ВЛАДИМИР ГРИШКО: ОДИН ШАНС ИЗ ТЫСЯЧИ

3 марта, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №9, 3 марта-10 марта

В Киев народный артист Украины Владимир Гришко, солист Национальной оперы и знаменитого нью-йоркского театра «Метрополитен-опера», прилетел из Америки на несколько дней, чтобы познакомиться… со своим сыном...

В Киев народный артист Украины Владимир Гришко, солист Национальной оперы и знаменитого нью-йоркского театра «Метрополитен-опера», прилетел из Америки на несколько дней, чтобы познакомиться… со своим сыном. Мальчик (кстати, его назвали в честь отца Володей) родился в декабре, когда артист находился в Нью-Орлеане. Времени в родном городе было в обрез, но все же выдающийся певец, лауреат международных конкурсов и обладатель звания «Лучший тенор» согласился дать интервью для «Зеркала недели».

— Владимир Данилович, прежде чем улететь за океан, вы в ноябре еще побывали на прослушивании в Лондоне. Как оно прошло?

— Успешно, несмотря на мою сильную простуду. Но на Западе никто не обращает внимания на твое состояние. Ты должен показать, на что способен, а остальное — твои проблемы. Я лечился здесь накануне отъезда, принимал лекарства и в самолете. Конечно, форма была не лучшей. Но я давно уже научился, когда нужно, не думать о самочувствии. Пробовался в славянском репертуаре. В частности, пел арию Германа из «Пиковой дамы» П.Чайковского. А получил приглашение выступить в партии кавалера де Грие в опере «Манон» Ж.Массне.

— В Париже?

— Нет, в Италии.

— Вы как-то говорили о своем желании записать в будущем компакт-диск французской музыки. Думаю, вы были довольны, получив приглашение выступить в опере «Манон»?

— К большому моему сожалению, не могу им воспользоваться. Именно в это время я буду занят в «Метрополитен-опера», где должен петь Пинкертона в «Мадам Баттерфляй» Дж. Пуччини.

— Интересно складываются жизненные обстоятельства — вы выступаете в итальянских операх в разных странах мира, а в саму Италию попасть пока не удается.

— Меня утешает то, что с итальянскими певцами и певицами я не раз встречался в спектаклях. Да и работаю с педагогами — настоящими мастерами бельканто. Кстати, и в «Метрополитен-опера» пригласили петь Рудольфа в «Богеме» Дж. Пуччини. Именно эту партию я исполняю несколько сезонов подряд. Некоторые коллеги потом говорили, что это — один шанс из тысячи, если не из десяти тысяч, — украинскому певцу попасть в «Мет», да еще в итальянскую оперу.

— Но это не было, конечно, случайностью. До этого вы пели в Америке на других сценах, вас прекрасно принимала публика, о чем свидетельствуют рецензии в газетах. Да и профессионалы называли ваш тенор ярким, экстраординарным, отмечали драматическую выразительность и эмоциональность пения.

— Вы знаете, я очень признателен «Метрополитен-опера» за отношение ко мне. Здесь я имею возможность работать с самыми выдающимися дирижерами и режиссерами мира. Здесь я выхожу на сцену, на которой поют настоящие мегазвезды современного оперного искусства. Здесь я понял, насколько важен для артиста «Bodylanguage» — язык тела.

А кроме того, по-настоящему комфортно чувствуешь себя среди людей, где каждый — высочайший профессионал и очень дорожит своей работой. К сожалению, дома приходится сталкиваться то с чьей-то небрежностью, то с безответственностью, то с недоброжелательством.

— Но ведь всем известна жесткая конкуренция, царящая в мире искусства. Неужели она не ощутима в «Мет»?

— Соперничество, конечно, есть. Но там каждый очень занят своим делом, которому нужно отдавать все свои силы и умение. Психологически сложно постоянно пребывать в режиме максимального напряжения всех духовных и физических сил, но если ты способен на это, к тебе и соответственно относятся. Недавно меня свалил тяжелый грипп, я очень переживал, что не могу быть на уроках, репетициях. Мне позвонили из дирекции театра и успокоили, заверив, что это не отразится на последующей работе. Более того, понимая, как я мечтал увидеть родившегося без меня в Киеве сына, разрешили на недельку слетать домой. Такое отношение согревает душу.

— В прошлом сезоне, кроме партии Рудольфа, вы исполняли в «Метрополитен- опера» и партию Андрея Хованского в «Хованщине» М.Мусоргского. Что вы будете петь в этом сезоне?

— Готовлю партию Сергея в «Катерине Измайловой» Д.Шостаковича. И опять за пультом будет стоять Валерий Гергиев. Это дирижер с необыкновенно мощным энергетическим импульсом, очень требовательный и удивительно талантливый.

— Помню, в одном из интервью вы говорили о том, что вам обязательно нужно влюбиться в музыку, чтобы ее хорошо спеть. Пришло ли и сейчас это чувство влюбленности?

— К счастью, да. Музыка Д.Шостаковича, как и И.Стравинского, — это музыка XX столетия. В ней есть свой неординарный сложный ритм, в чем-то близкий к разговорной речи. Его нужно освоить до автоматизма — чтобы он отбивался в голове, как чечетка. На помощь дирижера рассчитывать не приходится.

— А не возникнет сложностей с восприятием такой музыки у американцев?

— «Катерина Измайлова» уже шла в Нью-Йорке. В этом городе есть много и просто любителей оперного искусства, и «элитных» слушателей, которым доступно понимание любых сложных музыкальных произведений — от Сэмюэла Барбера до Дмитрия Шостаковича.

— В прошлом году вашими записями русской оперной классики заинтересовались известные фирмы. Привело ли это к конкретному результату?

— Фирма «Наксос» предложила контракт, в соответствии с которым будет выпущено два компакт-диска, представляющих русскую классику в исполнении украинского певца и симфонического оркестра Гостелерадио Украины, возглавляемого дирижером заслуженным артистом Украины Владимиром Сиренко. Речь идет не о коммерческом успехе. Главное, что в разных странах мира получат представление о высоком уровне украинского искусства. Этими же соображениями руководствовался вице-президент Национальной радиокомпании Украины Леонтий Антонович Доценко, передавая мне лицензию на запись, за что я его искренне благодарю.

— А теперь о самом волнующем эпизоде вашего пребывания в родном городе. Как прошло знакомство с сыном?

— Меня потрясло то, что он меня сразу признал, словно мы общались раньше. Так как мой организм не успел быстро перестроиться в связи со сменой часовых поясов, общался я с сыном, в основном, в ночное время, когда мне хотелось бодрствовать, в соответствии с американским ритмом. Таким образом, мы дали возможность маме немного отоспаться, чему она была очень рада. Я же пообщался с сыном как мужчина с мужчиной. И хотя ему исполнилось немногим более месяца, он кое-что понял. Во всяком случае, очень радовался и широко улыбался, когда я брал его на руки.

— Думаю, ответ на этот вопрос будет утвердительным, но все же спрошу: вы успели побывать во Владимирском соборе?

— Я не просто его посетил, поклонился святым иконам, но и в субботу пел с его хором во время вечерней службы. Когда нахожусь в Киеве, никогда этой традиции не изменяю. Чувствую покровительство святого князя Владимира, орден которого мне вручили в прошлом году. Как было сказано в наградном листе — за высокие достижения и заслуги перед украинским народом и украинской православной церковью. Буду делать все, чтобы оправдать эту высокую награду.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно