АТОМНЫЕ НИНЗЯ

29 марта, 1996, 00:00 Распечатать

Трудно, конечно, представить себе, что в наше скучное время работа государственных служащих может быть такой богатой приключениями...

Трудно, конечно, представить себе, что в наше скучное время работа государственных служащих может быть такой богатой приключениями. И тем не менее вот вам пример: секретные учения служащих министерства энергетики, которые проводились в Новом Орлеане в октябре 1994 года. Сотни заумного вида ученых-ядерщиков прочесывали Французский квартал с кейсами, начиненными самыми современными и чувствительными детекторами повышенной радиации, по улицам патрулировали автомобили, оснащенные самой совершенной электроникой, а сверху за всем этим следили неусыпные глаза шпионских камер, размещенных на вертолетах. Через три дня они наконец нашли то, что искали: имитацию ядерного оружия, спрятанную на военно-морской базе.

В этих играх заключается нечто большее, чем предоставление государственным служащим возможности ощутить себя Джеймсом Бондом. Их основная цель - проверить готовность секретных специализированных подразделений дать отпор возможному атомному терроризму в США. Добро пожаловать в Несбывшуюся Безопасность, издания времен после холодной войны.(Ядерное противостояние ушло вместе с холодной войной, но безопасность не пришла.)

До настоящего времени - и, будем надеяться, такое положение сохранится еще очень долго - шантаж американского правительства атомными террористами происходил лишь в романах, фильмах (включая грядущий фильм Джона Траволты), «мыльных операх». Тем не менее, привлекательность ядерного оружия для террористов очевидна: если их цель заключается в дестабилизации общества или же в привлечении внимания к чему-либо, грибовидное облако как нельзя лучше подойдет для этого.

Опасность реальна. Производство ядерного оружия - дело сложное, и тем не менее существует два тревожащих специалистов обстоятельства. Первое касается технологии, понимание которой в принципе доступно достаточно большому количеству фанатичных вундеркиндов из технологических колледжей. Второе обстоятельство - доступность 55 фунтов (30 кг) обогащенного урана, которых будет вполне достаточно для того, чтобы превратить Новый Орлеан в радиоактивную пыль. По мере распространения ядерных технологий по всему миру и с учетом дестабилизации России, необходимость введения обязательного глобального контроля за ураном и плутонием становится все более очевидной. Специалисты американских разведывательных служб утверждают, что террористу провезти ядерную бомбу на территорию США будет не намного сложнее, чем контрабандисту - упаковку кокаина.

Есть, однако, в этом и повод для оптимизма - в том смысле, что общественность еще большей частью не знает о том, как далеко зашло правительство Соединенных Штатов на пути противостояния возможному ядерному террору. ЦРУ и ФБР занимаются тем, что стремятся предотвратить угрозу еще до того, как она возникнет, тогда как министерство энергетики концентрирует свои усилия на том, чтобы противостоять уже возникшей угрозе. Хотя фонды министерства за последние четыре года и урезали на 9%, оно практически удвоило средства, выделяемые на противостояние ядерной опасности, что на сегодняшний день составляет млн. в год. Центральное звено этой программы - поисковая команда ядерной угрозы (NEST). Это те люди, которых призовет страна, если кто-то где-то спрячет ядерную бомбу в безмятежной Америке.

NEST был создан в 1975 году после угрозы вымогателя взорвать Бостон, если ему не будет выплачено 200 тысяч долларов. С тех пор NEST привлекалась для оценки 110 угроз, и в 30 случаях мобилизовалась для непосредственного участия; как и в бостонском инциденте, все это было мистификацией. И все же NEST - нечто большее, чем высокотехнологичная команда быстрого реагирования. В отдаленной местности в лабораторном комплексе ядерного вооружения в Лос-Аламосе, штат Нью-Мехико, 17 ученых разрабатывают технологию обнаружения на свалке радиодеталей и на черном рынке ядерного горючего, которое может быть использовано доморощенными конструкторами самодельных бомб. Там же коллекционируются самые редкие виды часовых механизмов, которые члены команды изучают для того, чтобы в случае необходимости быстро обезвредить.

Журналисты «Time» недавно получили разрешение понаблюдать со стороны за деятельностью NEST, в которую входит более 1 000 мужчин и женщин. Большинство из них - это ученые, участвовавшие в создании ядерного арсенала Америки. Остальные - добровольцы из министерства энергетики. И все они должны быть готовы к действию по первому же сигналу тревоги.

Первую линию обороны держат люди, подобные Льюису Ньюбай, бывшему пилоту военно-морского флота, который сейчас возглавляет команду ученых NEST в Сандианской национальной лаборатории в Альбукерке, штат Нью-Мехико. Ньюбай никогда не расстается с сотовым телефоном, чтобы всегда быть готовым приступить к действию по первому же сигналу тревоги. В Лоуренсовской национальной лаборатории неподалеку от Сан-Франциско находится компьютерный центр NEST, в памяти которого хранится все то, что когда-либо было написано по поводу ядерного оружия, включая газетные заметки, журнальные статьи и даже фрагменты шпионских романов. Так что при помощи молниеносной компьютерной проверки можно установить, действительно ли вымогатель разбирается в том, о чем ведет речь, или же его послание с угрозами взорвать атомную бомбу списано из какой-то книжки Тома Клэнси.

Если все же не исключена возможность того, что угроза может быть реальной, первоочередной задачей для команды становится обнаружение спрятанной бомбы. Прилетев на военном самолете в «горячую точку» страны, поисковики NEST разделяют находящийся под угрозой город на поисковые квадраты. Самолет министерства энергетики, специально оснащенный фотографическим оборудованием, посылается для более детального обследования города и для составления специальной карты, которую смогут использовать разведслужбы для сужения зоны поиска или определения типа устройства. Вертолеты со спецоборудованием также могут совершать облеты подозрительных участков, однако в условиях города практичеки невозможно обнаружить бомбу по повышенной радиации с вертолета.

Так что основной поиск ведется на земле. В местном аэропорту арендуются микроавтобусы, их сидения выбрасываются, а вместо них устанавливаются электронные детекторы, способные обнаружить гамма-излучение и потоки нейтронов, испускаемые ядерным устройством. Эти машины, однако, хороши лишь на больших открытых участках, таких, как автостоянки и скоростные шоссе. Для обследования узких улочек высылается как минимум 100 поисковых групп, в состав которых входят по двое как можно неприметнее одетых специалистов, которые пешком обходят выделенные им участки. Один из членов группы несет специальный детектор радиации, закамуфлированный под дипломат, студенческую сумку или же самый обыкновенный переносной компьютер, - даже под пивной термос, как в бостонском инциденте.

Одна из таких поисковичек, Бекки, описывала, как она проводила свое обследование во время последнего учения. Сейчас ей 31 год, она служащая министерства энергетики, подключилась к тренировкам в NEST семь лет назад. Бекки и ее 10 коллегам было поручено найти имитацию бомбы в 32-этажном отеле с 2 052 номерами.

Проходя по коридору, Бекки и ее напарник-мужчина выглядели типичной парочкой туристов, одетых в непременные бермуды, с видеокамерами на шее. Однако спрятанный в сумочке Бекки мудреный кристаллический детектор смог обнаружить минимальное гамма-излучение из-за двери одной из комнат.

Пройдя половину очередного коридора, Бекки улышала звуковой сигнал, который специальный передатчик передал в беспроволочное приемное устройство, закрепленное у нее в ушах в виде клипс. «Гамма-тревога четыре», - сообщил ей голос. Это достаточно мощное излучение. Она свернула из центра коридора к одной из ближайших дверей. Микрокомпьютеру, встроенному в детектор, понадобилось всего лишь несколько секунд для того, чтобы проанализировать полученную информацию и прийти к выводу, что за дверью находится источник радиации.

Найти такой источник в городе очень нелегко. Дороги с их постоянной дымовой завесой, облачко дыма, оставшееся после курильщика, вермонтский гранит, применяющийся для облицовки зданий, даже пациент, возращающийся из поликлиники после рентгеновского обследования, - все это заставит отреагировать детектор ядерного оружия. Так что поиски бомбы в городе ядерщики сравнивают с поисками иголки в стоге сена.

Хотя NEST и не приходилось еще обнаруживать настоящую ядерную бомбу, им доводилось обезвреживать обычные бомбы. Единственный случай, связанный с применением ядерных компонентов, произошел в Вилмингтоне, штат Северная Каролина, когда террористом оказался служащий завода ядерного топлива, скопивший небольшое количество необогащенного урана и угрожавший взорвать его.

А что же делать, если NEST таки обнаружит ядерную бомбу? На этот случай предусмотрены самые разнообразные способы ее обезвреживания. Это и специальные приборы, которые, подобно гигантским пылесосам, способны всасывать в себя и саму бомбу, и все ее смертоносное излучение.

Есть и другой вариант: разместить вокруг ядерной бомбы свои собственные бомбы таким образом, чтобы взрывное устройство бомбы террористов не смогло активизировать ее ядерный компонент (ведь ядерное оружие всегда имеет и обычное, и ядерное взрывные устройства). Есть еще и 30-миллиметровое орудие, способное разнести вражескую бомбу на мельчайшие безвредные частицы. Или просто плеснуть на бомбочку жиденьким азотиком, который заморозит всю ее электронику и таким образом опять же выведет бомбу из строя.

Если же бомба представляет собой радиологическое дисперсное устройство (другими словами, обычную бомбу, заряженную сильно радиоактивной шрапнелью), то для таких случаев предусмотрен специальный нейлоновый тент десятиметровой высоты и пятнадцати метров в диаметре. Тысяча кубометров плотного полотна молниеносно натягиваются над бомбой, и если она взрывается, то, согласно теоретическим расчетам, все ее содержимое оказывается в нейлоновой ловушке.

В настоящее время поле деятельности NEST не простирается за океан, где находятся Россия и другие ядерные государства, бдительно оберегающие свои ядерные секреты. Однако постепенно американские ученые налаживают тесные контакты непосредственно со своими заокеанскими коллегами, и это помогает им приоткрыть завесу секретности над особенностями их ядерного вооружения.

Некоторые ученые-ядерщики, такие, как, например, Джон Никольс, помощник директора Ливорморской лаборатории, считают, что американские команды ядерной готовности должны объединить вокруг себя также и заокеанских специалистов для образования международной NEST. «Разрушение любого города в мире ядерным оружием несет в себе угрозу всем городам и народам, - говорит он.- В таком случае мы все оказываемся потенциальными заложниками. И спасение может прийти только от NEST».

По материалам журнала «Time».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно