«СПЕЦФОНД» — ВЫХОД ИЗ ЛАБИРИНТА

29 декабря, 1998, 00:00 Распечатать

Имеющие уши да услышат... Имеющие глаза да увидят... Имеющие душу - содрогнутся! Никто не в силах оста...

Имеющие уши да услышат... Имеющие глаза да увидят... Имеющие душу - содрогнутся! Никто не в силах остаться равнодушным перед полотнами художников Спецфонда - секретного хранилища, созданного в 1939 году для ареста и дальнейшего уничтожения произведений искусства, которые клеймились как формалистические.

Спецфонд был создан в эпоху сталинско-ждановского соцреализма для уничтожения какой-либо художественной альтернативы. Все, что не укладывалось в прокрустово ложе идеологизированного метода, отображавшего жизнь с точки зрения миросозерцания марксизма-ленинизма, подлежало уничтожению. Так за чертой жизни оказались великие авангардисты Украины: А.Архипенко, А.Богомазов, Д.Бурлюк, А.Экстер и многие другие, вся школа М.Бойчука, целые художественные направления и яркие индивидуальности. Почти все работы экспозиции 1927 г. «10 лет Октября» (творчество профессуры и студентов) попали в застенки Спецфонда.

По прошествии семидесяти лет Национальный художественный музей Украины, восстанавливая историческую справедливость, реабилитирует творчество униженных, оскорбленных и уничтоженных художников. Экспозиция выставки под названием «Спецфонд», открывшаяся в прошлый четверг, поражает до наивности искренней преданностью авторов 30-х годов тематике социалистического бытия. Тому свидетельством название композиций: Д.Власюка «Днепрогэс», В.Вовченко «Колхоз. Наряд на работу», В.Громова «Ленин» (плакат) и далее в том же духе. Однако и эти работы вместе с их авторами были репрессированы. Молох сталинского террора был беспощадным. В случайно сохранившихся документах 30-50-х годов доминирует гриф «Совершенно секретно», или «Не подлежит оглашению». В помещение Спецфонда доступ имел только директор музея и представители карательных органов.

«Оттепель» 60-х годов приоткрыла крышку черного гроба, но не надолго. Дмитрию Горбачеву тогда удалось вырвать из небытия имена крупнейших украинских авангардистов. Что же до второго и третьего пластов Спецфонда, а это не менее трехсот полотен (вначале их было две тысячи), - они до конца 90-х годов оставались в полной безвестности.

В 80-е годы сотрудники музея, получив право войти в Спецфонд, смогли убедиться - полотна намотаны на единый барабан. Увидеть их практически было невозможно. Тем более о реставрации речь идти не могла. Министерство культуры не балует музеи финансовой поддержкой. В отношении коллекции Спецфонда ходило словцо - «мотлох».

Однако нашлась неравнодушная душа, с которой полотна заговорили, - Светлана Рябичева. Отныне она искусствовед-открыватель целого периода и массива новых имен в истории украинского искусства. Такая профессиональная судьба выпадает редким подвижникам. За этим стоят годы работы в тесном хранилище с запыленными холстами, кропотливые поиски каких-либо сведений, хотя бы отдельных дат жизни художников, атрибуция произведений, составление каталога, сомнения, розыски родственников погибших авторов, международная переписка...

Последние три года С.Рябичева жила идеей вырвать из небытия имена оболганных, вырванных из искусства и из самой жизни авторов. Достойная задача получила полную поддержку коллектива музея, директора М.Романишина, его заместителя И.Горбачевой, всех коллег. В дни формирования экспозиции каждый сотрудник музея как мог помогал делу. Возрождение чести украинского искусства касалось всех.

В атмосфере экспозиции, как в пряже гобелена, переплелись два эмоциональных потока - трагизм и ликование возрожденной жизни. Сегодня полотна отреставрированы. Слово «подвижничество» - оно лишь и подходит работе реставраторов И.Демидчук-Демчук, С.Кулакова, Н.Чамлай, В.Пиганюка.

Спасение и реставрация полотен стали возможными благодаря финансированию проекта Международным благотворительным фондом «Відродження» Дж. Сороса. Каталогизация была бы немыслимой без помощи сотрудников Городского архива и особенно без консультаций Е.Зелинской. Множество ценной информации о реалиях 30-х годов сообщил старейший скульптор Украины Иван Макогон. Рекламное обеспечение выставки выполнила типография Национальной академии художеств.

Выставка «Спецфонд» как одна из акций глобального проекта «Искусство Украины XX века» (профинансированного президентом «НИГМА» Валерием Мищенко) благодаря поддержке мецената имеет сегодня полноценное отражение в роскошном каталоге. Силами музея дополнительно издан рабочий каталог. В нем собрано все, что можно было отыскать о безвинно растоптанных судьбах.

С.Рябичева всю коллекцию Спецфонда видит трехчастной. Первый пласт - «Классический авангард Украины и художники-бойчукисты» был открыт для мирового художественного контекста Д.Горбачевым.

Выставка возрождает более 50 имен (66 полотен) второго пласта. В третью группу объединены холсты, еще ожидающие спонсирования для реставрации и осуществления научной обработки.

В нынешнюю экспозицию входят работы киевской, харьковской и одесской художественных школ. Возле композиций известных мастеров Л.Крамаренко, К.Елевы, Ю.Садиленко, В.Овчинникова, С.Ержиковского, Т.Фраермана, С.Йоффе и ряда других экспонируются работы художников, имена которых впервые озвучивает эта выставка. НКВД умело уничтожать даже сам след присутствия личности на земле.

Ксерокопии - фрагменты регистрационной книги Спецфонда - существенный экспонат выставки. Комментарии возле фамилий художников здесь ужасающе кратки - «враг народа» или «этого пролетариат не потерпит». Читай - «расстрелян». Так и было с дворянином, автором лирических портретов Николаем Поповым, Иваном Липковским, Николаем Юрченко и другими. Год смерти у них один - 1937-й.

Многие, подобно Н.Савченко-Бельскому, затерялись в сибирских снегах и в страшной нашей истории. Те, кто значатся как «неизвестный художник», а также О.Сирякова, М.Субботин, Я.Тимофеев, В.Чалиенко не имеют в каталоге ни даты рождения, ни смерти. Кто знает, какие муки приняли они? Только немногие спаслись, затерявшись либо в огромной Москве, или же за рубежом, получив там иногда международное признание, как Б.Крюков, П.Дейнега или С.Рыбак. Обо всем этом читатель найдет информацию в тексте каталога. Художественные достоинства выставки очевидны - в ней есть стилистика времени.

Как серьезный исследователь искусства, С.Рябичева органичнее чувствует себя за рабочим столом, нежели на авансцене. Но теперь, когда именно она открыла тайны Лабиринта, свет юпитеров, блеск и суета вернисажа, докучливость репортеров, цветы и шквал поздравлений - все заработано, все по заслугам. «По делам мы узнаем их...». Это сказано и о С.Рябичевой. Ее имя отныне среди духовной элиты Украины.

А в соседних залах музея, где экспонируется выставка «Тоталитарное искусство 30-80-х годов», или, смягчая интонации, «Живопись тоталитарной эпохи»... идет дождь. Нет, не условный, а вполне реальный. Крыша музея прохудилась. Портреты вождей, только что поднятые из хранилищ, срочно приходится снимать, спасая от хлынувших потоков. Что-то в этом есть шекспировское, мистика от «Макбета», воистину пророческая символика. Будто бы даже стены оскорблены кощунственной эксгумацией - соседством тиранов с их жертвами под одной кровлей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно