Союз нерушимый. Судьбу театрального сообщества определила «партия регионов» - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

Союз нерушимый. Судьбу театрального сообщества определила «партия регионов»

14 декабря, 2007, 13:24 Распечатать

За парламентской канонадой наша интеллигенция, возможно, не расслышала свист резиновых пуль, которыми на этой неделе палили в зале столичного Дома актера...

За парламентской канонадой наша интеллигенция, возможно, не расслышала свист резиновых пуль, которыми на этой неделе палили в зале столичного Дома актера. Там проходил очередной съезд НСТД — Национального союза театральных деятелей. Исход предприятия известен: рулить отечественной театральной отраслью по-прежнему будет Лесь Степанович Танюк. Третий пошел… (в смысле срок).

Помнится, некоторое время назад в СМИ и в приватных (творческих) дискуссиях то и дело возникала одна навязчивая тема: да кому сегодня нужны эти творческие союзы, как киношный, так и театральный?! Дескать, все это рудименты «совка». Это идеологические путы, которыми раньше удерживали в одном стойле родную интеллигенцию. Дескать, все это только в прошлом. И якобы именно сегодня лишь бытие определяет художественное сознание (и, соответственно, сленгово: «бабло побеждает зло» — на всех фронтах прекрасного).

А вот, оказывается, нужны. Иначе не было бы столь ожесточенных подковерных маневров за руководящий трон под театральным солнцем. И этот — последний по времени съезд — прошел бы себе тихо, чинно, незаметно — в атмосфере всеобщего одобрямса.

Только, видимо, рано списывали со счетов эти прежде нерушимые «союзы». Изобретение последователей «марксизма-изма» оказалось довольно прочной моделью. Меняются времена, модифицируются внутренние творческие структуры, а общественная и социальная ценностность подобных образований пока живее всех «живых легенд» — в которых себя числят многие наши сценические шабашники.

Уж, действительно, идеология-то отпала сама собой. Кого ж теперь заставишь — через СТД —популяризировать драматургию Жолдака, Неды Нежданной или Татьяны Иванченко (с ее пьесой о мусоре, к примеру)? Захотят наши самостоятельные и неуправляемые театры — так и без СТД любой «мусор» поставят — если, конечно, за него еще денег дадут.

И в узде сегодня вряд ли кого из строптивых творцов удержишь. Заартачатся — так и взбрыкнут, и стукнут золотым копытом, как антилопа в той сказке. И насильно мил никому в Союзе не будешь — хошь вступай, хошь, выступай из него, хошь на выставке флористов средь Певческого поля юродствуй.

…Но хоронить уцелевшие творческие образования пока и правда преждевременно. Да и не стоит. И вот почему… (впрочем, об этом чуть ниже).

...На недавнем же съезде восседало 147 делегатов — представители всех театральных регионов страны. От Киева, как говорится, до самых до окраин. Фабула подобных собраний, как ни крути, прозрачно предсказуема. Выступления, одобрения и «бурные продолжительные аплодисменты».

И на этот раз, кажется, все тоже должно было бы обойтись без ружья на стене. Тем не менее оно разок стрельнуло — вхолостую. Поскольку висело оружие недалеко от Дома актера, в Киевском городском отделении СТД. А в роли подставного охотника выступил народный артист Украины Алексей Богданович (глава городского отделения). Собственно, пафос выстрела сводился к цоевскому «перемен требуют наши сердца!». А значит, и к концептуальной подводке относительно новой кандидатуры рулевого этого театрального обоза.

И вот здесь, друзья, как на мой вкус, начинается самое трогательное. Мне-то, по дремучести персональной, казалось, что нынче идут сражения исключительно за карточку для голосования. Ан нет. Ведали б вы, сколько скрытых эмоций закипело вокруг должности главного театрального начальника.

Начнем с того, что столичную театральную фронду (а у нее давнее головокружение от творческих «узбеков»), всегда объяснимо тянуло не только творить, но и властвовать. У нас давно уж оформились некие образные киевские театральные «корпорации». Одна из которых, например, это «союз меча и орала» от Д.Табачника и М.Резниковича (с цельной орбитальной системой их серьезных приверженцев). Вторая — союз нерушимый А.Безгина и С.Моисеева, то есть Театральный университет плюс Молодой театр, плюс нужные люди из секретариата и даже «Фонда 3000». Еще один независимый очаг — Богдан Ступка с поклонниками. Ну и две, пожалуй, наиболее автономные «спілки» — это наши «левые» во главе с Э.Митницким и А.Роговцевой, а также обособленные «антрепризники» или же «театр в театре» — чем на самом деле и являются уважаемые семьи Бенюка—Хостикоева.

В общем, есть из кого выбирать...

Еще с лета не унимались ходоки в кабинет Богдана Сильвестровича с верноподданнической челобитной: Ступку на СТДшное царство! Сепаратные переговоры, по моим сведениям, тянулись до последнего момента. Только Богдан Сильвестрович как человек порядочный и этичный в своих публичных поступках все же не стал связываться и даже зарится на корону, сохраняя дружественный паритет с тем же Танюком, который по-своему его поддерживал в трудные оранжевые годы. В качестве сменщиков Танюка мне называли даже кандидатуры Кужельного, того же Моисеева… Но реальной альтернативой вдруг стала фигура директора франковцев Михаила Васильевича Захаревича, человека приятного во всех отношениях. Его — вроде бы «без объявления войны» — и выставили в качестве главного соперника. И он вроде бы даже собирался брать самоотвод. Только взял его лишь под занавес высокого собрания, когда судьбу Союза уже решили «регионы». То есть иногородние театральные делегаты, ставшие за г-на Танюка каменною горою.

Некоторые из них говорили, мол, что это вы здесь в столице с жиру беситесь и бездельничаете — лучше б с нас, бессребреников, пример брали, мы-то на верхи не уповаем, а сами шевелимся. Вот в Днепропетровске, например, и консерваторию, и филармонию пытались было прикрыть — так благодаря СТД и уцелели эти организации.

Свое слово сказала на съезде и Ада Роговцева: нельзя, мол, отделять театр от государства, как церковь от оного, а то, глядишь, вернемся в мезозойскую бездуховную эру (хотя кто знает, как тогда жили). Роговцевой, кстати, этот Союз тоже сочувствовал — весь период ее изгнаннической жизни.

Окончательно преломил предвыборную ситуацию орденоносный Донецк — руководитель украинского музыкально-драматического Марк Матвеевич Бровун, передовик местного театрального строительства, который знает как и когда нужную карту крыть…

Так что «съезд победителей» торжествует. И Союз этот — все еще нерушимый.

Хотя, чего уж тут скрывать, в датском королевстве действительно не все так просто и не все спокойно. И данная организация, и иные творческие сообщества по-прежнему переживают времена испытаний (которые не закончатся уже никогда). Театралы стали, пожалуй, первыми официальными «выселенцами»: их раньше других лишили обжитого здания по улице Ярославов Вал (сейчас нашли приют под крышей г-жи Зориной на бульваре Шевченко). Разваливался Советский Союз — осыпалась штукатурка и с многих творческих организаций. Некоторые из них до сих пор не могут найти собственное имущество (поди теперь, разберись — в эпоху первичного накопления капитала!).

Тем не менее эта конкретная структура самосохранилась. Некоторое время обитали в аварийном здании по улице Богдана Хмельницкого — и оттуда снова-таки со временем «попросили». Да, были попытки вернуться в свое гнездо на Ярославов Вал — только безуспешные. Да, попытался было тот же Танюк омолодить свой театральный менеджмент — да вот и Проскурня на «передовой» надорвался, и Василий Вовкун на гораздо большее метил (теперь уж стало понятно на «что»).

А тот коллектив НСТД, который сегодня есть — при своих-то скромных зарплатах — по-прежнему трудится. И одно из главных их достижений (помимо прочих) — то, что помогли пережить злые годы нашему Дому ветеранов сцены… Его одиноким и, к счастью, не брошенным старикам. И какая уж именно здесь «идеология» — в связи с СТД? (Убил бы того, кто ратует за его разрушение.) Ведь должен трудиться такой «осередок» хотя б потому, что вот, представьте, живут себе, а потом старятся наши актеры и режиссеры — а это люди не всегда приспособленные, с особой душевной организацией, которым на закате всегда нужны помощь, поддержка. И социальная стезя (по мере возможностей) — важнейшая миссия этого (и любого другого) Союза. И чего уж тут стулья ломать? Уж потом, если какие деньги останутся, можно и молодым чем пособить — с проектом каким или перформансом.

И спорьте-молчите, голосуйте иль интригуйте, а уж, поверьте, никак даже самый прекрасный Союз ничего не изменит в сугубо художественной атмосфере театра. Потому что безвозвратно уходит то поколение, которое еще нуждалось в театре-доме, в «искусстве, как истине в последней инстанции». Поколение, которое отличалось беззаветным альтруизмом и верой в то, что «завтра будет лучше». Но «завтра» — то есть сегодня — уже на наших глазах трагически снижается культура театрального диалога. И не СТД в этом виноват. Сам театр упрощается и уплощается. Он ставит для себя все более частные — выгодные — задачи и цели, сливаясь в эмоциональном порыве чаще с масскультом. При этом огрубляется и актерское искусство, деформируется режиссерское ремесло. Исподволь уходит представление о «серьезном театре».

И что ж тут СТД-то изменит?

...Ему бы, этому нерушимому Союзу, как тому Мюнхгаузену, удержать хотя бы самого себя за гриву — чтоб не утонуть в болоте нынешнего повсеместного цинизма, волюнтаризма и, извините на слове, откровенного пофигизма (опять «измы») со стороны державы-кормилицы… Вот и весь мой сказ.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно