Ритуалы на костях

26 января, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск № 3, 26 января-2 февраля 2007г.
Отправить
Отправить

Все там будем. В мраморном склепе или под скромным надгробием — главное, чтобы те, кто остался жить, не задевали ни кривым словом, ни злым делом...

Все там будем. В мраморном склепе или под скромным надгробием — главное, чтобы те, кто остался жить, не задевали ни кривым словом, ни злым делом. Пренебрежительное отношение к умершим — табу во все времена и у всех народов. «Тревожить» прах запрещено под страхом всех возможных наказаний. Места вечного покоя охраняют суровые моральные и юридические законы, регламентируя до мелочей, что можно делать на кладбищах, а что — нет. Похоже, для Черновцов законы не писаны. С ведома дирекции историко-культурного заповедника «Кладбище по ул. Зеленой» новые погребения появляются на костях старых разрытых могил.

«Прими душу мою, владыка»

Черновцы окружены кладбищами — восемь закрытых и семь действующих. Сколько старых погребений под городскими кварталами — не знает никто. Город разрастался хаотически, увлекая иногда земли церковных кладбищ, на которых, по давней традиции, хоронили и прихожан, ушедших из жизни естественной смертью, и тех, кого забрали инфекционные болезни. Часто это влекло за собой вспышки различных заболеваний. Говорят, холера 1866 года, унесшая 2,5 тыс. черновчан, вышла как раз из разрытой древней могилы.

Так это или нет, но именно эпидемия заставила муниципалитет срочно обустроить новое большое христианское кладбище подальше за городом под холерные погребения. В тот же страшный год его освятили. Вскоре близлежащую территорию приобрел у магистрата местный кагал под еврейское кладбище. Богатые и бедные покоились рядом — привилегированных уголков не было, как и ограничений для обустройства памятников, — до того времени рескрипт австрийского кесаря Иосифа ІІ, разрешавшего сооружать надмогильные монументы только наиболее заслуженным перед властью лицам, утратил силу. Можно было выбрать вид погребения (родовой склеп, семейное, собственное, отдельное или общее место, то есть шахту), принципы устройства которых сурово регламентировали специальные протоколы. Отдельное положение предусматривало систему твердых тарифов и сборов. Уплаченные деньги проходили исключительно через городскую кассу.

Ситуационный план христианского кладбища строительный инженер Релли решил создать наподобие ансамбля садово-парковой архитектуры. Ведущая аллея и та, которая пересекала ее немного выше центра, образовывали символический латинский крест. Кладбище — и христианское, и еврейское — все больше приобретало репрезентативный вид, становясь центром творчества строителей, художников, выдающихся скульпторов и поэтов. Лабрадор, черный шведский гранит, белоснежный мрамор возили из Трансильвании, Добруджи, Подолья.

На этом кладбище — история Черновцов. Здесь покоятся бургомистры, депутаты австрийского парламента и буковинского сейма, выдающиеся врачи, ученые, писатели, художники. Гордость нации и города. Мемориалы с замершими в скорби ангелами, стелы, часовенки, родовые склепы — настоящие произведения искусства большой культурно-исторической ценности с покрытыми позолотой и серебром трогательными эпитафиями на немецком, идиш, латыни, польском, украинском — просьбы-надежды на светлый упокой отлетевшей в иные миры души.

Распродажа земли под будущие могилы

Со временем позолота на буквах стерлась. Ее некому было возобновить. В волнах многочисленных миграций — добровольных и принудительных — исчезали уважаемые черновицкие семьи. Места на семейных склепах для новых фамилий и дат так и остались незаполненными. Иногда на каменной стеле отмечалось имя (первые имена были на немецком или польском, последние, как правило, — на русском), год рождения, дальше черточка — и больше никаких сведений о том, кто хотел упокоиться в родной земле рядом со своими пращурами.

Кладбище приходило в упадок. Бесхозные склепы разворовывали, мраморные беседки, ажурные изгороди — замечательные образцы художественной обработки металла в технике литья и ковки — заросли плющом, могилы — травой. В 1992 году облгосадминистрация своим распоряжением взяла на государственный учет и под охрану Черновицкое городское кладбище №1 как историко-культурный комплекс, поручив горисполкому обеспечить необходимые меры по его сохранению и приведению в порядок. Через три года Черновицкий горсовет принимает решение о создании на территории кладбища историко-культурного заповедника, а затем реорганизует его в городское коммунальное предприятие «Историко-культурный заповедник «Кладбище по ул. Зеленой».

Назвав кладбище предприятием, город обрек его зарабатывать деньги, поскольку основная задача предприятия любой формы собственности — получать прибыль. Но кладбище на Зеленой (при Австрии и Румынии улица, кстати, называлась Кладбищенской) все эти годы финансируется из городского бюджета от департамента жилищно-коммунального хозяйства. Собственные поступления незначительны. Это в то время, когда вряд ли какое-то другое предприятие Буковины может похвастаться неисчерпаемым и полноводным источником зарубежных инвестиций, которые буквально сами плывут к рукам из Америки, Израиля, Австрии, Румынии, куда закинула судьба черновицких эмигрантов. Говорят, летом здесь ежедневно проходит денежной наличностью самое малое полтысячи долларов от бывших черновчан на приведение в порядок могил предков. Не говоря уже о щедрых благотворительных сборах, которые довольно часто передают еврейские общины на общее благоустройство кладбища.

Куда исчезают эти деньги вместе с теми, кто их принимает, — никто не знает. Ни через какую кассу они не проходят. Только понятно, что если бы те суммы с немалым количеством нулей расходовали по назначению, кладбище было бы золотым. Но на него смотреть больно и страшно. Особенно, как это ни странно, на еврейское, сюрреализм которого давно вышел из границ постижимого и пристойного. Здесь даже днем ходить страшно. Но ни городские власти, ни департамент жилищно-коммунального хозяйства, ни дирекция кладбища из-за этого не краснеют.

Поскольку официально это коммунальное предприятие выглядит беднее кладбищенской мыши и считается неприбыльным, в 1999 году горисполком выносит решение «Об улучшении содержания территории историко-культурного заповедника», расширяя перечень дополнительных платных услуг, которые кладбище может предоставлять. Среди них охранно-страховая плата и продажа «бесхозных» склепов. И если о странных манипуляциях с частными деньгами иностранных граждан городские чиновники могли еще с чистой совестью говорить: эти руки ничего не брали, кивая при этом на трудовой коллектив кладбища вместе с его руководством, то упомянутое решение делает их вместе с теми, кто его принимал, не просто соучастниками, а непосредственными организаторами противоправных действий, потянувших за собой не только финансовые злоупотребления, но и тяжкие моральные преступления.

Четкого учета, когда, кому и по какой цене продавать так называемые «бесхозные» могилы (а среди них — высокохудожественные произведения из дорогих материалов) не увидели даже прокуроры Первомайского района во время общей с сотрудниками областного отдела государственной службы борьбы с экономической преступностью проверки жалоб работников кладбища относительно нарушений действующего законодательства его администрацией. В конце концов, не это главное. Потому что, если послушать черновицких ревизоров, администрация кладбища торговала не только гробами.

В апреле этого года (подчеркнем, через семь лет с момента расширения исполкомом платных услуг) областное контрольно-ревизионное управление провело плановую проверку финансово-хозяйственной деятельности ГКП «Кладбище по ул. Зеленой», особо интересуясь, что же это за охранно-страховая плата, составляющая наибольший удельный вес в структуре доходов. На запрос КРУ городской глава Николай Федорук ответил, что это поиск и расчистка места, планово-накладные затраты и единый налог. Директор же кладбища Анжела Николаева объяснила ревизорам, что охранно-страховая плата берется с населения за место под погребение и для погребения. Иными словами, за 175 грн. и 30 коп. (почему такая сумма, почему не аукцион?) каждый желающий может купить себе кусок земли на старом черновицком кладбище рядом с бургомистрами и выдающимися писателями. 3,5 тыс. черновчан воспользовались таким случаем, приобретя себе право на будущую могилу. Из них 462 — уже там на основании справки об уплате ними за жизнь охранно-страховой платы. Еще 551 житель города ждет своего часа, заранее забронировав себе конкретное облюбованное место. Некоторые даже имеют памятники при жизни, хотя закон требует устанавливать их только на могилу.

КРУ сделало вывод, что «получение средств за предоставление услуг по охранно-страховой плате не предусмотрено действующим законодательством Украины. Закон «О погребении и похоронном деле» отмечает, что для погребения умерших места выделяют безвозмездно». Но этого никто не услышал.

Ужас на улице Зеленой

Следовательно, было нарушение закона или нет? И действительно ли, как утверждает областное КРУ, на кладбище фактически семь лет продают земельные участки, чего во время своих проверок, как это ни странно, не видит ни милиция, ни прокуратура? Если да, будут ли отвечать блюстители порядка за свою странную близорукость? У ревизоров однозначно более четкое зрение. По крайней мере, они установили, кто, когда и за какую цену приобрел бесхозные места для могил. А главное, что при этом делали с захороненными там покойниками.

В конце концов, дело не в деньгах и не в купле-продаже кладбищенской земли или за бесценок — старинной мраморной стелы с позолотой. Дело в том, что и место для могил, которые шли по договорным ценам, вдвое ниже официальных, и места под будущие погребения были с довеском — человеческими костями. Решение горисполкома от 1999 года по сути узаконило и дало зеленый свет вандализму, творящемуся у всех на глазах на территории историко-культурного заповедника (!) в неслыханных масштабах.

Еще при предыдущем директоре этого городского коммунального предприятия Валентине Шупени специально образованная комиссия признала таковыми, у которых нет хозяев, 47 склепов, своими актами обязывая их покупателей «сохранить имеющиеся там останки, перезахоронение осуществлять на близлежащей территории или собрать в ящик и оставить в самой могиле». На сегодня 21 склеп продан. Торговали ими даже через городской совет, причем немало документов, удостоверяющих факт покупки, якобы утрачено. Если они вообще были. Ничего не известно, что сделали новые хозяева склепов с прахом их предыдущих хозяев. Даже если при перезахоронении звучал траурный марш и «ружі пелюстки скидали», все равно был задет закон, не говоря уже о морали. Поскольку перезахоронение останков умерших допускается в исключительных случаях, по разрешению исполкома местного совета, при наличии вывода санэпидемслужбы о возможности эксгумации (вдруг там какая-то опасная инфекция!). Ни выводов СЭС, ни записей в книге, ни разрешения исполкома...

Так же, пренебрегая всеми человеческими законами, копали на кладбище свежие могилы. Вот что письменно засвидетельствовал землекоп Виктор Михайленко: «Я неоднократно соприкасался с фактами продажи земли директором А.Николаевой под захоронение на местах старых погребений. Старые кресты и изгороди с ее ведома выбрасывали, территорию расчищали и предлагали людям, уверяя, что там нет никакой могилы. Но, выкапывая яму, я лично не однажды натыкался на черепа, кости, остатки гроба, о чем сразу же докладывал начальству. Оно не реагировало на мои слова, более того, меня заставляли выбрасывать или перекапывать человеческие останки, поскольку процессия ждала погребения, да и за место заплатили. Я отказывался принимать участие в захоронениях на костях умерших. Тогда директор стала всеми методами добиваться моего увольнения. Я написал заявление в областную прокуратуру о вандализме. Ответ оттуда: «Факты не подтвердились». Но существуют фотографии и свидетельства моих коллег. Наконец, однажды по нашему вызову приехала милиция и составила акт о том, что делалось в свежевыкопанной могиле. У меня возникает вопрос: правовое ли у нас государство и кто так сильно покрывает злодеяния директора кладбища А.Николаевой?»

Сегодня руководство Черновцов пытается представить конфликт на кладбище как незначительные недоразумения в трудовом коллективе между молодой и неопытной директоршей и ее подчиненными, которые хотят жить по старым правилам и привычкам. Такого же мнения и сама Анжела Николаева. Но в многочисленных письмах и жалобах, которые пишут несколько лет подряд сотрудники кладбища во всевозможные инстанции, нет и намека на выяснение отношений с г-жой Николаевой. Есть ссылка на законы, которые она как руководитель нарушает в своей работе, и конкретные факты таких нарушений.

«Комиссия, которая должна обследовать места под будущие погребения, — говорится в одном из таких коллективных писем, где есть подписи Ю.Преступенко, В.Стасюк, В.Михайленко, К.Преступенко, Ф.Карауша, Т.Перащак и других сотрудников ГКП, стоявших возле истоков историко-культурного заповедника, — в этом году не подписала 145 актов. Это свидетельствует, что эти места А.Николаева самовольно продала под видом охранно-страховых услуг под будущие погребения, где уже или погребают, или строят надмогильные сооружения в нарушение Закона Украины «О погребении и похоронном деле», разрушая памятки истории, архитектуры, представляющие национальный фонд культурного наследия черновицких некрополей. Кроме того, что вообще недопустимо, по указаниям нынешнего директора осуществляют незаконные погребения в чужие могилы».

Суть в том, что хоронить на Зеленой негде. Еще в 1975 году на обоих кладбищах — христианском и иудейском — по решению исполкома Черновицкого горсовета были бессрочно прекращены новые погребения, поскольку комиссионным актом удостоверено, что «территория полностью использована под захоронение, резервные участки отсутствуют». Позволили только подхоранивать к могилам родственников или по специальному решению горисполкома «выдающихся и заслуженных людей перед партией и Отчизной». Такая осторожность обусловливалась еще и тем, что именно на этом кладбище в ХІХ в. хоронили жертв эпидемий холеры, чумы, тифа. Тем не менее в архивах не сохранились точные схемы расположения мест этих погребений. Никто не знает, что притаилось и вырвется из такой могилы, если нарушить ее покой.

Но 12 сентября этого года исполком Черновицкого горсовета непонятно на каких основаниях (зато понятно, с какой целью) отменяет решение исполкома 1975 года, а вместе с ним и ряд других постановлений, превращая заповедник в действующее кладбище, хорошо понимая, что погребать придется третьим-четвертым пластом могил. Только на этих днях, опять же после настойчивых обращений опальных работников заповедника прекратить в Черновцах вандализм, областная прокуратура подготовила (еще не вынесла) протест на это незаконное, по ее же словам, решение горисполкома.

Вообще предоставление ритуальных услуг — вовсе не основная задача этого специфического во всех отношениях предприятия. Для этого есть в городе другие кладбища. Потому что на Зеленой — не кладбище в обычном понимании. Это — историко-культурный заповедник, который следует реорганизовать в музей-заповедник национального значения и где должны заботиться о сохранении историко-культурного наследия, вести научно-поисковую, исследовательскую работу, увековечивать имена выдающихся деятелей, вести государственный учет памятников истории и культуры, их ремонт и реставрацию. Вместо этого их продают, уничтожают, а на том месте появляются новые склепы. Без разрешений и согласований. Без оглядки на общечеловеческую мораль.

Удивляет то, что, кроме контрольно-ревизионного управления, никто из власти не видит никаких нарушений. Мэр Николай Федорук месяц назад уверял (так искренне, как это умеет делать только Николай Трофимович), что конфликт на Зеленой для него большая новость. Хотя еще 7 июля городская прокуратура по результатам проверки ГКП вынесла на его имя предписание относительно немедленного устранения выявленных нарушений законодательства, причин и условий, повлекших их возникновение. А возникли они не сегодня и не вчера. И «содействовало» тому решение горисполкома и бездеятельность прежде всего департамента жилищно-коммунального хозяйства, который своевременно не остановил противозаконные действия руководства подчиненного ему предприятия.

Еще в октябре прошлого года Первомайская райпрокуратура говорила о многочисленных нарушениях на этом коммунальном предприятии. Недавно по распоряжению городского головы проведено служебное расследование по фактам, изложенным в обращении членов первичной профсоюзной организации ГКП относительно ненадлежащего выполнения обязанностей директором А.Николаевой. Естественно, подтвердить вывод КРУ, что охранно-страховые услуги являются по сути продажей земельных участков, к тому же на местах бывших погребений, то есть на человеческих останках, — это все равно, что инициировать досрочные выборы мэра и открытие нескольких громких уголовных дел против черновицких высоких должностных лиц. Но комиссия, возглавляемая первым заместителем директора департамента жилищно-коммунального хозяйства А.Юрчаком (можно сказать, что господин Юрчак проверял самого себя, своего шефа О.Шумейко, а заодно мэра Н.Федорука, поэтому в объективность его выводов верится по-особому), все же засвидетельствовала несколько удивительных фактов: дирекция кладбища не обладает в полном объеме информацией относительно забронированных мест в результате уплаты охранно-страховой суммы, как и вообще реальной базой погребений на территории двух кладбищ, а директор не могла показать в полном объеме акты комиссий по обследованию мест, выделенных под погребение.

А поэтому всем, кто купил себе место на кладбище по ул. Зеленой, советуем самим тщательно обследовать свою будущую могилу, чтобы потом не мешали чужие кости. Поскольку члены комиссии засвидетельствовали: во время обустройства могил действительно были случаи выкапывания останков умерших.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК