Варвары

16 марта, 2012, 15:28 Распечатать

О невежестве и Министерстве (культуры).

© Василия Артюшенко

Утверждаю: в таком виде и в таком состоянии, как сегодня, Министерство культуры Украине не нужно. Скажу еще жестче — оно вредит, ведь, по сути, воссоздает разрушительную функцию демонтажа культуры. А это является признаком «культурного геноцида» (ознакомьтесь с материалами ООН и ЮНЕСКО). Как социолог могу просчитать реальные убытки от такого «управления» ведущей в ХХІ в. сферой. Почти убеждена: цифра будет астрономической…

Сейчас именно тот день и тот час, когда культура выходит в ведущие персонажи эволюции антропной цивилизации — именно так. Это бывает возможно раз в несколько веков, а то и тысячелетий. 

Не надо изобретать велосипед. Во Франции в министерстве культуры ограниченное — после двух его модернизаций — количество людей и региональные дирекции культурных дел (Dracs) стратегически правят этой прекрасной сферой прекрасной страны. 

В Польше на порядок меньшее, по сравнению с нашим, количество чиновников развивает креативные культурные направления. Упразднены все «нетворческие» функции, а с ними и кадры. Практически все передано «на места», на уровень экспертов — научным и культурным центрам, театрам, музеям, художественным объединениям: они решают стратегические и актуальные проблемы культуры. Министерство работает над «большой» стратегией движения культуры.

Вдумаемся в этот драматический парадокс: на наши деньги, деньги налогоплательщиков, происходит унижение украинской национальной культуры, разрушение одного из ведущих факторов государственного строительства. Значит, как налогоплательщики мы, творческая и научная интеллигенция Украины, разделяем ответственность за этот процесс. Нужно понять: и большие бюрократы, и маленькие бюрократики — преходящие, они калифы на час. Но беда в том, что им самим объяснить это нельзя, они отождествили свою некомпетентность с прогрессом — и тем опасны… Как чванливые мажоры на дорогах.

Любой из нас отвечает за время, в котором живет. Это эпоха Бориса Патона, Лины Костенко, Бориса Возницкого, Ивана Дзюбы, Мирослава Мариновича, Любомира Пирога, братьев Кличко, Валентина Сильвестрова.

И эпоха тех, кого уже с нами нет, — Василия Стуса, Вячеслава Чорновила, Ивана Свитлычного, кибернетика Виктора Глушкова, Сергея Королева, психолога Григория Костюка и искусствоведа Александра Костюка, Ивана Гончара, Николая Амосова, Виктора Некрасова, Степана Турчака, Николая Руденко…

Эти общие проблемы — только часть контекста нашего совместного тревожного бытия.

А теперь — к некоторым отдельным проблемам…

Действия со стороны Минкульта, совершенные в последнее время в отношении одного из известнейших в мире инновационных учреждений Украины (мы сотрудничаем с
25 странами мира), чья деятельность оценена самыми престижными национальными и международными наградами, введением имен в европейские и американские энциклопедии, — несовместимы ни с  какими правовыми, профессиональными и моральными нормами.

Назову только так называемое заслушивание научного отчета Центра Курбаса (24.01.12), которое усилиями заместителя министра О.Губиной превратилось в беспрецедентное по дерзости, цинизму и некомпетентности судилище. На нем непрофессиональные относительно науки люди (ни один ученый не присутствовал) задавали вопросы, на которые стыдно отвечать уважаемому ученому, между прочим, доктору, академику и номинанту высшей Международной премии мира в гуманитарной сфере — премии Киото (аналогу Нобелевской). 

 Помимо всего прочего, каждый второй вопрос касался помещения, документов на него, проблем земли под домом и т.д. Особенно интересовались этим люди из СБУ... Что, вне сомнения, свидетельствует о незаурядной заинтересованности этой «научной среды» именно недвижимостью культурного и научного центра. 

Принимая во внимание неоднократные рейдерские атаки на Центр в течение нескольких лет, которые освещала и будет продолжать это делать пресса, нетрудно спрогнозировать цену такой заинтересованности и адекватную ей цену ответственности в соответствующем кодексе. 

Как можно согласиться с ситуацией, когда звонит в центр молодая аппаратчица и ни с того ни с сего объясняет свои «претензии» к нашим научным темам (утвержденным, кстати, министерством), мол, у нее есть «вопросы по тектонике»? Как можно объяснить этой молодой особе, что Центр Курбаса не занимается геологией и специалистов по тектонике в нем быть не может?

А как объяснить то, что в течение почти 18 лет центр не мог ни к кому апеллировать в министерстве, потому что там элементарно не было научного куратора? Такая должность просто не была предусмотрена. А тем временем центр имеет научный код фундаментальной науки, засвидетельствованный аттестацией НАНУ за подписью Б.Патона. То есть — стратегический код. Что должно было бы придать особой уверенности министерству — ведь это единственный такой случай среди учреждений украинских министерств. Выходит, что мы 18 лет занимаемся фундаментальными исследованиями, имеющими резонанс не только в Украине, но и в России, Европе, Америке, а министерство стыдливо полагает, что это прикладные работы, за которые можно меньше платить, особенно теперь, когда повсеместная экономия… Потому неофитам казался убийственным поставленный ими вопрос ребром: «А какова практическая польза от ваших исследований? Сегодня, конкретно?»

Как им объяснить, что и к таблице Менделеева у тогдашних неофитов были такие же издевательские вопросы, а сегодня ею руководствуется весь мир?

…Думаю, господин министр, вы не случайно, а на самом деле искренне «високошанувально» и даже «уклінно» высказывались в адрес «цвіту нації» (ваши слова) в Национальной академии искусств Украины — перед нами. В последний раз мы слышали это еще совсем недавно — на отчетной конференции первого марта сего года.

Однозначно не буду реагировать на вынесенный мне как директору выговор за отчетность после того как именно наша деятельность и наша отчетность были признаны КРУ Министерства культуры образцовыми, с рекомендацией выдать мне премию (!) (см. ваши документы).

Скажу больше — простите меру откровенности, — выговор от некомпетентных и непрофессиональных людей, к тому же «профессиональных» юристов, продемонстрировавших странную неосведомленность о современной юриспруденции, — я воспринимаю как награду.

Проблема кадров министерства достигла своей критической черты, особенно если иметь в виду «последний призыв» — последних нескольких месяцев. Это не только мое мнение. Это мнение подавляющего большинства творческой интеллигенции.

В конце концов, это угрожает и делу, и репутации министерства, а также репутации министра лично. 

Подтверждаю, что могу доказать цену так называемого эффекта деятельности этих менеджеров. И цену, которую платят за них налогоплательщики (зарплаты у заместителей министра — в пределах 15 тыс. грн., что хотя и скрывается отдельными зарплатными ведомостями, является доказанным фактом). 

Девять министров руководили культурой в течение это времени. Напомню, были И.Дзюба, Б.Ступка, Б.Богуцкий, И.Лиховый. Со всеми сотрудничали. Бывали времена получше, бывали похуже. Но никогда не было такого провинциально-циничного невежества и агрессивного апломба. И такого неуважения к общественному экспертному мнению. И такой нелюбви к государственному языку: практически весь этот новый «призыв» считает унизительным говорить на языке своего государства или еще хуже — не знает его в достаточном объеме, что несовместимо с занимаемыми ими должностями.

…Затронула только небольшую каплю из «достоинств»
сегодняшнего Министерства культуры. Конечно, в этом ведомстве работают и приличные специалисты, хотя, к сожалению, сейчас не они решают…

Безусловно, меня волнуют не только наши проблемы. В конце концов, у людей центра, созданного из молодых и для молодых есть в науке и культуре самое важное — Имя. 

Может, такой беспорядок творится только вокруг Центра Курбаса? Может, есть какие-то другие представители культуры, к которым относятся почтительно, чьи интересы министерство защищает? 

Но вспомним, сколько сломали копий вокруг выделенных правительством на украинское кинопроизводство миллионов гривен. Может, министерство объяснит, почему в эпицентре этих постоянных скандалов — фактический распределитель средств «менеджер» К.Копылова? И почему, в конце концов, «копыловское» кинопроизводство ни у кого язык не повернется назвать украинским?

Или, может, министерство помогло киноцентру имени Довженко в решении его проблем? 

…Не буду говорить о шокирующем снятии с должностей и переназначении ряда авторитетных руководителей заповедников и музеев. Эта тема не первый день распаляет экраны телевизоров и страницы газет. 

Не сквозит ли за ней не так попытка улучшить менеджмент якобы вялых, старых, традиционных заведений культуры, как атака на их имущественный ценз, их земли, их ценности? 

Очевидно, не все кадры отвечают современным вызовам, но нельзя оправдать тотального похода против всех, да и еще непрозрачного, кулуарного. 

Нелишним будет и вопрос «А судьи кто?» Странные менеджеры, чьих усилий до сих пор так и не заметил украинский бюджет! Может, потому в народе бытует мнение, что все эти новшества продиктованы сбором средств под будущие выборы… Ведь разве случайно музейная кампания совпала с угрожающими попытками зачислить весь массив уникальных музейных ценностей Украины в золотовалютный резерв и тем самым открыть окно для их легального ограбления (вспомним криминальные истории, связанные с распродажей ценностей Эрмитажа).

…Известно, что когда фашисты вошли в оккупированный Киев, то среди прочего реквизировали все выставочные помещения, библиотеки, школы. Но больше всего пострадали художественные мастерские: их отобрали под немецкие штабы и т.п. 

Масштаб сегодняшнего похода против художников и их мастерских, простите, превышает размах оккупантов: Харьков никак не может вырваться из-под опеки Добкина—Кернеса. Жалуются Одесса, Черновцы, Сумы, Симферополь et cetera, где художников фактически убивают непомерными арендными ценами и захватами мастерских, налогообложением их как предпринимателей, рестораторов, что противоречит Закону Украины «О профессиональных творческих работниках и творческих союзах». 

Конечно, в этой войне с художниками первенство у Киева. Кровавая проблема художественных мастерских, которая тянется со времен Омельченко и Черновецкого, до сих пор не попала под защитную руку Минкультуры, которое первым должно было бы бить в набат и поднимать вопросы уничтожения культуры как стратегическую угрозу украинской независимости.

Да и самому В.Чепелику, главе Координационного совета национальных творческих союзов, не до шуток. За Дом художника на Львовской площади ему выставили такую непомерную арендную плату за землю, что хоть самоликвидируйся и иди бомжевать. А ведь союзы имеют статус национальных, для их защиты издана серия законов, постановлений ВР и даже указов президента! Но разве мы живем в стране, в которой законы и указы выполняются? Особенно касающиеся культуры. Последний пример. Вопреки закону о государственном бюджете, Министерство культуры расписало средства национальным союзам так, что буквально делает невозможным их деятельность: на первое полугодие – по 20—30% от прошлогодней нормы, а на конец декабря, то есть на время после выборов, расписаны 60—80% выделенного. Это что же, в Доме ветеранов сцены год кормить театральных старожилов бумагами и перспективами, пообещав устроить им суперпитательный — на 615 тыс. грн. — обед в декабре?

Навис дамоклов меч над Пирогово — земля, недвижимость… Киево-Печерский заповедник — лакомый кусок. А здесь еще и давление со стороны УПЦ Московского патриархата! Разве защита национальных святынь не должна быть первостепенным делом Министерства культуры?

А может, в театрах лучше? Да нет. Откуда эта эпидемия — назначать на должности директоров далеких от театра людей? То директор рынка потешит театральное сообщество своим фольклором: «Зачем все эти, что со струнами, сидят с одной стороны? Непорядок». (Объяснено это было театральному сообществу необходимостью введения в культуру «рыночной экономики».) То директор-пожарный предложит в оперном театре очередное ноу-хау: разделить балет и хор на несколько групп, потому что так удобнее зарабатывать на гастролях. А разве нет? При этом интересно, что художественных руководителей заменяют такими директорами нередко после того, как на эти театры выделяются бюджетные миллионы на ремонт, достройку или перестройку. Может, потому что истинные служители Мельпомены не будут давать откаты заинтересованным лицам?

Ведущими участниками «культурного процесса» — вдумаемся! — стали рейдеры. А о диалогах с художниками крымского министра культуры г-жи Плакиды слагают легенды: в стиле известного персонажа сказок Пушкина она требует стоять перед ней, как перед повелительницей морской, извините, театральной, по стойке «смирно» даже 85-летнего мэтра, того же академика Новикова.

А что сделало Министерство культуры, чтобы не допустить назначения милиционера на должность гендиректора театра в Севастополе, когда за честь В.Магара заступились выдающиеся режиссеры Украины? Промолчало? 

А что сделало министерство для спасения уникального Кировоградского театра корифеев, труппа которого пошла на открытый бунт против снятия Илляшенко и замены его руководителем самодеятельного балетного кружка? Тоже промолчало?

Нас это не удивляет, потому что и предшественники министра так же скромно молчали, когда на площади Чернигова вышли голодающие актеры с протестными палатками: тогда драматический конфликт удалось решить только после вмешательства Национального союза театральных деятелей вместе с местной властью. 

Или, может, театры теперь вообще не имеют никакого отношения к Министерству культуры, и стратегическая культурная политика не входит в его обязанности?

Однако же стратегическую политику должны проводить люди культуры. То есть люди, осведомленные с культурным процессом как Украины, так и других государств, профессионально образованные, авторитетные в своей области и с безупречной моральной репутацией, — генераторы идей, адекватные вызовам третьего тысячелетия. Мы снова возвращаемся к проблеме кадров.

А что могут дать культуре случайные люди, которых самих еще надо учить культуре? Трудно объяснить Анатолию Авдиевскому, Мирославу Вантуху, Богдану Ступке, Мирославу Скорику, Евгению Станковичу, Андрею Чебыкину как, почему и чьими усилиями могла быть назначена на должность заместителя министра культуры кардиолог, подарившая миру открытие, что «Олесь Гончар — великий украинский поэт»? Теперь этот человек — после нескольких месяцев «стажировки» в министерстве, так сказать, набравшись культуры, будет руководить Национальным Киево-Печерским заповедником.

Разве это не то же самое, что и наш случай: когда представитель крупного бизнеса приходит к нам на Владимирскую, 23-В, и спрашивает: «Это Центр Леся Курбаса? Позовите мне этого Курбаса, я хочу с ним поговорить»... 

Это тот уровень культуры, который соседствует с «Муркой» заместителя генерального прокурора, любовью некоторых «культурников» к шансону и попсе, финансовой поддержкой российского телевизионного «мыла» — за наши же украинские деньги. 

И становится все сложнее спорить с теми, кто считает, что назначенные «менеджеры» и «заместители», как правило, — дети или родственники рейдеров, прокуроров или безнаказанных судей… Культура — наименее прибыльный для них чин, но все же какую-то пользу из нее еще можно выжать! Под те же выборы для себя и своих патронов.

И все «кадровые изменения» проводятся — угадали — под лозунгом реформы и необходимости на руководящих должностях менеджеров. Идея изначально ошибочная — без эксперта как руководящей силы менеджмент не работает. Самозванные менеджеры с провинциальным мышлением и нередко с интеллектуальной первобытностью — огромная угроза в наше стремительное время, которое каждую минуту меняется и требует сверхвысокой экспертной чувствительности к современным процессам в культуре и искусстве. Я уже не говорю о том, что чаще всего они становятся не патриотами культуры, а патриотами собственного кармана.

К чему веду?

Главное в ХХІ веке — гуманитарный фундамент страны. Культура.

А судьи кто? — главный вопрос.

Никакой Батый не нанес столько вреда, как современные, под стать вышеупомянутым, «менеджеры»-руководители в гуманитарной сфере.

Понимаю, что министерство не всесильно в условиях остаточного принципа финансирования гуманитарной сферы. Но украинская культура — под угрозой! И министр культуры просто обязан первым донести до Кабмина, Верховной Рады всю трагичность ситуации!

Каждый день вижу, как уничтожают гуманитарный фундамент страны — главные человеческие ценности, без которых нет ни народа, ни человека, ни будущего.

Мне не все равно, в какой стране я живу.

 Вместо P.S. Редакция ZN.UA приглашает к продолжению и обсуждению этой темы на страницах газеты и Министерство культуры, и культурное сообщество страны. Как спасти прекрасное от современного варварства? Как сдержать напор так называемых менеджеров, которые на самом деле, и в большей степени, рейдеры? Какой должна быть истинная роль Министерства культуры в развитии гуманитарной сферы страны?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно