Абсолютная заповедность vs Человек

14 августа, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №28-29, 14 августа-21 августа

Любую хорошую идею при желании можно довести до абсурда, что наблюдаем на примере заповедного дела Украины. Как это ни удивительно, но сохранению заповедников угрожают их рьяные защитники — сторонники т.н. концепции абсолютной заповедности.

 

Любую хорошую идею при желании можно довести до абсурда, что наблюдаем на примере заповедного дела Украины. Как это ни удивительно, но сохранению заповедников угрожают их рьяные защитники — сторонники т.н. концепции абсолютной заповедности. Об абсолютной заповедности можно найти много книг, брошюр, буклетов и статей. Уже несколько лет подряд ряд "экоактивистов" торпедируют украинские заповедники, Национальную академию наук Украины, Министерство экологии и природных ресурсов Украины, стараясь правдами и неправдами внедрить эту концепцию в заповедное дело Украины. Несколько строк об истории заповедного дела в Украине помогут читателю понять ситуацию.

Еще во времена императорской России, ссылаясь на западные идеи, прогрессивные представители интеллигенции предложили создать в России что-то наподобие американских национальных парков. Первым слово "заповедник" предложил более 100 лет назад известный биолог Г.Кожевников. Именно его прогрессивные на то время высказывания сегодня пытаются положить в основу "концепции абсолютной заповедности": "Конечно, наряду с полностью отданными на волю судьбы заповедными участками, могут быть и заповедные участки другого типа с целью размножения дичи, где допускается регулирование естественных условий. Однако это никак не преуменьшает потребность иметь заповедные участки в строгом значении этого слова, где бы отсутствовало любое вмешательство человеческой деятельности… Относительно флоры необходимо отменить прорубку просек, подчистку леса, даже сенокос и уж, конечно, всякие посевы и посадки. Не надо ничего убирать, ничего добавлять, ничего улучшать. Надо оставить природу самой себе и наблюдать результаты… В природе действуют такие мощные саморегулируемые силы, что нам совсем не нужно беспокоиться, что нарушится равновесие. Только оставив природу самой себе, мы можем изучать ее законы". Концепция предусматривает запрет на территории любых хозяйственных, регуляционных и других мероприятий. Согласно ей заповедник — это естественная лаборатория, в которой можно наблюдать за естественными процессами без какого-либо вмешательства человека.

Г.Кожевников и другие природоохранители призвали государство создавать заповедники — большие по площади нетронутые участки дикой природы, которой в то время в Российской империи действительно было много. Кроме того, Г.Кожевников, будучи, безусловно, Гуманистом с большой буквы, предлагал также создавать заповедники для сохранности небольших народов, густо населявших тогдашние Сибирь, Поволжье и Дальний Восток. Об этом он даже докладывал на всемирной конференции по охране природы в 1913 г. Однако никакого заповедника ни "для заповедности", ни для "туземных народов" создать так и не удалось. Лишь в отдаленных восточных районах империи создали заповедники для охраны соболя, да и те для поддержания ресурса этого ценного пушного зверя. Империя развалилась, и уже революционно настроенные природоохранители продолжили дело создания заповедников. 

На землях Украины в 1919 г. природоохранной территорией под названием "народный заповедный парк" объявили Асканию-Нову, а в 1921-м — "государственным рыбным заповедником" — Конча-Заспу. Создание каждого заповедника уже почти 100-летие остается непростой задачей, поэтому только благодаря отчаянным усилиям в разные годы ученым, интеллигенции удавалось добиться заповедности самых ценных уголков. Обычно это места, известные среди ученых как участки скопления редчайших видов растений и животных, или ценные по другим причинам. Одним словом, с 1908 г. и по сей день ни один заповедник в Украине не создавался ради воплощения идеи абсолютной заповедности, которая всегда оставалась красивой философской идеей. Фактически создание всех заповедников было и является мерой спасения популяций редчайших видов флоры и фауны. До обретения охранительного статуса все степные заповедники были пастбищами, а лесные — лесами, в которых велось лесное хозяйство. Предоставление этим территориям заповедного статуса остановило там непомерную хозяйственную деятельность, но не сделало их дикой природой. Любой вид растений или животных, ради сохранения которого создали тот или иной заповедник, сохранился здесь в условиях, созданных при предыдущем хозяйствовании. Например, если в степи выпасать слишком много копытных, они станут угрозой сохранению редчайших растений. Но если их убрать совсем, а к тому же еще и запретить сенокосы, — степь зарастет кустами, деревьями, среди которых немало растений-чужеземцев, заполонивших сегодня Украину. Для любого редчайшего растения, существовавшего, скажем, в условиях выпаса скота или сенокошения, полный отказ от таких мер станет не долгожданным облегчением, а, наоборот, — новыми условиями, в которых оно вряд ли выживет. По своей природе классическая степь, где доминируют злаки, — это пастбищная экосистема, и ее формирование, эволюционное развитие происходили в условиях выпаса животных. Доказано, что и луга, если их не скашивать и не выпасать на них скот, исчезнут, а в этих экосистемах тоже встречаются редчайшие виды. Так что же, такие типы экосистем не нужны в заповедниках?

В последние годы идеи абсолютной заповедности "гальванизировал" Киевский эколого-культурный центр, настаивающий на необходимости объявить в существующих заповедниках абсолютно заповедный режим. Абсолютная заповедность — это не режим, это отсутствие любого режима.

Отдельные защитники природы за образец берут ситуацию с заповедниками у нашего северо-восточного соседа, где сохранились безграничные массивы нетронутых лесов и целинных степей, а площади самих заповедников огромные. В Украине же не осталось естественных не затронутых человеком участков. Поэтому наши, даже самые большие по площади, заповедники фрагментированы на отдельные, менее затронутые участки, объявляемые заповедными. Именно такие участки подвергнутся самому негативному влиянию от агрессивного окружения. Это и проникновение инвазийных (интродуцированных) видов растений и животных, загрязнение воздуха и почвы вследствие деятельности человека и др. Все это и приводит к потере экосистемами возможности естественно самообновляться, и развитие их происходит по иному, искаженному сценарию. 

По нашему убеждению, охрана редчайших растений и животных может осуществляться и осуществляется за счет сохранения определенного режима окружающей их среды, обычно индивидуального, который, скорее всего, не устроит всех одновременно. Суслики, жившие в степях, после их зарастания перебрались на грунтовые дороги, роя норы между дорожными путями. Единственный в Украине эндемический род растений цимбохазма днепровская исчезает при отсутствии эрозионных участков и смыкании травостоя. Многие редчайшие орхидеи растут в переходных условиях на границе естественных и нарушенных группировок, что нашло отражение в теории "оттеснения реликтов". Грифы в Крымском заповеднике сохранились только потому, что их ежедневно подкармливают, поскольку на окружающих застроенных территориях и в горах их пищевая база — падаль диких копытных — отсутствует. Здесь на 500 га при условиях абсолютной заповедности полностью воссоздать естественную пищевую цепь просто невозможно, ее внедрение будет иметь прямо противоположный от ожидаемого эффект. И подобных примеров немало, поэтому именно такие природоохранные учреждения, как заповедники, должны обеспечивать сохранение этих ценных компонентов, а не пассивно наблюдать за процессами их исчезновения.

Согласно действующему законодательству, деятельность или бездеятельность администрации заповедника, которая приводит к исчезновению редчайших видов, должна влечь за собой крайне суровую ответственность. Например, для охраны крупнейшей популяции сурка в 20-х гг. прошлого века были созданы два заповедника: "Стрельцовская степь" и "сурковый" заповедник в Великобурлукском районе Харьковщины (этот не пережил сталинской ликвидации заповедников еще в довоенный период). Сурок живет лишь в пастбищных экосистемах с довольно низким травостоем, где он, поднявшись на задние лапы, может легко контролировать окружающую территорию. Стоит прекратить выпас и позволить высокотравным злакам и кустам подняться над степью — и сурок покинет насиженное место. После введения режима абсолютной заповедности большинство уникальной популяции сурков "Стрельцовской степи", ради которой территорию охраняли более 80 лет, перебралась из заповедника на выпасы в села Великоцк и Криничное, и даже в дворы местных жителей. Кто должен возмещать убытки, если животные или растения, ради которых создавали заповедник, исчезают с этой территории? 

На практике такая ответственность за сокращение численности и даже исчезновение с территории заповедника вида, занесенного в Красную книгу, или растительной группировки, занесенной в Зеленую книгу, не наступает. Но администрацию заповедника могут наказать, если установлен факт вырубки растений-чужеземцев, борьбу с которыми безжалостно ведут в странах Западной Европы. Где тут логика?

Чтобы понять, какие могут быть последствия, если оставить современные заповедники на произвол судьбы, следует все же прислушаться к ученым. Представление Кожевникова о достижении равновесия в естественных экосистемах, которые должны как губка напитываться и сохранять видовое многообразие, не подтвердились, ибо такое развитие идет по другим термодинамическим законам. Согласно им экосистемы не могут существовать в стабильном состоянии, а все время изменяются. При этом происходит нарастание конкуренции и вытеснение редчайших видов, потому они и нуждаются в защите. Движущей силой этого процесса является изменение энергетического потенциала экосистемы. Чтобы сохранить ее нынешнее состояние, необходимо забирать определенную часть энергии экосистемы.

В степях, травянистых неуравновешенных экосистемах создается критическая ситуация, поскольку излишек энергии здесь аккумулируется в почве, изменяя ее свойства: насыщенность гумусом и азотом, влажность, кислотность и т.п. Это приводит к появлению разнотравья, кустарников, зарастанию агрессивными древесными растениями. До освоения степей человеком излишек энергии здесь изымали дикие травоядные животные. В освоенных степях их сменили домашние копытные. Попытка сохранить степи без изъятия излишков энергии создала для степных заповедников довольно сложную проблему. Особую остроту она приобрела еще в 1960-е, когда выяснилось, что из-за отсутствия выпаса в условиях абсолютного заповедания мы начинаем терять саму степь. Известные ученые-степеведы Е.Лавренко, Г.Билык, В.Осичнюк предложили ввести сенокошение, но это кардинально ситуацию не изменило — защелачивание и зарастание кустарником степных участков сегодня набирает темпы. Этот процесс стимулируется и климатическими изменениями. Мы теряем степные экосистемы. Возникает дилемма: либо мы должны охранять в заповедниках виды и группировки, ради которых создавался заповедник, либо только наблюдать за процессами изменения, в результате чего сформируются тривиальные кустарники, а затем лесные группировки? Согласно Декларации ООН, принятой в Рио-де-Жанейро (1992), акцент в охране природы смещается именно на сохранение биологического и ландшафтного многообразия. Такой подход, по сути, противоречит режиму абсолютной заповедности, и во многих странах Западной Европы от нее отказались, поскольку форма абсолютной заповедности противоречит идее и цели, которая ставилась во время создания заповедников.

Есть несколько вариантов решения этой проблемы: выпас, сенокошение, даже периодические контролируемые палы в степях для изъятия избыточной биомассы и сохранения форм биоразнообразия, ради которых создавался определенный заповедный объект. Но действующее законодательство запрещает любое вмешательство в естественные процессы на территории заповедника. Заповедные объекты, каждый из которых уникален, требуют не унификации подходов к их деятельности, не введения абсолютной заповедности, а разработки положения, менеджмент-плана функционирования с учетом специфики каждой конкретной территории. Основная задача заповедников — сохранить биоразнообразие, а не реализовать какую-то философскую концепцию. Для степных заповедников необходимо ввести регуляторные механизмы на основе достижений современных научных исследований, а не искусственной изоляции заповедника от внешнего мира.

В отличие от степей, лесные экосистемы развиваются по другому принципу и характеризуются высокой стабильностью, поскольку большие запасы энергии здесь аккумулируются в древостоях. Поэтому отказ от каких-либо хозяйственных мер в лесах действительно имеет шансы привести к обогащению природы лесного заповедника. Потому что здесь т.н. санитарными мерами уничтожаются вековые леса, дуплистые деревья, убирается мертвая древесина — а это все является средой существования более двух третей видов живых организмов, населяющих леса. Значительная часть видов, занесенных в Красную книгу, зависит от старовозрастных лесов, дуплистых деревьев или мертвой древесины. И только в заповедниках, где запрещено проводить санитарные вырубки, возможно их сохранение. Но такая стратегия тоже не имеет ничего общего с концепцией абсолютной заповедности.

Заповедники — это маленькие точечки на фоне измененной человеком природы, поэтому защитить их наблюдением и неприкосновенностью невозможно. Наоборот, необходимо использовать современные научные знания, чтобы не допустить деградации естественных экосистем, проникновения в них "чужих", несвойственных элементов, которые могут разрушить экосистему изнутри. Это в чем-то напоминает хирургическое вмешательство, когда врач, чтобы спасти жизнь, делает операцию.

В мировой практике нашли соответствующие формы спасения. Это создание т.н. биосферных резерватов с разными зонированием и режимами охраны. Отдельные зоны могут предусматривать и абсолютную заповедность. При этом биосферные резерваты имеют полифункциональное значение, т.к. обеспечивают развитие гармоничных отношений человека с природой, и местное население поддерживает создание таких заповедных объектов. В случае абсолютной заповедности мы ограждаем человека от заповедников, и они становятся чужими для общества.

Завершить хочется словами Д.Соловьева, создавшего проект первого заповедника для охраны соболя еще в 1916 г., и на основе наработок которого базируется природоохранное законодательство всех постсоветских стран: "Отсутствие абсолютной заповедности в заповедниках не должна мешать общему представлению о них как о памятниках природы: так же поддерживаются исторические памятники или памятники искусства с помощью подпорок, частичной реставрации и даже перенесения с места на место".

 
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Alexey Burkovskyy Alexey Burkovskyy 19 серпня, 16:09 Похоже авторы не видят проблему заповедников дальше их границ. Десятки тысяч га степей ГосЛесАгентсво пустило под плуг и затыкало растениями-чужеземцами, которые со временем перебираются и на заповедные территории, а об этом ни слова. Складывается впечатление, что учёные мужи видят природу в качестве какой-то статичной системы, которая не должна и не может изменяться под воздействием внешних факторов, в том числе и негативных, к сожалению. Если завтра климат станет здесь как в Тундре или Сахаре, то я не удивлюсь, что для поддержания биоразнообразия будет предложено включить в заповедниках обогреватели или наоборот кондиционеры. Да, сохранение биоразнообразия очень важный аспект. Но основной метод его сохранения это не создание тепличных условий в заповедниках (для этого есть зоопарки и другие категории ПЗФ, где можно вмешиваться), а расширение площади ПЗФ, т.е. расширение самих местообитаний редких видов, а не просто сохранение "маленьких точечек"!!! На этом нужно делать акцент. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №1287, 21 марта-27 марта Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно