня завтра уволят с работы».

Какую позицию занимает правительство Юлии Тимошенко?

«Правительство обсудило первый вариант закона, который ограничивает размещение помещений с азартными играми в центрах городов. И мы сегодня с этим проектом решили выйти на расширенные общественные слушания», — заявила премьер 24 сентября. В переводе на язык фактов это означало — проект закона, который под руководством заместителя министра финансов Дениса Фудашкина разрабатывался с июня, одобрен не был. Правительство далее будет дорабатывать ограничения.

Сразу вызывайте СБ

В комнату вошел упитанный невысокий мужчина лет сорока. Он был обут в дорогие туфли. Шел к своему месту уверенно и быстро. Внимательно посмотрел на нас — стажеров, чье обучение подходило к концу, и представился: «Меня зовут Виктор Николаевич. Я из службы безопасности этой компании. Опыт работы мой на этой должности 12 лет».

Говорил резко и со знанием дела. В процессе его монолога можно было уловить фрагменты биографии: «Когда в 84-м году я закончил школу милиции…», «Еще когда я работал в органах, мы часто задерживали таких типов…» и т.д.

«Еще одно, — уверенным голосом сказал Виктор Николаевич, — это относится и к кассирам, и к операторам. Не допускать никаких проверяющих. Без отзвона в службу безопасности никаких инспекторов не допускать. Делайте что хотите, танцуйте, пойте, чай, кофе, капуччино, проверять не пускайте. Вызывайте сразу же СБ и ожидайте. Приедет служба безопасности, приедет менеджер, сам будет разбираться. Не влезайте. По каждому району курсирует машина. Жмите на кнопку — вызывайте».

Как не впасть в зависимость?

Пока власть не торопится, вы можете помочь себе сами. Вот некоторые медицинские советы.

Российские психиатры Цезарь Короленко и Наталья Дмитриева в своем исследовании «Нехимические аддикции» назвали следующие группы риска: дети из неблагополучных семей; люди, которые чувствовали к себе жестокость или невнимание в детстве; а также те, кто наблюдал за игрой родителей.

Еще важно понимать, что увлечение игрой наступает незаметно.

«Свідомо»: Сколько людей обращаются к вам с этой проблемой?

Леонид Юнда, один из известных врачей в сфере гемблинга: «Не обращаются. Их приводят. На два-три человека я имею 20—30 встреч с родственниками. Зависимые от игры не признают себя больными и не идут на лечение».

Для тех, кто уже играет, вот симптомы болезни по ВОЗ. Игра с потерей денег более двух раз в год. Непреодолимое желание играть. Невозможность прекратить игру усилием воли. Постоянные мысли об игре.

Только лаской можно выиграть

Клиента звали Юра. Сперва он принялся пересчитывать толстые пачки денег в своих руках. Затем сел играть. Жал на кнопки очень уверенно, явно делая это не первый раз. Проходя рядом с автоматом, я слышал фразы, которые постоянно повторял Юра.

«Ну, давай, мой хороший!» — приговаривал он и гладил автомат по правому боку рукой.

Всовывая купюры по 200 гривен пачками, он благодарил автомат за мизерный бонус: «Спасибо хоть за это!». Эту фразу он говорил чаще всего. За всю ночь она слегка приелась. «Ну, спасибо тебе родной за это. И за это спасибо», — говорил он, когда ему выпадал бонус.

Облизывал пальцы и мазал слюной выигрышные символы, приговаривая: «Только лаской, только лаской можно выиграть. Ты же видишь, родненький, я тебя не бью, не луплю так, что аж кнопки выпадают. Нужно лаской. Нежно». И дальше мазал слюной по двойному крепкому стеклу монитора.

«Принеси-ка мне пива, Саша. Так будет эффективнее». И мазал монитор пальцами в пиве.

«Бог навстречу, как говорится, — приговаривал он постоянно.— Бог поможет».

В тот вечер он сменил два автомата и проиграл в сумме 26 тыс. гривен. Это мы узнали, когда свели утреннюю кассу.

Что предлагал не принятый правительством законопроект?

Проект запрещал размещать игорные заведения в учебных, медицинских заведениях и учреждениях связи, а также на вокзалах, рынках, остановках и станциях метро. Еще он требовал от владельцев казино и игровых автоматов иметь уставный фонд минимум 1 млн. евро.

Кто играет в игорном бизнесе?

Так как участники рынка не сдают отчетности о своих операциях, а государственного регулирования фактически нет, точные данные привести крайне сложно. Вот оценки, полученные нами от участников рынка.

Они делятся на три категории. Две самые большие компании — «Ритцио-Энтертейнмент Груп» и «Уникум-Гейминг». У каждой них более 7 тыс. автоматов. Обе принадлежат российским бизнесменам.

Далее следует группа из примерно двадцати больших компаний, принадлежащих украинским предпринимателям. К примеру, такие как «Одрекс», «Экстрема», «Игросервис». У каждой из них около 5 тыс. автоматов.

Третья группа — примерно несколько тысяч небольших компаний и частных лиц, владеющих десятками автоматов. Многие из них ведут бизнес нелегально.

Как играл Пушкин

Играл Александр Сергеевич много и очень азартно. Случалось, в качестве ставок в дело шли главы из «Евгения Онегина». Это было в Москве. Пушкин, как известно, любил играть в карты, преимущественно в штосс. Играя однажды с А.М.Загряжским, Пушкин проиграл все бывшие у него деньги. Он предложил, в виде ставки, только что оконченную им пятую главу «Онегина». Ставка была принята, так как рукопись эта представляла собою тоже деньги, и очень большие (Пушкин получал по 25 руб. асс. за строку), — и Пушкин проиграл.

Викентий Вересаев, «Пушкин в жизни»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №25, 27 июня-5 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно