В игре или вне игры?

27 декабря, 2018, 14:54 Распечатать Выпуск №50, 28 декабря-11 января

Природные ресурсы и местные громады.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Поверьте, что сможете, — и полпути уже пройдено.

Теодор Рузвельт

Как свидетельствуют реалии, с каждым днем усиливаются процессы децентрализации, одним из результатов которых является становление и развитие местных громад. 

В этом году состоялись очередные выборы в ОТГ, которые выявили довольно высокую активность избирателей. Согласно информации мониторинговых групп, уже есть примеры успешных громад, которые смогли не только утвердиться, но и продемонстрировать конкретные результаты деятельности, реализации социальных и инфраструктурных проектов. Происходит это как благодаря содействию государства, помощи иностранных партнеров, так и активности местных лидеров, что в конечном итоге положительно повлияет на развитие громад.

Каждая громада на начальном этапе ставит перед собой вопрос, подобно бизнес-плану, относительно профиля развития, сильных и слабых сторон, ресурсов и т.п. Большинство из них сразу думают о предприятиях, расположенных или тяготеющих к громаде, о развитии бизнеса и пр. При этом недостаточно внимания отводится обеспечению громады природными ресурсами, ведь, в соответствии с современными представлениями, природный ресурс является активом рыночной экономики и при правильном использовании может формировать весомую прибыль и финансовые потоки.

Если проанализировать деятельность местных громад в Европе или США, то окажется, что они используют весь комплекс местных преимуществ, в том числе природные ресурсы и их функции. Природные ресурсы являются базисом, точкой тяготения для привлечения бизнеса в громаду.

Такие успешные примеры стали возможными благодаря процессам децентрализации в разных ее проявлениях, которые непосредственно касаются сферы природных ресурсов, что является важным фактором подъема как государства в целом, так и местных громад, а также обеспечения  устойчивого развития на разных уровнях. Кроме того, природно-ресурсный потенциал целесообразно рассматривать как территориальный стимулятор развития громад, способный существенно катализировать местные преимущества с их дальнейшей трансформацией в факторы роста.

Важно указать, что контакты между местной громадой и природными ресурсами происходят при помощи определенных инструментов, лифтов, обеспечивающих включение их в экономические процессы.

Европейский опыт

Как свидетельствует практика европейских стран, местная громада у них является мощным фактором развития не только региона, но и государства в целом. Понятно, что опыт ЕС в сфере местного самоуправления более длительный, и потому есть немало его успешных примеров. Кроме того, для развития громад сформирована мощная институциональная среда, содействующая их функционированию, как и Европейская хартия местного самоуправления, определяющая базовые принципы деятельности местных органов власти.

В соответствии с современными представлениями, громады играют роль неких бизнес-хабов,своеобразных теплиц, где может развиваться бизнес. Много успешных громад осуществляют деятельность, связанную с природными ресурсами, на что положительно влияет наличие мощного предприятия или инвестора. Например, если в пределах громады расположен завод Coca-Cola или филиал мощной строительной компании (вроде Knauf), использующие местное сырье, то это, бесспорно, является весомым преимуществом для громады.

В случае отсутствия такого мощного бизнеса целесообразно развивать местные преимущества. Актуален показательный опыт соседней Польши, ведь, как говорят эксперты,  эта страна достигла успеха именно благодаря прогрессивному местному самоуправлению. 

Базовой единицей местного самоуправления в Польше  являются гмины, руководители которых стараются обеспечить благоприятные условия для их становления, привлечь потенциальных инвесторов. Деятельность многих гмин основывается на использовании местных природных ресурсов, которые могут стимулировать их развитие. Например, гмина Клещов (Лодзинское воеводство) благодаря запасам бурого угля является одной из самых зажиточных в Польше. Фруктовый кластер гмины Ополе-Любельское предполагает функционирование ряда предприятий по выращиванию и переработке местных фруктов, которые экспортируют во многие страны. Перспективна и гмина Затор возле Кракова, бренд которой сформирован с использованием аквакультуры (рыбы) и  смежной деятельности, в частности восстановления прудов, развития инфраструктуры для отдыха. Сейчас там расстраивают инвестиционную зону. Аналогичных примеров можно привести много. Основное, чтобы было выделено местное преимущество, которое, как магнит, привлекало бы и другие виды деятельности.

Довольно удачна реализация проектов публично-частного партнерства, когда, кроме государства, привлекается и частный капитал. Это предполагает функционирование мощных ТНК в разных отраслях — проекты по модернизации водопроводов крупных городов, систем теплообеспечения, обращения с  отходами и т.п.

Что же касается стран Западной Европы, то там природный ресурс является активом рыночной экономики с широкими функциями, который может и формировать местные бюджеты, и входить в сферу интересов корпораций, и играть роль структуроформирующего фактора.

Украинские реалии

С 2015 года, когда начались децентрализация и формирование громад, эти процессы достигли весомых результатов. Более того, с каждым годом активность образования местных громад усиливается. По информации ресурса decentralization.gov.ua, по состоянию на 10 декабря 2018 г. в Украине зарегистрированы 874 громады. Лидерами в рейтинге их формирования являются Житомирская, Хмельницкая и Черниговская области. Кроме того, весомые позиции характерны и для юго-восточных регионов, в частности для Запорожской области.

При этом площадь громад составляет 37,5% от общей в Украине. Следует указать, что правительство утвердило 23 перспективных плана формирования громад областей. К тому же, внедряется институт старост, постепенно улучшается инфраструктура, развиваются связи между отдельными местностями.

В результате становления громад укрепляются их позиции как самостоятельных игроков в решении местных проблем, в плане перспектив привлечения инвесторов, расширения компетенции в части формирования бюджетов и т.п.

Бюджеты являются одним из последствий формирования громад в рамках финансовой децентрализации, ведь возможность их наполнения — это залог успешного развития каждой территориальной громады. По информации исследования "Мониторинг процесса децентрализации власти и реформирования местного самоуправления" постепенно увеличивается доля местных налогов и сборов в структуре собственных доходов местных бюджетов — с 26,6% (2015 г.) до 27,3% (2017 г.), приближаясь к ожидаемому показателю 30% (2018 г.). В частности, соответствующий показатель этого года возрос на 19,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, причем плата за землю — на 11%, что считается хорошим результатом.

Анализируя роль природных ресурсов в формировании бюджетов громад, обнаружили, что значительное количество статей дохода прямо или косвенно связаны именно с ними. Такими статьями, согласно Бюджетному кодексу Украины, являются экологический налог, рентная плата за пользование недрами, специальное использование воды и водных объектов, лесных ресурсов, арендная плата за водные объекты (их части) и пр.

Доля платежей за пользование природными ресурсами в местных бюджетах значительна. В частности, в отдельных громадах плата за землю составляет около 10—20% доходов бюджетов.

Важным фактором является государственная поддержка развития местных громад и их инфраструктуры, объемы которой в 2014—2018 гг. возросли в 39 раз. Не менее актуальной считается и помощь иностранных партнеров, в частности консультации во время разработки местных программ развития. Кроме того, иностранный опыт и подходы к ведению бизнеса полезны для местных лидеров и активистов в поиске новых возможностей развития громад. Важно обеспечить новый подход к решению проблем.

Это же  касается и природных ресурсов, в частности бизнес-проектов в сфере их использования. В целом такой бизнес возможно реализовать по двум направлениям — масштабные проекты (имеющиеся и те, что формируются) и нишевые.  Относительно первых предусмотрена деятельность в рамках государственных монополий, иностранных инвестиций, другие проекты со значительными финансовыми потоками. Указанное требует мощного инфраструктурного обеспечения — логистики, заводов, цехов, складских помещений и т.п.   

Например, в отдельных восточных и западных областях Украины часть ренты от пользования недрами, а именно добыча углеводородов (нефти и газа) компанией "Укрнафта", остается в местных бюджетах громад. Учитывая значительные объемы таких платежей, поступления в локальные бюджеты возрастают. Таким образом, механизм распределения ренты за добычу формирует предпосылки для пополнения бюджетов громад. Другим примером является деятельность агрохолдингов, они платят налог за аренду земель, что для отдельных громад  является  важными платежами.

В случае отсутствия мощных предприятий на территории громады перспективными являются нишевые бизнесы сферы АПК, учитывающие местную специфику. В частности, речь идет о формировании яблочных кооперативов, производстве органической продукции, заготовке ягод, выращивании цветов и т.п. Используя локальные ресурсы и удовлетворяя местные потребности, такие производства обеспечат как занятость, так и платежи в бюджеты громад.

Согласно сообщению Федерации органического движения в Украине, государство занимает 1-е место в Восточной Европе по сертифицированной площади органической пашни и 20-е среди государств — лидеров органического движения. Отдельные производства успешны и известны не только в Украине, но и в Европе. В частности, на предприятии "Старый Порицк" (Иваничевский район Волынской области) организован цикл производства зерновых культур, молочных продуктов и меда. В 2017 г. здесь открыли первую в Западной Украине органическую сыроварню. Продукция предприятия, кроме национального рынка, реализуется и в ЕС, в частности в Швейцарии. Предприятие "Галекс-Агро" (Житомирская область) с вертикально интегрированной структурой в мае 2014 г. ввело в эксплуатацию первый в Украине молокозавод по производству органической молочной продукции из собственного сырья, ориентированного в том числе на зарубежные рынки. Развитие таких производств перспективно для ОТГ, более того, часто они являются платформой, вокруг которой и формируется громада.

Среди других перспективных видов бизнеса следует выделить добычу торфа как местного энергетического ресурса, экотуризм. При легализации добычи янтаря это стало бы значительной поддержкой для местных громад.

Как уже отмечалось, целесообразно воспользоваться положительным примером Польши и развивать новые виды деятельности на территории громад.

Обобщая европейский и украинский опыт в сфере природопользования, важно определить роль природных ресурсов для местных громад.

Во-первых, они являются элементом пространственного базиса для размещения громады и ее функционирования.

Во-вторых, природные ресурсы — фактор, преимущественно формирующий экономический профиль громады, ее производственную специфику (несмотря на тенденции становления постиндустриальной экономики). Например, если на территории сосредоточены значительные лесные площади, озера или запасы строительного сырья, то логично развивать деятельность, связанную с этими ресурсами (лесоводство, туризм, аквакультуру, перерабатывающие предприятия и т.п.). Следует заметить, что информационная экономика и новые рыночные инструменты могут компенсировать недостаток природных ресурсов.

В-третьих, природный ресурс является концентратором деловой активности. Очевидно, что он играет значительную роль в развитии деловой активности. Если привлечь инвесторов в громаду с успешными инициативами по использованию природного потенциала, то это привлечет и другие проекты. Возникает эффект комплексности, когда связанные виды деятельности активизируют местное развитие. Часто эти проекты будут локальными, но они обеспечивают рабочие места и формируют возможность пополнять местный бюджет.

В-четвертых, каждый бизнес способствует поступлению налоговых платежей в бюджеты громад. Это касается и деятельности, связанной с природными ресурсами. В этом смысле важную роль играют местное руководство, его позиция и усилия, направленные на улучшение территориального бизнеса-климата.

В-пятых, если использовать не сырьевые качества природных ресурсов громад, а рыночные (возможность выхода на рынок), то, кроме формирования финансовых показателей, будут сохраняться и их природные свойства. Хотя следует заметить, что для реализации этого необходимо обеспечить высокий уровень развития рыночной инфраструктуры. Соответственно, лучшие перспективы у громад, близких к крупным городам и промышленным центрам.

Перспективы развития

Таким образом, как показывают опыт и новые тренды, природный ресурс постепенно вовлекается в рыночные процессы, выполняя новые функции. На фоне разворачивания процессов децентрализации изменяются подходы к пониманию природного ресурса и его роли в развитии громад. Такие процессы уже обычны для стран Запада, в отличие от украинских реалий. Правда, в нашем государстве есть положительные примеры, которые могут служить ориентиром для громад. Такие примеры говорят, что природный ресурс постепенно включается в игру. Для ускорения этого экономисты государственного учреждения "Институт экономики природопользования и устойчивого развития Национальной академии наук Украины" акцентируют внимание на возможности внедрить актив-ориентированный подход, соответственно которому природный ресурс для местных громад является активом экономики, существенно повышающим эффективность его использования и формирующим возможности развития территорий.

Чтобы ускорить эти процессы, нужно реализовать комплекс мероприятий, а именно: трансформировать правовое обеспечение природопользования местных громад, разработать основы капитализации природных ресурсов привлечением их в экономическое обращение, сформировать институциональное поле для развития системы менеджмента природного потенциала и т.п.

Важно также местное аккумулирование и депонирование финансовых поступлений. Значительная часть финансов от использования природных ресурсов громад должна оставаться на местах и направляться на поддержку и развитие местных проектов. Бесспорно, к сфере центрального управления относится базовая финансовая поддержка развития, однако потоки, генерированные локально, должны ориентироваться преимущественно на удовлетворение местных нужд. При успешном внедрении децентрализации с каждым годом удельный вес такого финансового самообеспечения должен возрастать.

С позиции финансовых процессов (генерации финансовых потоков) сфера природных ресурсов недостаточно привлекательна (по сравнению, в частности, с банковской или страховой), однако ее отдельные секторы оперируют важными финансовыми ресурсами. Чтобы усилить характеристики финансовых потоков в природопользовании, нужно внедрять в практику регулирования новые инструменты, в частности корпоратизацию, секьюритизацию, хеджирование. Их применение в реализации основ децентрализации будет способствовать: привлечению дополнительных ресурсов; использованию стимулирующих преимуществ интеграции системы природных ресурсов и процесса управления ею в новые финансовые плоскости; формированию новых технических навыков и опыта ведения бизнеса (особенно через применение инновационного инструментария).

Итак, мы должны усиливать имеющиеся преимущества и внедрять новые подходы и инструменты регулирования для процветания общественных объединений, ведь сильные громады — это сильное государство.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №2, 19 января-25 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно