В своем пространстве. Режиссер Марина Кондратьева: «У нас часто выбрасывают деньги на фильмы, которые ничего не приносят ни зрителю, ни стране» - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

В своем пространстве. Режиссер Марина Кондратьева: «У нас часто выбрасывают деньги на фильмы, которые ничего не приносят ни зрителю, ни стране»

15 февраля, 2008, 13:53 Распечатать

Минкульт уже давно грозился запустить в производство несколько проектов молодых кинорежиссеров. ...

Минкульт уже давно грозился запустить в производство несколько проектов молодых кинорежиссеров. Из реальных движений в этом направлении, пожалуй, картина Марины Кондратьевой «Однажды я проснусь» на Национальной киностудии имени Довженко (пока подготовительный период, а съемки намечены на апрель). Еще студенческая работа принесла Кондратьевой признание профессионалов. Но то был документальный проект. Теперь — художественный. С довольно занятными сюжетными поворотами на манер «Амели» и популярными актерами, которых, как сообщила в интервью «ЗН» г-жа Кондратьева, она приглашает из Москвы.

«Сценарий нашли под столом в Минкульте»

— Марина, согласитесь, ваша ситуация на сегодняшний день выглядит довольно неординарной. Как именно вам, режиссеру-документалисту, удалось «прорваться» к съемкам большого прокатного кинопроекта?

— В этом году украинский кинематограф получил довольно весомое финансирование. Для меня, для Алексея Росича, для Евы Нейман и многих других молодых режиссеров Анна Павловна Чмиль стала крестной мамой в кинематографе. Она лично читала наши сценарии, помогала проходить все ступени. Но мне она, наверное, помогла больше, чем остальным. Как оказалось, мой сценарий едва не уничтожили. Но Анна Павловна нашла его... под столом у одной из сотрудниц Минкульта... И текст ей настолько понравился, что она, боясь, как бы он снова не затерялся, лично передала его на рассмотрение экспертному совету.

— Что за тема ленты, которую все дружно поддержали?

— Я хочу снимать исключительно позитивные фильмы. От негатива мы и так устаем в реальности. Никогда не снимаю бомжей, больных. У меня вызывает шок ситуация, когда в нашей далеко не богатой стране умудряются выбрасывать деньги на фильмы, которые ни в моральном, ни в этическом, ни в коммерческом смысле ничего не приносят зрителю и стране в целом. Сейчас трудно назвать ленту, которая бы за последнее время принесла Украине хоть какой-то международный успех…

То ли дело раньше. Что ни фамилия режиссера, то событие: Параджанов, Быков, Муратова, Криштофович… Фильм Балаяна «Полеты во сне и наяву» стал манифестом для нескольких поколений.

В свое время на меня огромное впечатление произвел французский фильм «Амели» с Одри Тоту в главной роли. В некоторой степени мой сценарий перекликается с идеей той ленты. Глобальная идея будущего фильма: если у тебя есть мечта, и она чистая, то она обязательно реализуется! При условии, что ты не теряешь веры и по-доброму относишься к людям. Мой герой — режиссер, который не хочет снимать сериалы, не хочет участвовать в коммерческих проектах, а мечтает создать серьезное художественное кино. Он хочет нести людям что-то доброе, светлое. Но нигде не находит поддержки! Инвесторы говорят ему: ты талантлив, но потерпи еще лет десять.

Большое кино — это та область, где ты готов работать двадцать четыре часа в сутки, даже бесплатно. Это то, что вынашиваешь годами. Отказаться от этого можно только в полном отчаянии. И что тогда? Пить? И мой герой в итоге идет к психоаналитику. Психоаналитик — как бы прообраз Амели… Этот герой помогает тем, кто того заслуживает. Прологом к картине служит формула французского математика Агюстена Луи Коши: «Если в одной точке Земли что-то изменится к лучшему, то вся планета потянется к свету». В фильме эта формула появляется неоднократно — в виде математического уравнения, в виде преамбулы. Моя задача — сделать так, чтобы эта же формула просматривалась в качестве «скелета» картины.

«…Это будут однозначно московские актеры»

— Кому собираетесь доверить главные роли?

— Психоаналитика в картине будет играть Александр Адабашьян. Известный российский режиссер, художник, драматург. Это истинный интеллигент, человек, который независимо от возраста и статуса доброжелательно общается с людьми. На роль режиссера я была бы счастлива пригласить Евгения Миронова. Считаю его великим актером. Но, похоже, время съемок совпадает с его театральными проектами. Если у нас не сложится, то следующий, кому я предложу эту роль, будет Алексей Чадов. В любом случае это будут московские актеры.

— Почему московские, а не киевские?

— Если знаете, в новом фильме Балаяна главную роль играет Олег Янковский. Вы можете назвать сегодня равного ему актера? В актерском мире не так много величин, равных Янковскому или покойному Абдулову. Несколько лет назад я была на фестивале в Москве. И пошла на Ваганьковское кладбище. Там лежали простые плиты, на них фамилии: Евгений Евстигнеев, Анатолий Папанов... Очень скромные плиты. Но когда подходишь к ним, замирает сердце. Для актеров, конечно, важна школа, окружение. И, наверное, действует какой-то природный отбор. То же самое относится к профессии режиссера. Нельзя человека, лишенного образного мышления, научить этой профессии. А что касается моего фильма, то все, кроме двух актеров, украинские. У нас есть талантливые молодые актеры, которые, к сожалению, не всегда имеют возможность реализовать себя, свой дар.

— Может, вы судите только с позиции московской театральной школы?

— Я окончила Киевский театральный институт. Училась у Александра Ивановича Коваля — украинского режиссера-документалиста. У меня двенадцать документальных работ, за которые я получила восемь призов на международных фестивалях...

— А откуда ваши родители?

— Еще маленьким ребенком меня увезли из Киева. Родители остались в Англии. А я в восемнадцать лет решила вернуться в Украину. Мой отец — известный ученый, математик. Мама — художник, ее работы больше известны за рубежом, нежели у нас. А я тот «островок»... Вот постараюсь снять хорошее кино... А не получится — соберу манатки и в путь-дорогу!

— Но у вас есть возможность переплюнуть родных. Режиссеры ведь больше на слуху, чем ученые.

— Я не согласна. Мой отец открыл «пространство». Существует понятие «пространство Кондратьева». Во всех престижных университетах от Оксворда до Сорбонны математики изучают его открытие. Он профессор в Реадинге — это городок под Лондоном. Он — директор международного института и профессор в Германии. Но этому благополучию предшествовала довольно интересная история. За неделю до свадьбы моего отца арестовали. Держали в КГБ. Только за то, что во время событий, связанных с арестом Василя Стуса, он явился на лекции в вышиванке. И в университет пришла бумага на его отчисление. И если бы весь университет не заступился за него, как за одаренного студента, неизвестно, чем бы все закончилось. У него уже тогда было приглашение на учебу в Прагу. Сегодня он далеко от Киева, но каждый день мечтает вернуться домой.

— А в Англии вы не пытались снимать кино?

— Мне повезло работать во многих странах. Но ничто так не поразило, как английская четкость в построении кинопроизводства. Снимали однажды сцену на лондонском мосту. В течение пяти минут аппаратура была поставлена на свои места. В течение десяти минут джип был сброшен с моста в Темзу. В течение трех минут аппаратура была собрана, и группа
уехала. У нас на подобную сцену ушло бы несколько часов! Возможно, в Англии такая четкость вызвана тем, что время для них — деньги, а не просто слова. Это действительно очень дорогая страна. Там давно заведен порядок, и понятия «перекур» в английском кинематографе не существует. Но я уверена, что и Украина как европейская страна должна производить много разнопланового кино. Картины должны быть исторические и на современную тему, грустные, веселые, фильмы, над которыми нужно думать, и те, которые позволяют просто отдохнуть.

«Прежних рейтингов у «мыла» уже нет»

— В какой степени, на ваш взгляд, массовое производство нынешнего «мыла» или «полумыла» способствует возрождению художественного кино?

— Я редко смотрю ТВ. Наверное, только поздно ночью, когда показывают Бергмана, Висконти или Антониони. Сериалов знаю мало. Но все-таки один из них произвел на меня впечатление — это фильм Владимира Бортко «Идиот». Он мне понравился и с точки зрения построения мизансцен, актерской работы, операторского решения. И того, как доступно ретранслирован очень сложный текст Достоевского на экране.

…Я сейчас общаюсь со многими продюсерами. Они говорят, что делают сериалы автоматом. Но, видимо, зритель от них уже устал, поскольку прежних рейтингов у «мыла» нет. Думаю, это происходит от того, что сам зритель взрослеет. Не в смысле возраста, а в смысле души и восприятия. Он уже хочет чего-то более содержательного, глубокого. Пока эту потребность у нас может удовлетворить фестиваль «Молодость». Это единственная возможность для украинского зрителя увидеть современное мировое кино.

— Это правда, что дипломную работу вы делали за собственные деньги?

— Я, кстати, считаю этот фильм своим самым удачным. Это история любви мужчины и женщины, которые прожили вместе шестьдесят шесть лет. Они ровесники двадцатого века. Он родился в 1900 году, она в 1910-м. Все события, которые происходили в двадцатом веке, так или иначе отражались на их судьбах. Он дворянин, она из народа. Два очень разных человека прожили счастливо, поскольку друг друга дополняли. Это мои прабабушка и прадедушка… Но об этом я говорю лишь в финале ленты. Я полтора года просидела в архивах, подбирая фотографии и пленки, соответствующие тому времени, его духу. Фильм в итоге получил Гран-при на «Дебюте» — «Кинотавра» (в Москве), был отмечен в Греции на фестивале в Драме, показан французским телеканалом «Канал +», а также в ряде европейских стран, таких как Швейцария и Италия.

— А бюджет вашего предстоящего фильма уже определен?

— Картина частично финансируется государством, частично инвестором, но так как работа пока на начальном этапе, я не хотела бы называть порядок цифр, чтобы не сглазить.

— Как вы относитесь к последним веяниям об обязательном дублировании фильмов на украинский язык?

— Я понимаю, что украинский язык — государственный. И, конечно, странно представить себе кинопрокат Франции или Германии, в котором демонстрируются фильмы не на государственном языке. С другой стороны, знаю, что любое национальное меньшинство той или иной европейской страны имеет демократическую возможность смотреть кино на своем родном языке. Вот если бы у нас больше снималось хорошего украинского кино, мы бы меньше и переживали из-за влияния других языков и культур…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно