Аркан для малого бизнеса

11 июня, 2010, 17:16 Распечатать Выпуск №22, 11 июня-18 июня

Каждая смена власти в Украине сопровождается «танцами» вокруг малого и среднего бизнеса — обещаниями реформ, снижения налогов вплоть до налоговых каникул и обеспечения условий для развития...

Каждая смена власти в Украине сопровождается «танцами» вокруг малого и среднего бизнеса — обещаниями реформ, снижения налогов вплоть до налоговых каникул и обеспечения условий для развития. И каждый раз после выборов мы видим неготовность властей к практическим действиям, отсутствие не только качественных законопроектов, но и реально наработанных концепций.

В статье нового руководителя Госкомпредпринимательства М.Бродского в «ЗН» от 29.05.2010 г. («Ты не обязан изменить мир, но ты не имеешь права ничего не делать для этого») очерчены намерения власти по усовершенствованию правового поля предпринимательской деятельности, направления — в целом дельные. Подождем, что из этого получится… Однако до сих пор не названы все причины нынешнего положения малого бизнеса, звучат традиционные обвинения предпринимателей в нежелании платить налоги и наполнять социальные фонды.

Попытаемся разобраться в этих вопросах на примере упрощенной системы налогообложения (УСН), которую применяют большинство субъектов малого предпринимательства.

Целью предпринимательства, как известно, является получение прибыли. Чтобы снять средства с банковского счета и положить их в качестве дивидендов в карман, предприниматель должен их обложить налогом: первый раз — в составе единого налога (6 или 10%), второй — авансовым взносом с налога на прибыль (25%), третий — в соответствии с законом о налогообложении доходов физических лиц (15%).

Это тройное налогообложение одного и того же актива происходит в государстве, которое официально, на межгосударственном уровне, отказалось от применения двойного налогообложения и в той упрощенной системе налогообложения, которую компетентное руководство этого государства в течение 12 лет называло льготной... Известный эксперт Александр Кирш писал, что государство, стремящееся содрать с предпринимателя три шкуры, не получит ни одной.

В условиях такого «льготного» налогообложения предприниматель для достижения цели своей работы вынужден прибегать к краже честно заработанных денег с собственного банковского счета: он заключает фиктивное соглашение с фирмой — конвертационным центром или субъектом предпринимательства — физическим лицом, оставляет у них 8—10% от суммы соглашения, а государству показывает большой кукиш с маслом. Графа «налог с доходов физических лиц на дивиденды и роялти» в местных бюджетах остается пустой, поэтому ее обычно объединяют с соседней графой для удобства учета.

Заместителю профильного комитета ВРУ С.Терехину описанный выше сценарий (как прогноз) был представлен доказан еще 30.11.2002 г. в киевской студии радио «Свобода». Законопроект о введении авансового взноса с налога на прибыль для субъектов УСН находился был в парламенте, и огромные убытки бюджета можно было предотвратить. Но в контексте «развития государства» важнее, видимо, было обеспечить работой конвертационные центры...

Теперь рассмотрим тему, ставшую притчей во языцех, — формирование солидарной части Пенсионного фонда Украины.

Общеизвестно, что в стоимости продукции предприятий-гигантов зарплата в среднем по Украине составляет около 5%, а в продукции высокотехнологичных промышленных предприятий — один-два. Вместе с тем зарплата в продукции (услугах) малых предприятий достигает 70—80%, хотя по размеру она — на уровне выплачиваемой в промышленности, а то и меньше.

Возникает вопрос, чем руководствовался парламент, когда узаконил единый подход (пенсионные взносы в размере 33,2% от зарплаты) к формированию солидарной части ПФУ для столь разных категорий предприятий, для которых он единым даже теоретически быть не может? Чтобы выполнить такой закон, часть учредителей малого бизнеса должна была бы еще докладывать к заработанному их предприятием, чтобы рассчитаться с ПФУ. Но ведь кроме выплаты зарплаты и уплаты пенсионных взносов есть еще аренда помещений, производственные затраты, единый налог и желание владельцев получить хоть какую-то выгоду в виде дивидендов. К тому же известно, что, согласно исследованиям Института демографии НАН Украины, 60% сегодняшних 20-летних украинцев не доживут до светлого дня выхода на пенсию даже в ее нынешних возрастных параметрах.

Поэтому стремление государства получить от малого бизнеса (143 тысяч субъектов — юридических лиц в Украине) 15—25% их совокупного дохода в виде взносов в ПФУ так же нереально как, например, попытка заставить промышленный гигант уплатить единый (в головах чиновников — льготный!) налог — 10% от его совокупного дохода при реальном уровне рентабельности в размере 6—8%.

На введение с начала 2003 и 2004 годов этих непосильных требований субъекты УСН отреагировали адекватно — тенизацией выплаты дивидендов, минимизацией официальных зарплат, расторжением трудовых договоров с частью работников и сокрытием значительной части доходов для обеспечения возможности наполнения конвертов.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что, например, во Львовской области, по официальным данным прошлого года, 8 тыс. предприятий выплачивали зарплату меньше минимальной, а сокращение количества работников в малом предпринимательстве за 2004—2008 годы составило почти 40 тыс. Закономерным последствием является также тот факт, что в 2010 году официальной статистике ничего не известно о занятости 5 млн. граждан Украины.

Совокупные убытки бюджетов и социальных фондов составляли сперва миллиарды, а в последние годы — десятки миллиардов гривен ежегодно, но чья в том вина — вопрос риторический.

Приведенные примеры показывают, что предложение «удвоить минималку и остановить работу «стиральных» машин» воплотить в жизнь нереально — малый бизнес, теневое функционирование которого годами неутомимо обеспечивало государство, перейдет в тень полностью, с соответствующими последствиями для бюджета. И никакие контролирующие органы не смогут этому воспрепятствовать.

Вместе с тем приятно, что 11.02.2010 г. при обсуждении в парламенте законопроектов по реформированию УСН, председатель профильного комитета ВРУ со ссылкой на решение Конституционного суда Украины признал неправомерность применения к субъектам УСН тех норм законодательства, в которых речь идет об авансовом взносе с налога на прибыль и формировании солидарной части ПФУ путем начисления соответствующих процентов на фонд оплаты труда.

На обращения налогоплательщиков по поводу нарушения их конституционных прав ВРУ в марте 2009 г. дала ответ, что «основанием для конституционного обращения по поводу официального толкования законов Украины является...» ситуация, когда «...субъект права на конституционное обращение считает, что это может привести или привело к нарушению е г о конституционных прав и свобод».

Вот так.

Приятно также, что последняя рабочая группа по реформированию УСН при участии представителей Госкомпредпринимательства, Минфина, Минтруда, Минэкономики, ГНА Украины, ПФУ и Совета предпринимателей при Кабмине под руководством вице-премьер-министра С.Тигипко 7 мая с.г. на основе анализа выполнения бюджета 2009 г. признала: юридические лица, которые платят единый налог, перечисляют в бюджет больше средств, нежели аналогичные предприятия общей системы налогообложения. Следовательно, неоправданным является ограничение максимального годового объема выручки одним миллионом гривен в то время, как законодательством этот параметр для малых предприятий установлен в размере 70 млн. грн.

Бесспорно, упрощенная система налогообложения требует реформирования и законодательного закрепления, но один и тот же законопроект (№4112-2), который проталкивало предыдущее и пытается протолкнуть нынешнее правительство (показательно, не так ли?), реализует традиционную уже политическую линию — ничего не меняя, выжать из бизнеса дополнительные средства. Те же новации, которые содержатся, например, в законопроекте №4549-2, внесенном народным депутатом А.Гриценко, пока не находят надлежащей поддержки у новой власти.

Именно этот законопроект создает условия для легализации трудовых отношений работников с работодателями, реализации потенциала самозанятости физическими лицами, развивает положительный опыт функционирования упрощенной системы и должен был бы быть привлекательным для любой политической силы.

К тому же недавно проведенный анализ формирования солидарной части ПФУ показал, что юридические лица — плательщики единого налога даже при условии уплаты налога по ставке 6% от совокупного дохода перечисляют в солидарную часть ПФУ больший процент средств от своего совокупного дохода, нежели предприятия общей системы налогообложения путем начислений 33,2% на фонд оплаты труда. При этом нужно учесть, что 87% субъектов УСН применяют единый налог не шесть, а 10% от дохода.

Непродуктивными представляются также предложения о прогрессивной шкале налогообложения — мы убедились в этом на примере налогообложения доходов физических лиц: при прогрессивной шкале 10—40% поступления в бюджет были меньше, нежели при единой ставке 15%.

Не очень-то убедительна и статистическая аргументация со стороны властей. Отчет Госкомпредпринимательства в 2008 г. дает информацию о формировании малыми предприятиями 50% поступлений в местный бюджет, а в текущем году -- о 0,18% их вклада в государственный бюджет, статистика же Львовской области (средняя по Украине по уровню развития малого бизнеса) — о 9% вклада в сводный бюджет: цифры, которые, учитывая структуры бюджетов, совершенно не коррелируются между собой...

Названные причины приводят к тому, что дискуссия вокруг имеющихся законопроектов в этой сфере никак не выходит на реализацию конкретных концептуальных положений, которые бы открыли возможности для законодательной организации прозрачной работы малого бизнеса и осуществления эффективного контроля за ним со стороны государства.

В целом верные намерения правительства о сокращении перечня лицензированных видов деятельности в некоторых случаях требуют особенных решений. В прошлом году более 1850 предприятий, декларирующих таможенные грузы, с большим трудом добились... лицензирования своей деятельности. Ведь изданный в ноябре 2008 г. приказ Гостаможслужбы так регулировал работу таможенных брокеров, что ставил их право на труд не в рамки закона, а в прямую зависимость от настроения таможенника. Способно ли правительство умерить творческий пыл министерств и ведомств в форме инструктирующих писем и не зарегистрированных в Минюсте приказов, чтобы однозначно говорить о пользе отмены лицензий?

Однако нынешняя власть, как и предыдущая, не спешит выявлять и устранять причины тенизации бизнеса, а только декларирует намерение бороться с последствиями. Здесь мы вплотную подходим к основному вопросу — политической стороне проблемы.

Его замалчивали предыдущие правительства и не спешит освещать правительство нынешнее. К чему ведет возможность для предпринимателя работать свободно, прозрачно и платить справедливые налоги? Правильно! К формированию основы среднего класса, который закономерно и объективно станет, образно выражаясь, могильщиком действующей политической системы власти. Именно в этом видится главная причина нынешнего положения вещей в малом бизнесе.

Поэтому предприниматели должны определиться: либо и впредь оставаться на властном аркане в конвертационных центрах и платить не столько налоги, сколько дань, либо отстаивать свои права на прозрачную, правовую реализацию предпринимательской деятельности и уплату справедливых налогов — с теми политическими силами, которые понимают суть проблем и видят пути их решения.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно