"Это вранье экологов закончится плохо..."

24 сентября, 2016, 00:00 Распечатать

Национальные природные парки превратились в механизм разбазаривания земель территориальных громад.

Территориальная громада села Пистынь первой из сел Ивано-Франковщины встала на защиту своих конституционных прав распоряжаться своей землей и самоуправляться в своих административных границах. А без этого все разговоры о демократическом устройстве государства и децентрализации власти — пустой звук. 

Село для нацпарка или парк для села? 

Пистынь издавна был одним из самых больших и самых богатых сел Прикарпатья. К тому же селом стало называться сравнительно недавно. Пистынь имел развитую промышленность, городскую застройку и в 1756 г. получил Магдебургское право. Поэтому приверженность принципам самоуправления у его жителей, как говорится, в крови. 

Жизнь селу перевернул президентский указ 2002 г. Без опроса жителей ни села Пистынь, ни других сел, словно их вообще не существует, свыше 32 тыс. га в Косовском районе (треть его территории, причем земли с высоким экономическим потенциалом, вплотную к сельским улицам) были объявлены природно-заповедным фондом и переданы новообразованному национальному природному парку "Гуцульщина" — вместе с пастбищами, государственными эксплуатационными лесами, а кое-где — с дорогами, туристическими усадьбами и кладбищами. "Гуцульщине", а точнее, Министерству экологии и природных ресурсов, которому парк подчинен, щедрым росчерком пера перешли законсервированные нефтегазовые месторождения, действующие карьеры и даже засвидетельствованные государственными актами частные земельные участки. 

Президентский указ обязывал руководство парка в 6-месячный срок привести в порядок землеустроительную документацию. Но статус НПП "Гуцульщина" как законного землепользователя до сих пор под большим вопросом. Уже несколько лет он является предметом судебных споров, которые продолжаются между НПП и Пистынем. Государственной регистрации права землепользования, как того требует Земельный кодекс, у нацпарка нет. Землеотводы не сделаны, границы с соседними землепользователями не согласованы. 

В подтверждение своего права пользования косовскими землями дирекция НПП демонстрирует акт приема-передачи материальных ценностей в 2002 г. от тогдашних землепользователей. Документ подтверждает, что парку передали лесной фонд, а не земельные участки, в соответствии с требованиями земельного законодательства. 

Только в марте 2013 г. дирекция НПП заключила договор на разработку проекта землеустройства. Но графический план объекта (какого угодно — участка под застройку, квартиры или заповедника) вовсе не является документом, подтверждающим на него право собственности или пользования. По крайней мере год назад на запрос Пистынской сельрады, есть ли на ее административной территории такой землепользователь, как НПП "Гуцульщина", из районного отдела Госгеокадастра поступил официальный ответ: такого пользователя нет, официальными пользователями государственных земель лесохозяйственного назначения значатся государственное предприятие "Кутский лесхоз" и коммунальное "Агролес". 

Впрочем, дирекция парка с первых дней его создания считала себя едва ли не полноправным землевладельцем и взялась регулировать хозяйственную деятельность на Косовщине, ограничивая развитие предпринимательства, а с ним — развитие сел и поселков. Заповедный статус земель накладывает существенные ограничения на их хозяйственное использование. Кстати, согласия законных землепользователей и владельцев земельных участков попасть в заповедную зону тоже никто не спрашивал. 

Пасешь овец — плати штраф 

Все шло к скандалу. Он взорвался на всю страну, когда руководство НПП решило оштрафовать на 35 тыс. грн (в то время неслыханные для селян деньги!) фермера из горного села Космач за то, что тот пас отару в арендованной частной горной долине, не ведая о ее заповедности и особом режиме использования. Как свидетельствуют собранные Косовской райрадой материалы, во многих селах жаловались также на перекопанные сотрудниками парка дороги к лесам, по которым жители гор издавна ходили по грибы и ягоды, вели скот на травостои. 

Крайне возмущенные власти 13 прикарпатских сел в 2005 г., по результатам местных референдумов, запретили "Гуцульщине" заходить в свои административные границы. В защиту интересов селян встала Косовская районная рада, обратившись к Виктору Ющенко с просьбой пересмотреть границы заповедных зон или вообще отменить указ Леонида Кучмы о создании НПП "Гуцульщина". 

"Мы выступаем не против парка, а против беззакония его руководства. Провозглашая на словах своей задачей охрану и защиту природы, на деле национальный природный парк начал распоряжаться нашими землями, да еще и развернул на них масштабную и противозаконную предпринимательскую деятельность", — подчеркивают косовские активисты в своих многочисленных обращениях к властным структурам: от Администрации президента до Ивано-Франковской областной рады. 

Но за 14 лет никто на обращения активистов и территориальных громад Косовщины и ее органов власти так и не отреагировал по сути. А суть, в конце концов, сводится к ответу на простой вопрос: зачем было создавать заповедный фонд в эксплуатационных лесах, на пастбищах, огородах сельчан и сельских землях запаса, которые являются основой социально-экономического развития территориальных громад? Не только по житейской логике, но и по действующему законодательству национальные природные парки не могут включать все, что кому в голову взбредет, а только природные комплексы и объекты особой природоохранной, историко-культурной и эстетической ценности. 

"Согласитесь, для того чтобы охранять цветочные лужайки, деревья с гнездами редкостных птиц и облюбованными летучими мышами дуплами, совсем не обязательно превращать в заповедник треть территории всего района вплотную к населенным пунктам и этим ставить его на грань экономического коллапса, — отмечает голова Косовской райрады Павел Ванджурак. — Создавая природный парк, не учли природоохранных аспектов, а об интересах местных громад вообще не думали. Ограничение предпринимательства привело к сокращению рабочих мест, обеднению местных бюджетов. В свою очередь, отсутствие у людей работы, а следовательно, и средств к существованию порождает такие позорные явления, как самовольные рубки леса, массовая миграция населения за границу на заработки. В то же время мы видим, что НПП "Гуцульщина", прикрываясь режимом заповедности, ведет на наших землях интенсивную лесозаготовку. Но реализуает лесоматериалы вне аукциона, по сомнительным схемам, без уплаты земельного налога, регистрации земельных участков..." 

Косовцев также удивляет, почему в национальный природный парк не вошла, например, самая высокая в районе уникальная гора Грегит вулканического происхождения, почему не заинтересовали экологов древние святилища и горные ареалы краснокнижных растений. Вместе с тем НПП с размахом зашел на территорию косовских сел.

Ответ нашелся совсем недавно. Но об этом — чуть позже.

Думаем о птичках — забываем о людях

Не наша компетенция — обсуждать президентский указ. Конституция обязывает нас его выполнять. Территория природно-заповедного фонда очерчена, особый режим ее функционирования определен. Точка. Поэтому мы должны оформить до конца документацию на переданные нам государством земельные массивы и осуществлять на них научную, природоохранную деятельность, — вполне справедливо замечает неизменный со времен основания НПП его директор Василий Пророчук. 

— Но ведь на этой территории покутско-буковинских Карпат живут не только птицы и звери. Здесь испокон века живут люди. Десятки сел и хуторов, которым надо развиваться, обеспечивать людям жилье и работу, — возражает сельский голова Пистыня Тарас Бейсюк. — Не случайно Конституция Украины признает землю и природные ресурсы материальной и финансовой базой местного самоуправления, а также наделяет сельские рады правом регулировать земельные отношения на своей административной территории. Наконец, земля и люди — это неотъемлемое, это и является селом. Наш Пистынь развивается, в нем свыше четырех тысяч жителей и едва ли не самый большой в Украине показатель прироста населения. У нас много молодых семей, которые хотят строиться, жить и работать в родном селе, а не ехать куда глаза глядят. Громада переживает за свое село, за его социально-экономическое развитие. Поэтому мы не разрешим незаконно захватывать и разворовывать наши земли. 

— Мы не враги нашим людям, мы не против развития сел, — говорит на это Василий Пророчук. — Но пойдет ли на пользу Карпатам ограничение деятельности национального природного парка? Я в целом убежден, что все Карпаты необходимо объявить природно-заповедным фондом и запретить там какие-либо рубки леса. Хотя, с другой стороны, что тогда делать с десятками тысяч гектаров засохших елей, которые надо срочно рубить? И с чего же тогда жить местным жителям?..

Действительно, леса, с их горными долинами, богатыми природными ресурсами, а следовательно, с деревоперерабатывающей, туристической отраслью — основа жизни в Карпатах. В результате выполнения указа президента в заповедном фонде, т.е. в руках Минэкологии и "Гуцульщины", оказалось 75% лесов района. Коммунальное предприятие "Агролес" отписало парку 816 га бывших колхозных лесов, в которых издавна вели хозяйство близлежащие села. Нет никакого объяснения, тем более научного обоснования, уникальности этих рукотворных молодых елочных насаждений. Другой землепользователь — Кутский гослесхоз — в добровольно-принудительном порядке отдал НПП в постоянное пользование вместе со своим недвижимым имуществом 7,6 тыс. га элитных лесов (не земель!), выпестованных не одним поколениям лесоводов. Еще 15 тыс. лесных гектаров оказались в парке без изъятия и без какого-либо возмещения. Потеряв леса, в лесхозе вынуждены были ликвидировать Яблуневское лесничество, закрыть деревоперерабатывающие цеха. При том, что в отдаленных горных селах найти людям работу — большая проблема. 

Землю громад — в частную собственность

Думаете, в тех лесах парк развернул научно-заповедную работу, развивает туризм? Начал их рубить направо и налево, без какого-либо контроля! Поскольку кто же будет контролировать экологов? Разве что сами себя, — рассказывает общественный активист Пистыня Андрей Ониськив. — Громада нашего села в апреле 2011 г. инициировала проверку деятельности НПП, правоохранительные органы обнаружили 224 куб. м незаконно срубленной древесины в заповедных зонах. Это только небольшой эпизод. Но больше всего возмущает то, что руководство "Гуцульщины", без какого-либо согласования с сельскими радами, в административных границах сел начало захватывать и раздавать земельные участки зеленых зон, пригодные для развития туризма и рекреации... 

Больше половины административной территории Пистыня президентский указ отдал "Гуцульщине". Но поскольку руководство НПП не имело документов на право пользования пистынской землей, часть этих участков вошла в генплан развития и застройки села, утвержденный в июле 2013 г. Генплан — удовольствие не из дешевых. Необходимые 100 тыс. грн собрали всем селом. (Кстати, национальному природному парку изготовление земельной документации, а также другие затраты щедро оплачивает государственный бюджет.) И вот во время его подготовки открылись факты, ужаснувшие не только жителей Пистыня. 

— На публичной кадастровой карте страны мы увидели, что неизвестные лица, скорее всего — подставные, уже разобрали в частную собственность 343 га нашей земли, которую НПП взял под охрану и в пользование, — рассказывает депутат Пистынской сельрады Петр Плихтяк. — Значит, нацпарк создавали, чтобы забрать у нас землю и тихонько раздать ее, распродать? Сотрудники нацпарка о себе также не забыли. На приватизированных в лесу земельных участках уже построены роскошные имения. А нам теперь проблематично выделить землю участникам АТО — нашим односельчанам... 

Начали смотреть на карте соседнее село Шешоры, жемчужину карпатского туризма, земли которого также под "Гуцульщиной". А там 2,7 тыс. га частных участков с 15 кадастровыми номерами рядом со знаменитыми Шешорскими серебристыми водопадами, где едва ли не самая дорогая земля во всех Карпатах. 

 — К чему здесь наш парк? — удивляется его неизменный руководитель Василий Пророчук. — Да, это наша территория. Но мы не знаем, кто пораздавал в частную собственность заповедные земли государственного лесфонда. Это не мы, для нас это тоже новость. Это самоуправство сельских рад. Уверяю, если бы не "Гуцульщина", здесь уже давно вырубили бы весь лес и распродали всю землю. Считайте, мы остановили масштабный земельно-лесной дерибан. Поэтому сельские рады и настроены против нас. Поэтому идет такая война...

Узлы косовского конфликта затягиваются все туже. Даже суды беспомощно разводят руками, блуждая между статьями Земельного, Лесного кодексов и Закона "О природно-заповедном фонде". Но все его участники, включая районную и областную власть, едины в одном: бардак (другого слова не подобрать) с землей в национальных природных парках удобен тем дельцам, которые, прикрываясь лозунгами охраны природы, проводят махинации, еще и за государственные средства, по присвоению общенародного ресурса. Поэтому и создают заповедники в богатых древесиной эксплуатационных лесах и около сел, где сегодня за сотку просят не менее двух тысяч долларов. 

— Во всем мире национальные природные парки — эффективный механизм для развития громад, обогащения местных бюджетов. У нас же, как видим, это уменьшение рабочих мест, свертывание предпринимательства, инвестиций. Множество примеров заброшенных на полпути инвестпроектов в сфере туризма, не говоря уж о традиционных для Косовщины отраслях — лесоводстве и деревообработке. А главное, заповедный фонд — это прикрытие для афер с землей и бюджетными средствами, — продолжает разговор общественный активист Андрей Ониськив. — За свою землю надо бороться. Мы рассказали обо всех выявленных в "Гуцульщине" нарушениях министру экологии Остапу Семераку. Он обещал общественности во всем разобраться и назначить другого директора. Поскольку это руководство идею парка уничтожило. Куда ни кинь — вранье и кражи. 

— Разобраться с землей в треугольнике "нацпарк—громады—лесхозы" очень трудно. Порядка нет, — говорит первый заместитель председателя Ивано-Франковской облгосадминистрации Сергей Басараб. — Проводим землеустройство между этими субъектами. Но при этом и Киеву, и Ивано-Франковску однозначно надо думать об экономических и социальных последствиях превращения в заповедники значительных территорий, на которых базируется экономика сел и районов, особенно горных...

Следственный отдел Косовского отделения областного управления Национальной полиции сейчас ведет досудебное расследование в деле в отношении должностных лиц НПП "Гуцульщина" и Шешорской сельрады. Правоохранители считают, что эти руководители, злоупотребляя служебным положением, незаконно передали в пользу третьих лиц 4,2 га природно-заповедного фонда.

Ивано-Франковская областная прокуратура открыла четыре уголовных производства по фактам служебной халатности сотрудников другого национального природного парка — Карпатского, которое ведет хозяйство на землях г. Яремча, Микуличинской, Ворохтянской и Татаровской сельских рад. "Вместе с чиновниками районных отделов земельных ресурсов они согласовали и передали в частную собственность участки общей площадью 7,4 га, которые относятся к землям природно-заповедного назначения Карпатского НПП. Вследствие неправомерных действий государственным интересам причинен ущерб почти на 2,6 млн. грн", — сообщили в прокуратуре Ивано-Франковской области.

Спекуляция святыми именами

А конфликт все нарастает. В селах созданы общественные комитеты. Активисты перекрывают дороги, устраивают митинги (порой весьма бурные) под админстроениями НПП и стенами Минэкологии и Верховной Рады, требуя от экологов учитывать интересы территориальных громад, прекратить уничтожать природные ресурсы и разбазаривать земли, а от правоохранителей — довести до конца уголовные производства против дирекции "Гуцульщины" в делах нецелевого использования бюджетных средств и незаконных рубок в заповедной зоне. 

В ответ экологическая общественность во главе с НПП называет эти выступления проплаченными сборищами не совсем трезвых молодых людей, обвиняет руководство Пистыня в рейдерском захвате своей земли, в организации едва ли не вооруженного нападения на административные помещения, а генеральный план развития села и его новые границы считает, ни много ни мало, — ограблением державы Украина. 

Но самые большие страсти взрослых, с баталиями, взаимными обвинениями и обидами, бурлят вокруг Имения Святого Николая — центра культуры, морали и патриотического воспитания молодежи не только Прикарпатья, но и всей страны. В удивительно красивую гуцульскую усадьбу, построенную почти в самом Пистыне, в гости к Святому Николаю дети едут отовсюду. 

Само имение с большим двором, домиками, площадками отдыха занимает участок около одного гектара. Но в марте 2013 г. правительство Азарова, дублируя президентский указ 2002 г., издает распоряжение отдельно изъять на территории Пистынской сельрады 116 га и отдать в распоряжение Минэкологии и в постоянное пользование "Гуцульщине". Через несколько месяцев появляется аналогичное распоряжение об изъятии еще 6,6 га. Об Имении Святого Николая в них ни слова. 

У Пистыня с его генпланом развития никто ничего не спрашивает. Кабмин продолжает смотреть на карпатское село, как европейские колонизаторы на африканские поселения. Пистынь, который уже видел, как в заповедных зонах сотни государственных гектаров вдруг превращаются в частные, восстал против такого своеволия высоких должностных лиц. А тут — Революция достоинства.

— Мы шли на Майдан с большой надеждой, что новая украинская власть, кроме всего, услышит села, повернется к нам лицом, — рассказывает активист Андрей Ониськив. — Но пока мы стояли на Майдане, Минэкологии, продолжая деяния клики Януковича, несмотря на многочисленные обращения громады нашего села, в январе 2014 г. согласовало парку землеустроительную документацию на изготовление отдельного государственного акта на право владения и пользования нашей землей. У нас есть все основания считать, что дело Януковича по разворовыванию государственных земель и земель территориальных громад Прикарпатья живет и процветает. А национальные природные парки остаются коррупционной составляющей центральной власти, с помощью которой можно прибрать к рукам рыночно привлекательные земельные участки... 

Министерство экологии и природных ресурсов, несущее от лица государства ответственность перед народом Украины за использование земель государственного заповедного фонда, еще ни разу не отреагировало на факты появления частных земель в государственных заповедниках, не дало оценку природопользованию в них. Наоборот, инициирует значительное расширение границ НПП, в том числе "Гуцульщины", опять же несмотря на мнение местных громад и местной власти. 

Резервация для карпатских громад?

 

Пятнадцать лет назад замысел "Гуцульщины" сводился не только к созданию национального природного парка. Парк был составляющей грандиозного проекта: на заповедной территории Косовщины едва ли не с нуля должно было появиться гуцульское село — искусственно созданное, но с настоящими домами, хозяйственными усадьбами, с настоящими жителями, которые сохраняли бы древние традиции гуцулов, их быт, ремесла, в целом — жизнеустройство в будни и праздники. Сотни миллионов гривен на реализацию проекта планировали получить из государственного бюджета, а потом получать финансирование от хозяйственной деятельности на полученной земле, а также от туристов, которые ехали бы на это чудо посмотреть, пожить среди природы, как жили наши предки в древние времена. 

— Но о живых селах с их историей и настоятельными проблемами не думали ни тогда, ни сейчас, — говорит сельский голова Пистыня Тарас Бейсюк. — По большому счету, лишив территориальные громады и сельские рады права контролировать использование и распоряжаться землей за пределами населенных пунктов, сельское население загнали в резервацию, и вспоминают о нас только во время выборов. Хотя Конституция признает село, вместе с поселком и городом, базовой единицей административно-территориального устройства нашего государства... 

Конфликт Пистыня и "Гуцульщины" — значительно больше, чем спор "за межу и грушу" между сельрадой и природным национальным парком. Это — решение самых злободневных вопросов: об административно-территориальном устройстве страны, полномочии местных рад, наконец — о судьбе провозглашенной реформы по децентрализации и развитию местного самоуправления. Со всех трибун только и слышно о передаче власти на места и создании экономически и финансово состоятельных территориальных громад. На деле — громады отстранены от своего основного ресурса — земли, а следовательно, от влияния на доходную часть своих бюджетов. Потом удивляемся — почему у нас такие бедные села?..

— Исполнительная власть всегда стремилась ограничить в свою пользу полномочия местного самоуправления, особенно в пользовании землей и природными ресурсами, — отмечает председатель подкомитета по вопросам местных органов исполнительной власти и территориального устройства Верховной Рады, народный депутат Николай Федорук (многолетний мэр Черновиц, кстати). — Правление Януковича довело ситуацию до абсурда, когда, несмотря на Конституцию, изменениями в ряд законов полномочия сельских, поселковых голов и местных рад были ограничены границами населенного пункта. Это дало безграничные возможности центральной власти бесконтрольно использовать ресурсы территориальных громад, прикрываясь интересами государства. Теперь идут ожесточенные дискуссии именно по поводу распоряжения землей за пределами населенных пунктов. Убежден, основой управления в государстве должны быть территориальные громады. Через местные органы власти они должны распоряжаться землями всех категорий в административных пределах своей рады, а не только населенного пункта. Это и будет шагом к реальной децентрализации власти в стране, а также к реализации основной цели реформы местного самоуправления — созданию состоятельных, по-государственному активных территориальных громад. Но со стороны центральной власти эти предложения сталкиваются с серьезным сопротивлением. Распоряжение землей никто не хочет выпускать из рук...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Олег Листопад Олег Листопад 28 вересня, 14:44 Тепер подивимося на іншого "експерта", згаданого у статті. Він, виявляється, має кримінальне минуле: Це такий собі П. Пліхтяк, який хоче сам стати директором парку "Гуцульщина": "Претендент на директора нацпарка Гуцульщина лесничий Плихтяк был уголовно судим На днях закончился конкурс на директора нацпарка Гуцульщина. Рвавшийся стать директором парка лесничий Косовского лесничества Кутского лесхоза, не смог победить. Как к конкурсу мог быть допущен человек, который еще в 2004 г. Косовским райсудом обвинялся по ст. 367 Уголовного кодекса Украины ( служебная халатность) за махинации во время сплошных рубок в подчиненном ему Косовском лесничестве и не сел за решетку только потому, что коллектив взял его на поруки? Деталі і документи тут: http://ecoethics.ru/pretendent-na-direktora-natsparka-gutsulshhina-lesnichiy-plihtyak-byil-ugolovno-sudim/ согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно