Враг не виден, но он здесь

16 февраля, 2022, 08:30 Распечатать
Отправить
Отправить

Грязный воздух в городах ежегодно вызывает в мире два миллиона заболеваний астмой и преимущественно у детей

Враг не виден, но он здесь
© depositphotos/AndrewLozovyi

Тема климата, декарбонизации, новой экологической нормальности в «народных» откликах пестреет «горячими» эпитетами. «Пусть меняется климат — меньше газа буду покупать», «Катитесь со своей экологией подальше», «Корпорации ради наживы уничтожают планету, а нам рассказывают сказочки о ношеных джинсах», — распространенные комменты под публикациями о том, как спасать экологию. Общество не очень воспринимает эти темы. Президент Зеленский на одном из эфиров выдал квинтэссенцию украинского дня сегодняшнего: «Наша задача — не комфорт сейчас, скажу откровенно — выжить». Да, у каждого — своя пирамида Маслоу. Первые ее уровни — физиологические потребности и безопасность — сейчас определяющие.

Два миллиона детей и астма

Пока кто-то думает, что экология — журавль в небе, Университет Джорджа Вашингтона (GWU) доказал, что это все же синица в руке. GWU опубликовал результаты исследований, проведенных по заказам НАСА, Института Health Effects и Wellcome Trust. Наблюдения проводились в 13 тысячах городов мира — от Лос-Анджелеса до Мумбая. Ученые заявили, что грязный воздух в городах ежегодно вызывает два миллиона заболеваний астмой и преимущественно у детей. Соавтор исследования, профессор кафедры охраны окружающей среды и гигиены труда GWU Сюзан Аненберг отметила, что результаты исследований убедительно доказали: чистый воздух должен стать критическим условием всех стратегий, направленных на защиту детского здоровья.

«Сокращение количества транспорта, который ездит на ископаемом топливе, поможет детям и взрослым дышать свободнее и принесет серьезные дивиденды для общественного здоровья, — сократится число случаев детской астмы, как и избыточная смертность. Одновременно это уменьшит выбросы парниковых газов, что приведет к более здоровому климату», — заявила профессор.

Эти два исследования убедительно продемонстрировали, что вопрос экологии, парниковых газов и климата — это все же фундамент пирамиды Маслоу. Первая физиологическая потребность — дышать. Вторая — безопасность. Враг не виден, но он здесь. В темные времена средних веков первые научно-ориентированные врачи рисковали жизнью, проводя вскрытия человеческого тела и изучая микрофлору, чтобы донести обществу информацию о том, что болезни — это не астрологические придумки, а деятельность патогенов, не видимых невооруженным глазом. Сегодня у экологов и климатологов похожая задача — ликбез об опасностях, которые несут в себе парниковые газы и изменение климата. Ведь нужен мощный общественный запрос на экореформы, чтобы наверху, в кабинетах, зашевелились по-настоящему. В Украине для такого запроса пока недостаточно общественного самосознания. Есть пассивность и скептицизм, позволяющие правительственным чиновникам в основном делать вид, что они что-то делают.

В то же время каких-то 2000 километров на запад, и другое общество поражает шагами в защиту природы. Еврокомиссия подготовила директиву, с помощью которой планирует ввести уголовную ответственность за вред экологии — до десяти лет заключения для физлиц и штраф для компаний в размере 5% от их глобального оборота. Например, годовой оборот Microsoft в 2021-м составлял 169 млрд долл. 5% — это более 8 млрд долл., поэтому есть над чем задуматься.

Другой пример — налог на выбросы углекислого газа (30 евро за тонну СО2) уже закреплен в цене горючего в Германии. К 2025 году его повысят до 55 евро. Бензин и дизель из-за этого дорожают. По данным опроса Института исследований Forsa, нынешний скачок цен на горючее коснулся 61% немцев. И вот уже результат: 40% опрошенных заявили, что планируют чаще оставлять автомобиль дома и пользоваться велосипедом, автобусом или поездом. Еще 7% говорят, что хотят вообще продать свое авто.

Киев дымит на 6 млн тонн СО2

По данным Европейского банка реконструкции и развития, 125 тыс. автомобилей вырабатывают около 600 тыс. тонн СО2 в год. «В Киеве на тысячу жителей — около 400 автомобилей. Поэтому на все население столицы приходится 1,6 млн машин», — рассказывает эксперт Института будущего Александр Лымарь. По его данным, ежегодно количество выбросов от такой армады составляет 6 млн тонн СО2. И это без учета других выбросов — угарного газа, оксида азота и т.п. В Киеве есть датчики, измеряющие загрязнение воздуха. Периодически на основании их показателей столица Украины оказывается в топе городов планеты с самым грязным воздухом. Информация для выводов есть, но где сами выводы?

«В Украине отсутствует законодательство о чистоте воздуха. У нас даже специалистов по парниковым газам практически нет. Их единицы. Есть какие-то законодательные акты, но насколько они действенны, большой вопрос. Вот пример. Существуют большие загрязнители, продолжается декарбонизация. Как это работает в Европе? Там действуют нормы, которые загрязнитель не может превышать. И эти нормы государство постоянно снижает. И не спрашивает у загрязнителя, выбрасывающего в воздух, есть ли у него деньги.

Расписали все на 50 лет вперед и сказали: ваша задача в рамках этого перехода привести свое производство в эти пределы. В Киеве большинство выбросов — за транспортом. И на это не обращают внимания. Люди реагируют на то, что видят или чувствуют по запаху. А что не видят, то этого вроде бы и не существует. И, к сожалению, министерства в этом плане не проводят никакой работы. Возможно, они считают, что это проблема муниципалитетов?» — спрашивает Александр Лымарь.

По словам эксперта, крупные промышленные загрязнители держат на коротком поводке всю систему контроля над выбросами. Самостоятельно определяют объемы выбросов, которые им требуются на год, подают заявки с запасом в правительственные структуры, где их и утверждают. Поэтому сбрасывай в атмосферу, сколько захочешь. В чем смысл такой системы, неизвестно. Единственная мотивация сейчас, реально что-то меняющая, — внешняя. Например, планы ЕС ввести трансграничный углеродный сбор, так называемый СВАМ (Carbon Border Adjustment Mechanism), уже вызвали ажиотаж среди металлургов. Последние уже считают немалые убытки в случае, если не смогут сократить выбросы СО2.

Что касается транспорта, то здесь вообще никаких сдвигов. Мининфраструктуры пока только обещает, причем довольно фантастические вещи, такие как полный запрет ввоза авто с двигателями внутреннего сгорания с 2027–2030 годов. Или быстрый перевод всего коммунального транспорта на электротягу. Все это требует многих миллиардов, которые сейчас негде взять.

Украинская делегация в Глазго в ходе последней климатической конференции наобещала много, но мудро заложила «предохранитель», заявив, что обязательства выполним, если... на все про все будем иметь по 10 млрд долл. в год. Где их взять? Была надежда на развитые страны, которые должны были сброситься в так называемый финансовый пул — 100 млрд долл., чтобы ускорить декарбонизацию в развивающихся странах, но так и не сбросились. Поэтому рассчитывать сейчас можем только на себя. Впрочем, украинское общество, в отличие от европейского, не готово платить. Так называемый углеродный налог — около 1 евро за тонну СО2 — максимум, который выжала Верховная Рада, принимая ресурсный закон №5600.

«Самая большая проблема в том, что мы не признаем нынешнюю ситуацию. Мы честно не говорим о том, что не в состоянии сегодня проводить такие серьезные экореформы. Потому что у нас нет финансирования. У нас нет достаточно развитой инфраструктуры. Надо европейцам откровенно сказать: мы, к сожалению, за 30 лет ничего не выстроили, поэтому нам нужна отсрочка. Мы не можем не загрязнять, потому что у нас нет средств. Мы сначала должны их заработать, потом разработать правильную политику, чтобы построить новые предприятия или модернизировать то, что сможем. Необходимо честно это заявить», — подчеркивает Александр Лымарь.

Экология — это дорого

По данным исследования McKinsey Global Institute о декарбонизации, к 2050 году глобальные капитальные затраты на сокращение парниковых выбросов должны достичь 275 трлн долл. То есть все страны будут тратить на борьбу с выбросами СО2 ежегодно 9,2 трлн долл. Украина при таких темпах должна выделить на эти цели 15% своего ВВП, что нереально. А если так, то единственный путь выполнить свои «парниковые» обязательства — деиндустриализировать экономику. Бред? Конечно. Поэтому вся эта официальная борьба с карбоном — некая сизифова рутина. Надеяться на реальные изменения можно будет в том случае, когда общество в своем большинстве по-настоящему захочет этих изменений. А это вряд ли произойдет в ближайшее время. Потому что убеждение происходит медленно.

Пример — бытовые отходы. Из года в год отовсюду звучат мнения экспертов, призывы активистов, экологов о необходимости сортировать мусор, открывать предприятия по его переработке, создавать для них льготные условия, но воз почти не сдвинулся с места. В городах появились баки для раздельного сбора твердых бытовых отходов (ТБО). Но вторсырье в итоге поступает на общие полигоны. Это подтвердил эксперимент журналистов. GPS-трекеры спрятали в пустые бутылки, которые выбросили в баки для отсортированных отходов, расположенные возле супермаркетов самых крупных торговых сетей в столице. Большинство «жучков» со временем оказались на полигоне №5 Обуховского района.

В странах Европы, говорит Александр Лымарь, обращение с отходами — целая философия, пронизывающая общество насквозь. Вряд ли, например, в той же Германии кому-нибудь пришло бы в голову выбросить уже отсортированный пластик на общую свалку ТБО.

«У нас считают, что это какая-то особая европейская ментальность или что-то такое. Нет, это философия — отношение к окружающей среде вне вашей собственности, то есть вне квартиры, дома. Она там не исчезает, если вы покидаете свое помещение. У нас же пока есть отношение к своему квадратному метру. А то, что, например, на Окружной или где-то еще, меня не интересует. Вот почему у нас до сих пор нет социальной политики в сфере защиты окружающей среды. У нас люди не понимают, зачем это все. У меня тут 12 тыс. грн зарплата, а вы мне о какой-то охране окружающей среды. Во всех бедных странах — проблемы с экологией. Потому что экология — это дорогое удовольствие. И мы должны это признать», — считает эксперт.

По данным Госэкоинспекции Украины, в прошлом году в два раза выросло количество нарушений природоохранного законодательства. Заместитель главы экокомитета ВРУ Елена Криворучкина сообщила, что, по предварительным данным ГЭИУ, за прошлый год насчитали убытков, нанесенных окружающей среде, почти на 4 млрд грн. А в целом за 2019–2021 годы — на 9 млрд грн. Это без учета стихийных свалок, выбросов парниковых газов и других засорений. Все это наглядно демонстрирует, как мы упорно рубим сук, на котором сидим. Люди иногда говорят: заводы или корпорации загрязняют по полной, так почему я должен заботиться об экологии? Все просто, — когда каждый на своем уровне, а следовательно, и большинство будет против загрязнения, то и корпорациям не останется иного выбора, как инвестировать в чистое производство. Как это происходит, можно видеть за западной границей Украины. Этот опыт придет и к нам, — когда мы немного повзрослеем.

Все статьи Романа Яненко читайте по ссылке

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК