ВОЛЫНКА — РОДОМ С ВОЛЫНИ ДРЫМБУ, КАВАЛ, ТЕЛЫНКУ, ФУЕР В УКРАИНЕ МАЛО КТО ЗНАЕТ

16 мая, 2003, 00:00 Распечатать

Всегда интересно писать о людях увлеченных. Особенно если есть возможность использовать в рассказе о них эпитеты превосходных степеней...

Всегда интересно писать о людях увлеченных. Особенно если есть возможность использовать в рассказе о них эпитеты превосходных степеней. Радует, когда можно без всякого преувеличения употреблять такие слова, как «уникальный», «единственный в Украине и мире», «исключительно ценный» и т.д. Именно о таком человеке и пойдет речь.

Если не я, то кто?

Владимир Меслыцкий родился в 1969 году в селе Кутковцах Чемеровецкого района. Еще в детстве он взял в руки гармонь отца, бывшего неплохим музыкантом, и попытался играть, на слух подбирая популярные мелодии. Возможность учиться музыкальной грамоте появилась у Меслыцкого лишь в девятом классе, когда в соседнем селе открыли студию от районной музыкальной школы. Буквально за два года освоил всю школьную программу и поступил в Хмельницкое музыкальное училище. Затем армия, сверхсрочная служба, во время которой Владимир играл в оркестре Академии пограничных войск.

Украинскими народными инструментами Владимир заинтересовался в начале 90-х под влиянием известного хмельницкого музыканта, одного из сильнейших трубачей бывшего СССР, заслуженного артиста Владимира Штепы. Тот имел не только большую коллекцию инструментов, но и виртуозно играл на них, выступая с сольными номерами. Еще одним асом тех времен был народный артист Николай Попадюк, который работал в Киеве.

Однако неожиданно, практически в одночасье, молодые талантливые кумиры ушли из жизни. Сначала Попадюк, за ним в результате трагической нелепости — Штепа. А вместе с ними исчезла и школа игры на редких народных инструментах…

Спустя шесть лет возродить ее решил герой нашего повествования.

Уникальные инструменты

Прежде всего нужно было достать инструменты. Ведь ни в одном магазине мира вы не купите кавал или фуер. Их можно увидеть разве что в музее…

Меслыцкий обратился к родственникам Владимира Штепы, но те отказались обсуждать вопрос о продаже инструментов, мотивируя тем, что они дороги им как память. Правда, помогли выйти на мастеров, услугами которых пользовался когда-то Штепа. Как оказалось, их в Украине всего двое…

Дмитрий Левицкий когда-то работал в Черновицкой филармонии. После выхода на пенсию уехал в родное буковинское село. Старый мастер крайне удивился, услышав просьбу сделать инструменты: «Неужели сегодня это кого-то может интересовать?» Но, видя, как горят глаза у Меслыцкого, Левицкий отказать не смог: «Ладно, приезжай через полгода…» И вот мечта Владимира начала сбываться: у него появились дрымба, кавал, телынка, фуер, ребро, дидык и лира.

Пока черновицкий умелец работал над заказом, Владимир отыскал и другого специалиста по народным инструментам, Дмитрия Деменчука. Мастер «золотые руки» и великолепный музыкант проживал в то время в Киеве. Не сумев вписаться в жестокие реалии независимой Украины, он разрывался между соблазном уехать в Канаду, куда его звал к себе сын, и душевной тоской от страха разлуки с родной землей.

Деменчук также поразился просьбе Владимира. Меслыцкому вновь пришлось убеждать мастера в серьезности своих намерений возрождать традиции. В конце концов Деменчук не только пополнил его коллекцию рожком, зозулей, бугаем и другими инструментами собственного изготовления, но и пообещал изготовить волынку.

Принято считать этот инструмент исключительно шотландским. Но это не так. Волынка была известна во всем мире, а свое исконное название получила именно в географическом месте «рождения» и особой популярности — на Волыни. Более всего волынка была распространена в XVI — XVII веках. Впрочем, уже к ХХ столетию ее почти полностью вытеснили другие, менее трудоемкие в изготовлении, менее сложные в обращении инструменты…

Вскоре после того как волынка была готова, Деменчук, исполнив свой последний долг перед неласковой родиной, уехал в Канаду к сыну на ПМЖ, укладывать паркет...

Повезло Владимиру и со случайным знакомым из столицы: музыкант уступил ему свою уникальную казацкую сурму: «Береги ее. На ней в 1992-м я солировал в государственном народном оркестре во время записи гимна украинского казачества!».

А вот с приобретением еще одного, наверное, самого экзотического инструмента, связана целая история…

«Поющая» пила

В середине 70-х годов в одном хмельницком ресторане играл оркестр слепых музыкантов — местная достопримечательность. Одним из коронных номеров оркестра было соло на… пиле! Прозаичный плотницкий инвентарь в искусных руках музыканта издавал просто удивительные звуки! Меслыцкий загорелся желанием во что бы то ни стало найти такую же. Но где?

В поисках «поющей» пилы Владимир первым делом обратился к супруге покойного слепого музыканта. Однако женщина отказала ему: память о муже была ей дороже любых денег. Тогда Меслыцкий в надежде на удачу стал скупать все мало-мальски «перспективные» инструменты. Вскоре о странных изысканиях Владимира узнали торговцы на железоскобяном рынке, и стоило музыканту там появиться, как со всех сторон тащили пилы различных форм и размеров. Играя на деревенских свадьбах, Владимир частенько предлагал подвыпившим местным мужичкам продать свои старые пилы. И тогда со всех концов села чудаковатому музыканту несли ненужный инвентарь.

Эксперименты длились больше года и стоили Владимиру немалых нервов и средств. И вот когда уже стала угасать надежда, он вдруг вспомнил о старой семейной реликвии — пиле в доме родителей. Отец сразу сказал, что категорически против проб — этот инструмент привез дед Владимира из ссылки, куда попал в голодные 30-е. Этой пилой он долгие годы валил сибирскую тайгу. Кроме того, она до сих пор исправно «служила».

Однако после долгих уговоров отец все-таки сдался. И, о чудо! Дедова пила зазвучала! Сегодня в репертуаре виртуоза Меслыцкого есть оригинальный номер, пользующийся большой популярностью у слушателей, — «пение» той самой пилы.

Музыкальное путешествие во времени

Сейчас у Владимира уже около 20 редких народных инструментов. В общей сложности он потратил на их приобретение почти две тысячи долларов, часть из них сделал сам. Процесс пополнения коллекции идет практически непрерывно. Так, например, с первого международного фестиваля народного творчества «Родослав», прошедшего в 2000 году в Ивано-Франковске, музыкант привез трембиту и цукфлейту. Кстати, именно на этом фестивале хмельнитчанин впервые выступал перед широкой публикой.

Владимир рассказал, что после выступления на «Родославе» его плотным кольцом обступили гуцульские музыканты, в арсенале которых имелось не более трех-четырех инструментов и которые еще 10 минут назад считали себя единственными хранителями уходящих традиций. Их изумлению не было предела: «А звідки пан?!» — спрашивали они, с большим уважением рассматривая инструменты. Услышав, что из Хмельницкого, удивились еще больше: «А у вас там що, є гори?» — «Є, тільки маленькі...» — ответил музыкант, имея в виду подольские Товтры в родных Кутковцах.

Надо отметить, что выходу на сцену должна предшествовать кропотливая работа по подбору репертуара. Специфика большинства экспонатов коллекции такова, что сыграть на них современные украинские «хиты» очень сложно или же вообще невозможно. Поэтому в основном Меслыцкий подбирает для них «родные» мелодии. В результате слушатели дивятся не только самим инструментам, но и неповторимой старинной музыке. Выступление Владимира словно переносит их на 200 — 300 лет назад!

Казалось бы, после столь успешной премьеры можно ожидать массы приглашений на другие фестивали, концерты, смотры художественной самодеятельности. Но, к сожалению, этого не последовало. Вот уже почти два года, как в Украине музыкант практически не выступает. Почему? Он и сам затрудняется ответить. Лишь с горечью вздыхает: «Видимо, никому это не нужно…»

За державу обидно

За последние годы в составе фольклорного ансамбля «Жайвір» Владимир побывал в Англии, Бельгии, Голландии и других странах. Там наш земляк пользуется большой популярностью. И хотя, по словам Владимира, особой материальной выгоды европейские гастроли не приносят, зато дают великолепную возможность и мир посмотреть, и себя показать.

Беседуя с Меслыцким, понимаешь, что его деятельность не связана с карьерными амбициями. И не потому, что ему не нужны деньги (сегодня Владимир с семьей живет в общежитии, а его 5-летнему сыну сделали восемь сложных операций). Он прекрасно понимает, что, направив все усилия в коммерческо-музыкальное направление, заработал бы несравнимо больше.

Когда в конце 90-х Меслыцкий поднимал выпавшее «знамя» из рук Штепы и Попадюка, разговоры о национальной идее и возрождении самосознания украинцев вселяли уверенность, что его деятельность, направленная на сохранение культурных ценностей и народных традиций, получит хотя бы моральную поддержку со стороны людей, декларирующих эти принципы. К сожалению, ничего подобного пока не наблюдается.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно