ТРИ ГАСТРОЛЬНЫХ МГНОВЕНЬЯ ЕЛЕНЫ ОБРАЗЦОВОЙ

7 апреля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №14, 7 апреля-14 апреля

«ПРИМАДОННА» РОМАНА ВИКТЮКА Имя Романа Виктюка постоянно на слуху, в том числе и у киевлян. Режисс...

«ПРИМАДОННА» РОМАНА ВИКТЮКА

Имя Романа Виктюка постоянно на слуху, в том числе и у киевлян. Режиссер достаточно пло- довит и кроме киевских постановок, привозит в Украину свои московские и питерские премьеры, отличаясь в творческих и географических привязанностях завидным постоянством. На этот раз гастрольную афишу, с энтузиазмом поддержанную фестивалем «Березілля», украсило имя истинной примадонны — Елены Образцовой. Думаю, ради нее постановщик переименовал пьесу итальянского драматурга Ренато Мейнарда «Антонио фон Эльба». В основе сюжета которой — любовный треугольник, что вполне привычно, но треугольник не равнобедренный, т.е. он скорее подходит под Пифагорову теорему. Герой его, юный Антонио, любит и любим двумя престарелыми любовниками, вернее — любовником и любовницей. На самом деле он занят исключительно собой, и его до- бровольный уход из жизни мало объясним для большинства зрителей.

Режиссер, не мудрствуя лукаво, использует большинство своих давних находок, не отягощая их сегодняшней эмоциональностью. Персонажи — навязчиво схематичны и, если б не примадонна, купающаяся в возможностях драматической сцены, спектакль был бы обречен, в лучшем случае, на холодное восприятие. Лишь благодаря ей в финале зал взрывается бурными овациями. Правда, мощнейшее броуново движение между сценой и залом возникает при появлении на сцене дряхлой мамаши примадонны в исполнении Ирины Соколовой.

Большинство зрителей после окончания действа волновал неразрешимый вопрос — отчего же герой убил себя? Видимо, ответить на него мог бы лишь сам автор, который тоже предпочел долгой жизни суицид еще в 1945 году. Бог ему судья.

Самым пикантным в этой коллизии является перенесенная в жизнь сюжетная линия, которую с блеском отыгрывает примадонна — помолодевшая, завидно похудевшая и... воплотившая в жизнь то, что она играет.

ЛИШЬ ПРИМАДОННА



Звезда Большого, муза Дзиффирелли, лучшая драматическая актриса среди вокалистов, которая всегда пела Кармен босиком, чтобы лучше чувствовать образ страстной цыганки, народная артистка СССР Елена Образцова, не оставляя своей блестящей карьеры певицы, предстала перед изумленной публикой в новой ипостаси. Приложив немалые усилия, чтобы сбросить двадцать с гаком килограмм, она вышла на драматическую сцену в спектакле Романа Виктюка. Выйдя на драматическую сцену, она позволила себе любить и быть любимой, с одинаковым равнодушием воспринимая восторженные, неодобрительные и завистливые взгляды. И открыла тем самым новый этап своей богатой на бурные события жизни.

— Елена Васильевна, где берется сила, чтобы быть единой в стольких ипостасях — оперная примадонна, актриса, очаровательная женщина, мать, бабушка? Какая из них для вас главная или были приоритетные периоды для каждой из них?

— Я думаю, что всегда главными были музыка и любовь во всех ее проявлениях. Это для меня одно и то же.

— Публика знает вас по оперным спектаклям. Вы принадлежали к тем вокалистам, которые очень ярко, драматически проживали образ. Думаю, именно это привело вас на драматическую сцену. Где, по-вашему, больше кураж игры, накал страстей?

— Трудно сказать, потому что каждая прожитая роль — незабываема и единственна. Даже когда много лет пою одну и ту же партию — она каждый раз разная. Не могу отдать приоритет опере или драме, потому что, выходя в данный вечер на сцену, живу жизнью того персонажа, судьбу которого в данный момент переживаю. Трудно сделать выбор среди многих вечеров, многих партий, многих ролей. Просто живу — сердцем, душой, всем существом.

— Век певицы длинней, чем актрисы, пока вокальные данные позволяют, поешь. В то же время в нашей бывшей большой стране оперный театр был еще более каноничен, чем драматический — существовало официальное постановочное «меню». Есть ли такие партии, которые хотелось, но не удалось спеть, потому что они никогда не ставились?

— Нет, я спела все, что хотела. Все, кроме одной партии — Тоска в одноименной опере, которая написана для сопрано, и желать этого мне не следовало. Но она очень близка по духу мне и по музыке, я очень ее любила, ужасно хотелось спеть всю жизнь. Не сумела, нет Тоски в моем репертуаре.

— Вы всегда пели много камерной музыки, были свои приоритеты в ней — Свиридов, например. Какие камерные программы поете или готовите сегодня?

— Да, Свиридова я по-прежнему люблю. Появилось сейчас новое увлечение — Курт Вайл, один из зонгов которого пою в конце спектакля «Примадонна». Пою много французской музыки — Пуленка и Эрика Сати. Предстоят интереснейшие концерты в Санкт-Петербурге и Москве, где кроме вышеперечисленных композиторов буду петь немецкую музыку — Брамса Вольфа и Рихарда Штрауса. Это две большие работы, которые сейчас делаю и концерты будут называться «Моя любовь».

— Елена Васильевна, и режиссеры драматических театров, и постановщики музыкальных спектаклей сетуют, что нет современной качественной драматургии, музыки, либретто. Есть ли что-то в сегодняшней музыке, что вам хочется исполнять или, по крайней мере, то во что вы верите?

— Для того чтобы говорить об этом, надо досконально знать, а я не успеваю проследить за всеми произведениями и сочинениями. Есть увлечения, для меня сейчас это французская музыка ХХ века. А в принципе я современную музыку просто не знаю, не могу сказать.

— Громадную часть вашей жизни занимает педагогическая деятельность. Но, кроме этого, к примадонне всегда тянутся люди, желая пригреться рядом, получив от нее частичку тепла, славы, успеха. Как вы поступаете в таких случаях или как спасаетесь от этого?

— Не спасаюсь, потому что очень люблю людей. Как-то моя помощница, которая живет со мной уже около двадцати лет, сказала: «О, у тебя дома, как в Китае!» Это значит — масса народу. Повторяю, очень люблю людей, люблю разговаривать с ними. Общение доставляет радость, и я не пытаюсь от людей уйти. Бывает, наступает переполнение, тогда убегаю в лес, уезжаю куда-то или просто закрываю квартиру и отключаю телефон.

— Ваша дочь живет за границей, учится у Монсерат Кабалье. С одной стороны, быть педагогом собственного дитяти — тройной груз, да и не всегда получается. С другой, я сама мать, — хочется, чтобы ребенок был рядом.

— Это трагедия моей жизни, что она уехала, тяжело переживаю это. Умом понимаю — все ради моего внука, который за эти два года выучил много языков. Он говорит по-английски, по-французски, по-каталонски, по-испански — ради этого стоит терпеть. Но я часто езжу за границу, дочь с внуком приезжают ко мне.

— Елена Васильевна, об одиночестве, часто немного кокетничая, говорят люди публичные, которые на самом деле не знают, что же это такое — вакуум одиночества...

— Я знаю, что это такое не понаслышке, — когда полтора года назад умер Альгис, думала, тоже умру.

— Есть ученики, спектакли, концерты, новые программы, люди, с которыми общаетесь, но нужна постоянная духовная подпитка. Где черпаете ее?

— Не буду оригинальной — это литература и живопись. В живописи это Эль Греко, Веласкес, очень люблю Маковского, русскую живопись. Из книг — мой самый любимый автор Достоевский. Он говорит о жизни души, о жизни духа и так глубоко меня «забирает», постоянно возвращаюсь к его книгам. Он не действует на меня удручающе, как на многих, наоборот — заряжает. И, конечно, от моего личного горя меня спас Виктюк и его театр. Ребята — Дима Бозин, Олег Исаев, Ирочка Соколова и другие — вся наша шестерка. Радостно с ними работать, и я будто перешла жить в другую плоскость. Мы любим друг друга, получается видимость семьи. Благодаря им в моей жизни начался ренессанс, после страшных полутора лет.

— Нынче, как в давние времена, примадонна может заказать для себя желаемое произведение. Что вам бы хотелось сделать и кому вы могли бы это заказать?

— Не думала об этом. Моя жизнь так складывается, что Бог все время что-то дает. И очень интересно: из оперы в драму, из драмы в камерную музыку, от одних людей к другим, новые места, все время меняются жизненные восприятия. Слава Богу, живу наполненной жизнью, никогда не хватает дня. Кажется, что и жизни не хватит потратить так, как я бы хотела, потому что мне все интересно.

— Какие же ближайшие планы, кроме концертов в Питере и Москве?

— Мы будем продолжать совместную работу с Романом Виктюком. Он будет ставить с нашими мальчиками «Венеру в мехах», о мадам-мазохистке.

ПРИМАДОННА В АКСЕССУАРАХ ОТ БЫЗОВА

Бутик «Сергей Бызов» стал традиционным местом встречи истинных звезд. Это неудивительно — трудно любящей себя женщине пройти мимо столь высокого искушения. Тем более что недавно показанная в рамках «Сезонов моды» новая коллекция уже традиционно стала сенсацией и предметом жарких дискуссий — кого ей суждено красить — дерзких тинэйджеров или раскрепощенных, уверенных в себе женщин, не обращающих внимания на свой физический возраст.

Елена Образцова приехала в бутик со своим партнером и героем Дмитрием Бозиным. Они с удовольствием тонули в вихре изысканного шифона, перекликающегося в цветовой гамме с костюмами спектакля. Елена Васильевна небрежно накидывала на плечи норку от Бызова, которую уже оценили многие из его клиенток. Примерив ботиночки из коллекции — тут же приобрела их. Оценила подаренные ей сумочку и украшения из оротона. Обувь примадонна обновила в этот же вечер на сцене, а украшение могли лицезреть на ней многочисленные зрители канала УТ-1.

Уезжая на следующий день, она позвонила по телефону и сказала: «Хочу еще!!» Что ж, желание примадонны — закон.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно