«ЗАБЕРИТЕ У ЭТОЙ ВЛАСТИ ХОТЯ БЫ ТАРАСА ШЕВЧЕНКО

5 февраля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №5, 5 февраля-12 февраля

Как уже повелось, после Нового года газеты опубликовали окончательный список претендентов на соискание Государственной премии Украины имени Тараса Шевченко...

Как уже повелось, после Нового года газеты опубликовали окончательный список претендентов на соискание Государственной премии Украины имени Тараса Шевченко. И хотя список включает немало достойных деятелей украинской культуры, сам статус и история Шевченковской премии провоцируют размышления, которые, вне сомнения, будут неоднозначно восприняты широкой читательской аудиторией. Тем более - гуманитарной интеллигенцией, с пиететом воспринимающей символ высшего государственного отличия Украины в области культуры.

Н аипервейший вопрос,

встающий перед неуп-

режденным человеком, - с какой, собственно, стати государственные премии должны быть Шевченковскими? Ленинские и Сталинские премии носили свои названия вполне заслуженно: эти лица являлись основателями Советского Союза. Шевченко же не стоял у истоков украинской государственности: она была до него и возобновилась после него. Тарас Шевченко сделал куда большее: он заложил основы современной многоуровневой и многоцветной украинской культуры, то есть стал символом утверждения Украины как страны и украинцев как нации. А коль скоро это становится фактом, государственность раньше или позже не заставит себя ждать.

Но вернемся в историю современности. Так уж сложилось во времена хрущевской оттепели, что в 1961 году появились республиканские (затем - государственные) премии имени Шевченко, решение о присуждении которых утверждали ЦК Компартии Украины и Совет Министров УССР. Среди трехсот лауреатов Шевченковских премий советских времен было немало талантливых людей, но хватало и конъюнктурщиков, и певцов «величі радянської доби». Но суть дела даже не в последнем факте. Тридцать лет Шевченковская премия была знаком верности коммунистической власти, а претендентов на лауреатство тщательно фильтровал всемогущий КГБ. Затем вместе с остальными советскими и полусоветскими общественными и государственными институтами Шевченковская премия мирно переехала в эпоху независимости. Подобно остальным феноменам советского происхождения, она сразу же принарядилась, перекрасилась в сине-желтые цвета, но изменилась ли по существу? Или от того, что Шевченковская премия была посмертно присуждена Василю Стусу, ситуация принципиально изменилась? Ведь лауреатами остались и те, кто не просто был антагонистами Стуса, но и приложил немало усилий к физическому уничтожению гениального поэта, и те, кто продолжает исповедовать эстетические принципы «советской по содержанию» культуры.

Собственно говоря, как символизировала Шевченковская премия приемлемость чьего-то творчества для властной элиты, так и символизирует это поныне. Только место ЦК КПУ заняла президентская администрация. Кто не вписывается в цековское, простите, администрационно-президентское мировидение - тот премии не увидит. Лишним свидетельством этого стала не такая давняя история с отказом Шевченковского комитета от рассмотрения кандидатуры классика украинской гуманитаристики Юрия Шевелева (Шереха), ценность творчества которого в мире оценивается, пожалуй, выше, чем суммарное творческое достояние всех членов комитета по Шевченковской премии.

Именно исходя из факта моральной девальвации ценности Шевченковской премии в прошлом году один из ведущих современных украинских писателей Юрий Андрухович публично отказался принимать участие в соревновании за эту премию (а его кандидатура, согласно оценкам независимых экспертов, была «проходной»). Но желающих последовать примеру Андруховича пока что нет: и премия составляла в прошлом году аж пятнадцать тысяч гривен (ныне, в связи с инфляцией, она должна быть еще большей), что по нынешним временам вещь совсем не лишняя для писателя или художника, и имя Шевченко вроде бы сдерживает от резких шагов, и получить лауреатскую медаль из рук родного Украинского государства хочется.

А собственно, почему именно из рук государства, точнее - из рук существующей в данный момент президентской власти? Имеют ли право любые государственные и партийные деятели «приватизировать» возможность использования имени Шевченко? Тарас Шевченко, если подумать, был, есть и останется выше, чем государственные деятели, подписывающие документы о награждении мастеров культуры премией его имени. Но если подпись Президента Украинского государства под решением о присуждении Шевченковской премии еще базируется на какой-то логике («государство - верховный арбитр»), то с какой стати в комитет по Шевченковским премиям должны входить партийные деятели? Владимир Яворивский, возглавляющий этот комитет, является профессиональным литератором и неоднозначно воспринимаемым политиком, но может ли лидер одной из карликовых политических партий (или даже самой-самой большой и правящей) возглавлять комитет по Шевченковским премиям, по своему моральному статусу надпартийный и надполитический?

Наконец, еще одна проблема. Шевченковские премии основаны в советские времена как премии литературные и культурно-художественные. Наряду с ними существовали (и существуют) Государственные премии Украины по науке и технике. Логика коммунистического режима понятна: «дадим хохлам потешиться своим Шевченкой», но только в области культурной, чуть ли не этнографической. Украинство таким образом сводилось (и сводится) только к литераторам, художникам, кинематографистам и т.д. Реальные же достижения в областях, определяющих научно-технический прогресс, социальную сферу, образование, советское государство оценивало, не прибегая к использованию имени «селюка» Шевченко. Пусть, мол, пока не осуществлено полное слияние наций в едином могучем советском народе, поиграются со своей национальной (по форме!) культурой и со своим «революционным демократом» Шевченко в исключительно гуманитарном (точнее, художественно-филологическом) гетто.

Времена будто бы изменились, но реально действует старая, советская, цекистско-чекистская логика. Шевченковская премия остается отличием, которым государственное руководство награждает лояльных по отношению к нему деятелей культуры (а иногда и политиков), снимая подобной манифестацией с себя свою часть ответственности за реальное состояние украинской культуры. Кроме лояльных авторов премию присуждают еще и тем, кто не может от нее демонстративно отказаться: из числа уничтоженных советским режимом духовных оппозиционеров (таких, как Стус, о котором говорилось выше). Премированные лауреаты, скромно потупив взоры, демонстрируют свою признательность партии и правительству, то есть персонально руководителям Украинского государства. Мертвые молчат. Мертвым не больно. Больно тем, кто наблюдает этот спектакль.

Ведь именно те, кто распоряжается именем Шевченко, кому должны быть признательны за высокую награду мастера культуры, довели эту культуру до катастрофического состояния. На днях была опубликована официальная статистика: на душу населения в Украине печатается одна книга в год (да и то большей частью - из разряда учебной литературы). В Великобритании этот показатель составляет 20 книг, в Германии - 30, в постоянно сравниваемой с нами России - 3. То же, что живет и развивается в культуре, делает это не благодаря, а вопреки «заботе» со стороны власти, считающей выпуск сугубо научной литературы и деятельность негосударственных организаций «третьего сектора» коммерческими занятиями.

Но власти приходят и уходят! Поразмыслим над вещами более фундаментальными. Что же, собственно, делать? Вообще упразднить Шевченковскую премию, как считают некоторые писатели? Или, быть может, продолжать делать вид, что ничего не произошло и «советское» с «украинским» - близнецы-братья? Или поискать какой-то третий путь для десоветизации премии?

Позволю себе несколько собственных соображений (без какого-либо прикрытия со стороны авторитетов). Как представляется, для реального повышения статуса Шевченковской премии она, во-первых, должна перестать быть государственной. Премия должна присваиваться от имени всего украинского сообщества, а не только государства, фактически органов государственной власти. Как это осуществить? Премия должна стать международной, всемирной, равной ценности творчества Тараса Шевченко. Решать вопрос о присуждении премии должен международный общественный комитет из истинной элиты украинской (по духу, а не только по паспорту) культуры со всех континентов. Президент Украины, возможно, может быть рядовым членом такого комитета с правом совещательного голоса. Естественно, что лидеры партий (даже правящих) не должны входить в такой комитет, тем более возглавлять его.

Во-вторых, Шевченковская премия должна стать универсальной. Не только литературно-художественной, но и научной. Собственно, предметное поле Нобелевской премии дает приблизительное представление о том, какие области человеческой деятельности могла бы охватывать обновленная Шевченковская премия. Действительно, с точки зрения развития Украины, ее государственности и, в конце концов, ее культуры наивысших отличий заслуживает тот, кто предложит жизнеспособные модели экономического прогресса, алгоритмы решения актуальных социально-экономических проблем. Не логично ли, с позиции истинного украинского патриота, чтобы знак отличия за подобные достижения связывался с именем Шевченко?

В-третьих, чтобы разница между «советской» премией имени Шевченко и обновленной Шевченковской премией была более ощутимой, целесообразно оставить Государственные премии Украины в области науки, искусства, техники, образования. Ведь высшие властные институции имеют право от имени государства награждать художников и ученых за их вклад в государственное строительство. А нормальное демократическое государство нам еще строить и строить. Но! Рискую повториться еще раз: имеют ли право государственные мужи «приватизировать» и «огосударствлять» Шевченко? Или все-таки Шевченко таки выше всех политиков, выше всех властных институтов и является символом всей нации, а не только безопасного для забав власти литературно-художественного гетто?

И наконец - вместо постскриптума. Автор очень хотел (по вполне понятным соображениям) напечатать эту (именно эту!) статью на украинском языке. Ее оригинал - украиноязычный (поверьте, с тем же самым смыслом). Но... в стольном граде Киеве не нашлось достаточно смелой для этого украиноязычной газеты (журналы же, которые соглашались на такую публикацию, не успевали выйти в свет к очередному присуждению премии). Поэтому спасибо «Зеркалу недели», истинно украинскому («вільний розум і думка розкута») изданию.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно