СОЖИТЕЛЬСТВО С ПРОШЛЫМ

26 ноября, 1999, 00:00 Распечатать

С 18 по 21 ноября Союз кинематографистов Украины в очередной раз предоставил свой экран очередной национальной кинематографии из дальнего зарубежья - израильской...

С 18 по 21 ноября Союз кинематографистов Украины в очередной раз предоставил свой экран очередной национальной кинематографии из дальнего зарубежья - израильской. Открыла смотр Анна Азари, новый посол Израиля в Украине. Г-жа Азари в извиняющемся тоне сказала о том, что представленные картины не слишком новы и две из них перегружены политикой и историей. Между тем после просмотров выяснилось и кое-что еще. Волею судеб или составителей подборка фильмов оказалась точно продуманной концептуально. Главным персонажем лент неизменно оказывалась категория времени. Чаще всего - прошедшего. При этом действие вращалось вокруг центральной проблемы: как с этаким прошлым жить дальше?

Две документальные работы как бы бегло набросали конспект головокружительной четырехтысячелетней ретроспективы Израиля-Иудеи. «Иерусалим - город, которого коснулся Бог» режиссера Эйл Роу - это ландшафтно-исторический очерк тех мест, откуда берут начала три величайшие мировые религии. И ничто так убедительно не доказывает «отмеченность свыше» и реальное бессмертие Иерусалима, как простой археологический фактаж. А кадры современности, в которой иудеи, христиане и мусульмане могут беспрепятственно бок о бок чтить разноназываемого Единого Бога, похожи на отчасти реализованный идеал общечеловеческой солидарности в Духе. Прозаичнее выглядит хроника становления последнего, ныне сущего еврейского государства - «Израилю 50». Режиссер Яков Гросс в 40-минутную временную капсулу монтажным «бобслеем» спpeccoвал все 50 лет - год за годом - возрожденной государственности евреев.

Три игровые ленты соответственно подобраны и показаны в той же хронологически поэтапной последовательности. Нам как бы в приближении демонстрируют те человеческие движущие силы, которые стояли за блистательной экспонентой новейшей истории Израиля. «Тель-Авив - Берлин» режиссера Ципи Tpoпе (1987) сюжетно относится к нулевому пункту на этой временной шкале. Действие стартует в медицинском реабилитационном центре для бывших узников концлагерей в 1943 году. Здесь от депрессии и шока врачи пытаются избавить Беньямина Окштайна (Шмуэль Вилозны), который в Аушвице потерял отца и брата. Через пять лет мы видим Беньямина в кругу счастливого семейства. Он - выпускник Берлинской консерватории, ныне учитель музыки и вновь просто бредит немецкой культурой и родимым Берлином. Его милая супруга Леа (Ривка Нойман) подумывает о роли хозяйки модного кафе, «как в Париже». Малышка-дочь любит слушать сказки «про скелетов» и рассказывать анекдоты «про евреев». Однако тень Холокоста продолжает довлеть над всеми. Два события, две встречи чуть не обращают новорожденное благополучие героя в прах. «Вы в каком лагере были? - В Аушвице. - Я тоже...» - так Беньямин знакомится с землячкой из Берлина красавицей Густи (Анат Харпази). А в местном кузнеце он опознает надсмотрщика-капо из концлагеря, соучастника нацистских преступлений. Два непреодолимо жгучих чувства овладевают им: новая любовь и жажда мести. Чтобы быть с Густи, им обоим нужно позабыть об ужасах лагерного борделя, в котором содержалась она. Чтобы отомстить, нужно все помнить. Прошлое и настоящее «договариваются» на полпути друг к другу. Уж если все помнить, то только чтобы простить. Если уж предать забвению, то для того, чтобы жить дальше, не разрушая себя слепой яростью. По той же причине нужно выбирать между Берлином и Тель-Авивом. «Дети Сталина» (1987) Надава Левитана об альтернативах следующего десятилетия, 50-х годах. Члены израильских кооперативов, кибуц, свято верили в СССР как спасителя мира от нацизма, а заодно - и в вождя Страны Советов, Сталина. Даже хрущевские разоблачения не в силах поколебать слепую веру «детей Сталина». Но вот начало выплат германских репараций за войну и перспектива отхватить свой пай задевают трех израильских «колхозников» за живое. Тут и общинности конец. Это только носить рояли хорошо гуртом, а играть лучше все-таки одному. Греза о благах коммунальности - детская болезнь общества, и в этом фильме израильтяне с улыбкой вспоминают о перенесенной «свинке» социализма.

Наконец, сатирическая комедия «Шуру» (1990) Сави Гависона - ода остапобендеровской предприимчивости и блаженной безответственности как перед прошлым, так и перед будущим. «Пока я лежу, время проходит мимо...» - поется здесь в сквозной песенке. Тельавивский прохиндей Ашер (Моше Ивги) - отнюдь не лежачий камень, он пытается ухватить за хвост всякий удачный миг. Его теория добровольного «естественного идиотизма» должна освобождать от комплексов, ложных привычек и застарелых связей. Короче - от любого прошлого. Однако темное прошлое все-таки настигает самого героя, и он оказывается за решеткой.

…Итак, не было на Днях израильского кино ни одного переводчика с иврита на украинский. Зато было непривычно много работников охраны и контрольных предосторожностей. Вряд ли это имеет какое-либо отношение к каким-то особенностям политической ситуации в нашей стране. Скорее, это следствие иного исторического опыта Государства Израиль. Как бы то ни было, в плане сожительства с собственным прошлым у Украины есть не только то, что следует свято помнить, но и то, что следует забыть напрочь. Как и до каких пределов это возможно, отчасти продемонстрировали израильские фильмы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно