Пока не поздно… (экономика — экология — человек)

3 ноября, 2017, 19:17 Распечатать Выпуск №41, 4 ноября-10 ноября

Важным инструментом является трансформация понимания природного ресурса.

Человек совершил большую ошибку, когда подумал, что может себя отделить от природы и не считаться с ее законами.

Владимир Вернадский 

Каждый день из средств массовой информации мы слышим о проблемах, которые буквально 10—20 лет назад не были столь актуальны и болезненны. Читая сводки CNN или Reuters, убеждаемся в том, что мир стал более непредсказуемым, и даже прогнозы авторитетных агентств не в состоянии точно определить, с какими проблемами (старыми и новыми) нам предстоит столкнуться через несколько лет. Но важно отметить, что эти процессы происходят на фоне разворачивания информационной экономики, которая кардинально меняет общественные формации, в том числе систему природопользования. 

Одними из глобальных являются проблемы, связанные с экологией в целом, точнее, — находящиеся на стыке интересов человека и возможностей природы. Под давлением возрастающих потребностей природная среда доведена до критического состояния и нуждается в решительных действиях по ее охране и сохранению. По оценкам ООН, темпы использования природных ресурсов в XX и XXI вв. стали угрожающими. Кроме этого, процессы изменения климата, опустынивания, накопления отходов лишь усиливают общую негативную тенденцию. 

Особо хотелось бы отметить климатические изменения, которые, по мнению многих специалистов, провоцируют катастрофические природные явления. Они характеризуются повышением градиента рисков и угроз, а также усилением территориального масштаба, чего не наблюдалось в прошлые десятилетия. Например, ураганы "Ирма" и "Харви" в южных штатах США и странах Карибского региона (сентябрь 2017 г.).

Казалось бы, проблема очевидна, существуют многочисленные концепции и пути решения, но она лишь усугубляется. В целом складывается парадоксальная ситуация: чем больше говорят о сохранении природы и прилагают к этому усилия, тем менее отчетлива конечная цель решения проблемы. Возникают логичные вопросы: кто виноват и что делать? Ответ на первый из них — цитата Владимира Ивановича Вернадского, а переход ко второму вопросу, конструктивному, позволит сформировать контуры решения и предпосылки к трансформации системы природопользования в целом. 

Следует отметить, что проблема, которую мы затрагиваем, — довольно сложна. Общество развивается и нуждается в новых ресурсах, потребность в которых уже невозможно обеспечить простым экстенсивным путем. Как показывают реалии, при таких подходах и темпах использования сама среда обитания человека ставится под угрозу. Вместе с тем лишь развитые страны (как G7) могут внедрять новые технологии переработки и вторичного использования. Это же касается и уровня компаний: деятельность только таких гигантов, как ТНК, возможна с учетом экологических приоритетов (к примеру, в списке наилучших глобальных зеленых брендов часто фигурируют корпорации Ford, Panasonic, Intel, Coca-Cola). 

В целом, как показывает практика, экономика требует новых ресурсов, природа старается их обеспечить, определенные потребности удовлетворяются, но последние необходимо каждый день пополнять, и для этого нужны ресурсы. Таким образом, формируется замкнутый круг, который невозможно разорвать, следуя обычным путем. Вопрос, вероятно, в изменении мышления и нестандартных решениях. Целесообразны в этом контексте слова Эйнштейна: "Вы никогда не сумеете решить возникшую проблему, если сохраните то же мышление и тот же подход, который привел вас к этой проблеме". 

Необходимо отметить, что ключевыми элементами цикла природопользования выступают экономика — экология — человек. Каждое звено важно, но только экология обеспечивает ресурсами, остальные их потребляют. Между этими точками активности существуют двусторонние информационные потоки и взаимодействия. Среди остальных именно экологическая сфера находится под двойным давлением — человека и экономики. Экология рассматривается здесь в широком смысле и характеризуется как существующими тенденциями использования, так и отдельным блоком природных ресурсов, о чем речь пойдет ниже. 

Прежде всего, необходимо рассмотреть особенности взаимодействия человека с экономической сферой, экологической системой и ресурсной составляющей, чтобы выявить базовые характеристики, определяющие общий ландшафт природопользования, а также сформировать механизмы коррекции ситуации, направленные на уменьшение негативных последствий. 

Рассматривая человека и экономику, отметим, что в начале XXI века в современном мире усиливаются сложные и противоречивые процессы, влияющие на развитие всех субъектов глобального пространства. Политические противостояния, экономические кризисы и конфликты, спекулятивные операции, способные поставить на грань банкротства, представляют существенную угрозу не только для развивающихся стран, но и для лидеров мирового уровня. Сложность ситуации обусловлена тем, что подобные явления и процессы происходят на фоне значительных асимметрий и кризисных проявлений социально-экономического развития.

Один из базовых трендов — усиление роли финансовых операций и расширение соответствующих инструментов регулирования. Однако отметим, что быстрые темпы развития и наличие дисбалансов в этой сфере периодически приводят к перегреву и формированию кризисных явлений. 

Также усиливается значение инновационных технологий, становящихся обычными явлениями для любого из нас, среди них — компьютерные разработки, гаджеты, Интернет, виртуальная реальность. Как правило, чем выше экономический уровень страны, тем больше возможности внедрения новых технологий. Следует отметить, что согласно глобальному инновационному индексу — 2017(The Global Innovation Index), Украина занимает 50-ю позицию, между Катаром и Таиландом (в целом это приемлемый результат). Однако он не повлиял ощутимо на глобальную конкурентоспособность страны.

Важным трендом является высокий потребительский спрос. Стремление приобрести новые товары, услуги часто нивелирует понимание их необходимости. Активный потребительский спрос провоцирует новый виток рынка, который снова производит новые товары. Целесообразно поставить вопрос о том, что каждый из нас может сделать в этой ситуации. Необходимо лишь уменьшить собственные потребности. 

Среди прочих факторов высокие показатели экономического роста и значительный потребительский спрос провоцируют масштабное влияние на сферу экологии. В процессе экономической деятельности человек наносит значительный вред окружающей среде, хотя из-за своей обыденности загрязнение водных, лесных, земельных ресурсов уже не воспринимается как серьезная проблема. 

Особенно опасными являются различные загрязнения, уже приобретающие катастрофический характер. Прежде всего речь идет о выбросах углекислого газа, рассматриваемые как одна из причин глобального потепления. Отметим, что начиная с 1990 г. его мировые выбросы увеличились почти на 50%. В этом контексте в течение 2014—2017 гг. фиксируются годовые температурные рекорды в различных частях мира, а это активизирует ряд вытекающих отсюда последствий (в частности, опустынивание, рост дефицита пресной воды и др.). По имеющимся прогнозам экспертов ООН, в XXI в. средняя температура поверхности Земли будет расти, и если не реализовать комплекс мер, этот рост в текущем столетии, вероятно, превысит 3 °С. 

Стремление человека к экономическим благам негативно повлияло на природные ресурсы, темпы их использования превзошли все разумные пределы и показатели. К примеру, только общее мировое потребление пресноводных ресурсов в тысячу раз выше, чем всех видов промышленного сырья вместе, и за одни сутки составляет 10 км3 — огромная цифра! Сложная ситуация и с другими природными ресурсами. Например, площадь лесов за последние 200 лет сократилась вдвое. Что касается полезных ископаемых, то, по оценкам экспертов, при текущих показателях добычи запасов нефти и газа хватит на 50—60 лет. Как следствие, согласно позиции "Римского клуба", на протяжении ближайших десятилетий будут исчерпаны такие ресурсы, как нефть, природный газ, медь и другие. 

Несмотря на это (и что парадоксально!), в XXI в. сохранится тенденция к возрастающей конкуренции за природные ресурсы (Доклад ФАО "Будущее продовольствия и сельского хозяйства. Тенденции и проблемы", 2017 г.).

В этом контексте важно отметить, что каждая страна в меру своих потребностей использует определенное количество ресурсов. Для характеристики особенностей этого процесса оперируют категорией экологического следа. С его помощью определяют, какая территория (в глобальных гектарах) необходима для производства ресурсов и утилизации отходов на одного человека. Как правило, чем больше след, тем население меньше заботится о природной среде, превышая потребление ресурсов. По расчетам Global Footprint Network, самым большим следом характеризуется население США, ОАЭ и других стран, преимущественно высокоразвитых (около 10 глобальных гектаров на одного человека), наименьшим — слаборазвитых. 

Позиции Украины определяются показателем около трех глобальных гектаров на одного человека, что, на первый взгляд, соотносимо со странами ЕС. Но, несмотря на это, его необходимо уменьшать. 

В рейтингах по природным ресурсам используется индекс экологической эффективности(The Environmental Performance Index — EPI, 2016 г.), формируемый через оценку жизнедеятельности экосистем (управление природными ресурсами) и экологического здоровья (оценка влияния окружающей среды на здоровье человека). 

Показательна связь между индексом и ВВП на одного жителя страны. Как видим, экологическая эффективность зависит от уровня ВВП (рис. 1). В верхнем правом углу концентрируются страны с высокими показателями, в нижнем левом — с низкими. Позиции Украины, конечно, могут быть и выше, но текущие внутренние причины, военные действия снижают существующий потенциал. 

Как свидетельствует оценка базовых характеристик ландшафта природопользования, высокие показатели экономического роста и значительный потребительский спрос вместе с другими факторами приводят к существенному прессингу на экологию. Влияние человека на эту сферу зачастую приводит к катастрофическим последствиям, а использование природных ресурсов превосходит все рациональные показатели. 

Каков выход из сложившейся ситуации: с помощью логических доводов сократить потребление — или меньше использовать природные ресурсы? 

По нашему мнению, необходимо, чтобы экономика и экология преследовали (хотя бы частично) общие цели, тогда природные ресурсы будут гармонично участвовать в экономическом развитии, и наносимый природной среде вред можно уменьшить. Это, в свою очередь, активизирует и другие процессы, ведь общие цели — надежное связующее звено даже для диаметрально противоположных субъектов. 

Предпосылки для такой модели поведения тяготеют к концепции устойчивого развития, которая сможет обеспечить улучшение качества окружающей среды в контексте значительного антропогенного прессинга. Кроме того, именно эта концепция является одним из наиболее адекватных научных направлений, формирующих предпосылки достижения экологосбалансированного развития при позитивных экономических результатах. 

Среди возможных инструментов концепции акцентируем внимание на зеленой экономике, которая концентрирует значительные перспективы увеличения экономических показателей с одновременной минимизацией экологических последствий. Западные страны уже давно используют ее возможности в процессе генерирования энергии, поиска альтернативных видов топлива для автомобилей, строительства домов. Можно утверждать, что технологии зеленой экономики проникли в дома населения развитых стран. 

Альтернативная энергетика рассматривается как ядро зеленой экономики. Ныне прослеживаются положительные тенденции в этой сфере, в частности значительное увеличение доли таких источников энергии, как солнечная, ветровая, термальная и др., в общей структуре и растущая динамика генерации ими электроэнергии. По оценкам Европейской комиссии, до 2020 г. в индустрии возобновляемой энергетики стран ЕС ожидается создание 2,8 млн рабочих мест. Кроме того, она будет формировать 1,1% ВВП.

Как свидетельствует опыт западных стран, альтернативные источники энергии уже не воспринимаются как инновация. Показателен в этом плане пример Швеции, где до 2020 г. планируется полностью перейти на возобновляемые энергетические источники, а также Германия, где доля ветровой энергетики составляет около 27% от общего объема. В целом тяготение к чистой, с точки зрения экологии, продукции лишь стимулирует развитие экологической деятельности в бизнесе. Перспективно также использование альтернативных видов энергии для автотранспорта, что касается, прежде всего, электромобилей. 

В контексте евроинтеграции существуют расчеты необходимых финансовых ресурсов для внедрения стандартов Евросоюза по отдельным экологическим директивам (см. табл. на сайте ZN.UA). Как видно, показатели значительные, но имплементация этих директив позволит существенно улучшить экологическую ситуацию в Украине. 

Кроме зеленой экономики, важным инструментом является трансформация понимания природного ресурса. Речь о том, что ресурс — не только система потребительских ценностей, но и точка концентрации других важных особенностей. Представим себе любой ресурс природы — речку под Киевом или лес во Львовской области. С точки зрения потребителя мы ориентированы на получение определенных услуг через использование определенных ресурсов, но мало кто задумывается над последующим состоянием природы. 

Если идти альтернативным путем, то основная функция природных объектов сводится не только к обеспечению ресурсами, но и к регулированию климата, поддержанию целостности экосистем и экологических связей. Кроме того, в процессе интеграции ресурса в систему рынка он может приобретать и другие особенности. Таким образом, его функции раскрываются на нескольких уровнях, каждый из которых чрезвычайно важен. 

Если индустриальное общество ориентировалось на использование обычных (потребительских) характеристик природного ресурса, то в эпоху становления постиндустриальной формации необходимо смещать акценты на новые особенности. Это даст возможность уменьшить прессинг на него путем использования (высвобождения) других функций ресурса. 

С этим процессом связывается и возможность экономизации природных ресурсов как инструмента улучшения характеристик природопользования. Контролируемые параметры экономизации позволят как сохранить ресурс, так и обеспечить удовлетворение растущих потребностей общества. 

В странах с высоким уровнем развития (например, G7), кроме потребительского интереса, природные ресурсы рассматриваются как важный элемент рыночной экономики. При этом они характеризуются набором функций, дающих возможность ресурсам интегрироваться в сферу финансов и экономики и быть полноценными игроками в сложном мире бизнеса. Именно для этого функционируют экономические лифты (инструменты). Следует заметить, что здесь важна поддержка государства, формирующего необходимые условия. 

Для стран Запада обычными стали котировки водных акций на Нью-Йорской фондовой бирже (которые ничем не отличаются от позиций, к примеру, акций Microsoft или Apple), лесные индексы, привлечение природных ресурсов к деятельности банков или других компаний. В этом случае природный ресурс рассматривается в более широком аспекте. 

Кроме таких ультрановых направлений, можно выделить и более консервативные — привлечение частных операторов или инвесторов в сферу природных ресурсов. В этом отношении Украина уже имеет определенные результаты. Согласно информации Министерства экономического развития и торговли Украины за 2017 г., положительный опыт наблюдается в реализации проектов государственно-частного партнерства, которые затрагивают природные ресурсы. Так, по состоянию на 1 января 20% проектов были связаны со сбором, очисткой и распределением воды, около 60% — с переработкой отходов (которые можно рассматривать, в частности, как вторичное сырье). В свою очередь, партнерство очень перспективно для местных общин и способно стимулировать бизнес-деятельность. 

Большое значение имеет стоимость ресурса, на которую ориентированы бизнес-игроки, ведь не зная ее, сложно определить возможные пути ресурсопользования. 

Как показывают украинские реалии (в отличие от развитых стран), вопросы стоимости природных ресурсов не являются приоритетным направлением, хотя, по расчетам экономистов, ее показатели в Украине высоки. Самую высокую стоимость имеют земельные ресурсы, меньшую — минеральные, еще меньшую — лесные и водные (см. рис. 2 на сайте ZN.UA).

Оперируя понятием стоимости, следует акцентировать внимание на использовании инновационных подходов к ее определению. Кроме того, нужно учитывать и скрытые особенности природных ресурсов, которые могут себя проявить в определенных условиях.

По нашему мнению, чем выше стоимость ресурса, тем больше предпосылок к его интеграции в сферу бизнеса. Когда ресурс включается в сферу деловых отношений, он начинает генерировать прибыль, часть от которой можно направить на возобновление его особенностей или охрану, что немаловажно. 

В заключение следует отметить, что внедрение указанных выше мероприятий как отдельных направлений требуют сбалансированного государственного подхода и поддержки. Только кропотливая и продуманная работа сможет обеспечить соблюдение интересов природы в таком сложном и непредсказуемом мире. Важным моментом является и комплексность политики, политическая воля, поддержка гражданского общества, стремление к изменениям, а не просто декларации. Но нужно реагировать уже сейчас, пока не поздно…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно