Юбилейная варшавская

15 июля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 15 июля-29 июля

19—22 мая состоялась юбилейная, 50-я Варшавская международная книжная ярмарка. Ее участниками стали свыше 580 издательств из 27 стран...

19—22 мая состоялась юбилейная, 50-я Варшавская международная книжная ярмарка. Ее участниками стали свыше 580 издательств из 27 стран. Разместилась ярмарка на трех этажах Дома культуры и науки, заняв площадь более 10 тысяч кв. метров. За 4 дня ее посетили свыше 42 тысяч человек. Это сухие цифры для прессы, но за ними — событие, которое неизменно привлекает внимание специалистов книжного бизнеса из разных, не только европейских, стран, а также многочисленных книголюбов.

Несмотря на солидный юбилей, все происходило без излишней помпезности, вот только на торжественном открытии вручили государственные награды нескольким польским писателям и организаторам ярмарки. Присутствующие на открытии терялись в догадках, почему не было ни президента Польши Александра Квасьневского, ни мэра Варшавы, который всегда открывает ярмарку. наверное, главная причина — их упорная, не очень корректная политическая борьба, которая еще больше обострилась в связи с приближением президентских выборов. Компромат в СМИ льется буквально ведрами, сразу становится легче на сердце, что мы не одиноки во Вселенной… Президент Польши, впрочем, прислал очень достойного представителя — пана Ежи Бара, шефа Бюро национальной безопасности, такого себе польского Порошенко. Неплохой ход, мы уже давно твердим, что культура, информация и книгоиздательство — это столпы национальной безопасности, правда, власть пока что с нами не соглашается…

Почетным гостем ярмарки была Швейцария, и журналисты постоянно донимали организаторов вопросами, существует ли вообще швейцарская литература. Экспозиция из 1500 книг, представленная на площади 350 кв. метров, показывала, что вроде бы существует. Задумавшись, каждый вспоминал Фридриха Дюренматта, Макса Фриша, но вспомнить еще кого-нибудь больше не удавалось. На акциях, которые каждый час проводились на стенде, немного людей было, но не толпы, как в прошлом году у стендов россиян, а еще говорят, что поляки их не любят. Немного публику привлекла выставка швейцарских комиксов, которые считаются одними из самых комиксовых в мире. Швейцарцы гордятся своей мультикультурностью и открытостью: 12 авторов, которых они привезли, пишут на трех официальных языках — немецком, французском и итальянском, в дополнение, кое-кто имеет иностранное происхождение — русское, иранское, хорватское. Швейцарский книжный рынок очень неоднородный, впрочем, из-за этого «разнообразия» в разных регионах, во-первых, превалируют книги, изданные на «региональном» языке, во-вторых, спрос на них в разных регионах тоже очень отличается, поэтому определить какие-либо общенациональные бестселлеры невозможно. К тому же, еще одна «ужасная» информация — более 80% книг, проданных в Швейцарии, импортируются, но и швейцарские издатели имеют мощный сбыт в соседних странах.

Но эта выставка и сопутствующая культурная программа — традиционные уже художественные и фотовыставки, а также очень неожиданная «неформатная» презентация одного из «столпов» современной поп-культуры Дитера Маера вместе с группой «Yello» (напомню, эта группа «придумала» видеоклипы в начале восьмидесятых). А почему бы не похвалиться такими достижениями, если они известны во всем мире?

Я достаточно детально описываю экспозицию и программу Почетного гостя потому, что очень скоро в этой почетной ситуации окажемся мы, и нам придется доказывать, что украинская литература существует, что у нас есть культура и мы знаем, что интересует современного европейца: украинское правительство подало заявку на получение статуса почетного гостя Франкфурта-2008, а организаторы Варшавской ярмарки приглашают нас на 2007 год. И что делать? Соглашаться страшно, ибо кто же все это организует? Чтобы хорошо и резонансно выглядеть, надо, чтобы совпало несколько факторов: заинтересованность государства (в виде бюджетного финансирования), активность авторов и издателей в продвижении своих книг на западные рынки, а также хорошо «сыгранная» команда, способная выработать и реализовать эту большую, разветвленную, но идеологически целостную программу. Для тех, кто не знает, скажу: чтобы хорошо «прозвучать» во Франкфурте, надо представить программу, состоящую хотя бы из сотни мероприятий, а возможно, и больше, зато потом и резонанс будет соответствующий. Прошлогодняя презентация арабских стран упоминалась в прессе несколько тысяч раз, вырезок собралось на 500-страничный том, не считая теле- и радиопрограмм! Мощная промоция для государства, не так ли? Кроме того, каждая такая импреза — хорошее начало для культурного диалога…

А теперь возвратимся к самой ярмарке, ее организация очень напоминает форум издателей во Львове, точнее, — и я этого никогда не скрывала — форум устроен по образу Варшавской книжной ярмарки: это и определенная камерность (вопреки достаточно значительной экспозиционной площади, потеряться там невозможно), и насыщенность событиями, и некоторая провинциальность (Варшава, как и Львов или Киев, не принадлежит к мировым культурным или деловым столицам), поэтому приезд более-менее известного писателя превращается в грандиозное событие, о котором вспоминают наперебой все СМИ. Роднит нас, как выяснилось, и то, что за те 14 лет, как фирма ARS POLONA (организатор ярмарки) приватизировалась, уже дважды им пришлось отбиваться от настойчивых попыток отобрать у них эту ярмарку, мотивируя тем, что «не может частная структура проводить самую важную в стране ярмарку». Но в итоге все обошлось, потому что вмешалась общественность. С ярмарками в бывших социалистических странах произошло то же самое, к счастью, никому ничего поломать не удалось, но владельцы и организаторы десятков ярмарок создали неформальную коалицию, чтобы помогать друг другу в тяжелые минуты. Меня немедленно тоже приняли в эту коалицию, и теперь я знаю, что в случае чего «заграница нам поможет».

Ожесточенная дискуссия развернулась на общем собрании Польской книжной палаты, аналог нашей Ассоциации издателей и книгораспространителей Александра Афонина. Обсуждался проект закона о регулировании книжного рынка. Инициаторы этого закона считают, между прочим, что необходимо законодательно ввести такое регулирование книжного рынка, как фиксированная розничная цена. Это будет способствовать развитию добросовестной конкуренции, а также гарантирует равные возможности для покупателей в разных регионах. Против активно выступают крупные издатели попсовых бестселлеров и «эксклюзивные» дистрибьюторы, которые, получая супервысокие скидки от издательства, могут продавать эти книги по цене ниже, чем в небольших книжных магазинах. Что дальше — всем понятно: книжные магазины «умирают», рынок разваливается, большие стают еще большими, малые постепенно исчезают, что приводит к оскудению ассортимента. Инициаторов законопроекта задело то, что больше всего возражает против него польское отделение концерна Bertelsmann, которое в своей родной Германии молча подчиняется такому регулированию. Я провела блицопрос о необходимости введения у нас фиксированных розничных цен среди знакомых украинских издателей, и оказалось, что их эта тема вообще не интересует — наверное, еще не время.

Ведь ситуация с книгами в Польше, хоть все они и жалуются, на самом деле намного лучше, чем в Украине. При почти одинаковом количестве официально зарегистрированных издательств, в прошлом году они издали около 30 тысяч новых наименований книг и освоили оборот в 529 млн. евро. Прирост продаж составил свыше 6%, что является настоящим европейским рекордом. Похоже, после упадка на протяжении последних нескольких лет, польский книжный рынок снова на подъеме.

Об этом также свидетельствует развитие различных форм книжной торговли, начиная с так называемых книжных гипермаркетов (я просто влюблена в эти громадные книжные магазины — ничего общего ни с «Буквами», ни с «Орфеями», ни с другими российскими магазинами; там играет тихая музыка, стоят диванчики, проходы между шкафами широкие, расположение книг понятное, кроме того, работает компьютерный информационный сервис, и если покупатель не нашел нужную ему книгу, он может тут же сделать заказ…) и заканчивая увеличением нетрадиционных каналов дистрибуции, таких как продажа через газетные киоски, продажа по Интернету и с помощью почтовых каталогов. Продажа через традиционные книжные магазины все больше сужается, если бы в нашей стране руководители определенных институций внимательнее следили за тенденциями, возможно, они перестали бы настаивать на создании государственной сети книжных магазинов и вводить в заблуждение и общественность, и высшее руководство страны? Опыт многих стран показывает, что сейчас намного выгоднее развивать альтернативные каналы дистрибуции — они намного эффективнее, так как избавляют от диктата посредника, а также не нуждаются в больших одноразовых инвестициях, которые необходимы при создании громадной сети книжных магазинов (не менее 600 объектов), если инициаторы действительно хотят обеспечить книгами хотя бы каждый райцентр.

На Варшавской ярмарке можно также сориентироваться, возможна ли в Украине полноценная международная книжная ярмарка. На мой взгляд, пока это нереально по нескольким причинам. Во-первых, украинские издатели упустили свой шанс существовать в сознании западных издателей отдельно от российских приблизительно в середине девяностых годов (исключения лишь подтверждают правило) из-за своей чрезвычайно низкой активности и неповоротливости в сравнении с их российскими коллегами. С того времени россиянам удалось (не без нашего молчаливого согласия) убедить агентов, что Украина является таким себе «русскоязычным пространством», поэтому не стоит и напрягаться, чтобы найти контакты с украинскими издательствами, а что, разве это не так? Кто приведет пример украинского бестселлера, переведенного с любого языка мира («Гарри Поттера» и Коэльо не называть), тот получит от меня приз на форуме издателей.

Во-вторых, современный книжный рынок живет по очень жестким законам, и если издатель не видит для себя выгоды, пусть даже отдаленной во времени, ни с какой культурной или просветительской миссией он на новую ярмарку не поедет — этим занимаются министерства культуры, иностранных дел и различные культурные институции, призванные пропагандировать культуру своей страны за границей. Вот на такие экспозиции мы можем рассчитывать, тем более что потом книги, как правило, дарят библиотекам. Издательства же четко нацелены либо на продажу лицензий, либо на экспорт готовых книг (преимущественно курсов по изучению языков и научных), либо на совместные издания, что в нашем случае осуществить почти нереально, поскольку эти проекты нуждаются в чрезвычайной четкости и слаженности, ведь одновременно печатается цветная основа книжки, а потом пятой краской допечатывается текст. Все — начиная от количества знаков и срока исполнения перевода, заканчивая промокампанией, — должно быть настолько четко скоординировано, что я даже не решаюсь назвать издательство, которое сможет вклиниться в такой проект. Польский опыт показывает: оптимизм начала девяностых по поводу количества и тиражей переводных публикаций часто был безосновательным, сейчас оба эти показателя значительно уменьшились, мировые бестселлеры редко имеют сравнимые с другими странами тиражи, а часто вообще проваливаются, несмотря на вложенные в раскрутку средства. Отдельная проблема — продажа научных книг и журналов на иностранных языках: для польских библиотек и преобладающего большинства научных работников они остаются недоступными, прежде всего из-за цены (самые новые научные публикации стоят не одну сотню у.е.). В-третьих, количество ярмарок, задекларированных как международные, с каждым годом увеличивается, но только немногие из них смогут привлечь уважаемых иностранных участников, сейчас такие шансы имеют ярмарки в Пекине, Тайбеи, Сан-Паулу, Каире и Багдаде — благодаря величине и перспективности развития рынков, а также огромному количеству посетителей. Так, арабские ярмарки, которые продолжаются в течение двух недель, посещают до 1,5—2 миллионов человек (по проданным билетам!). Где уж тут тягаться форуму издателей или какой-нибудь из киевских ярмарок!

Пройти мимо украинского стенда было невозможно: справа — флаг Украины, слева — флаг Революции, посредине — необычайной красоты и размеров рушник, под ним — роскошные фолианты, изданные на средства налогоплательщиков (рассматривать можно, двигать — нет), на полках — книги, изданные в рамках программы социально значимых изданий, а также почему-то всем известные книги МАУПа. Стенд уютно расположился возле лестницы между двумя туалетами…

Но что бы там кто ни говорил, а ехать надо!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно