СКАНДАЛЫ ВМЕСТО СПЕКТАКЛЕЙ

19 июля, 1996, 00:00 Распечатать

Актеры киевского «Молодого» театра взбунтовались против своего художественного руководителя! Те...

Актеры киевского «Молодого» театра взбунтовались против своего художественного руководителя! Театр, в последнее время отнюдь не блиставший, просит избавить его от опеки наиболее яркого киевского режиссера последних лет - Валентина Козьменко-Делинде.

Для непосвященных эта весть и впрямь звучит шокирующе. Впрочем, те, кто имеет возможность наблюдать за театральным процессом не только из зала, те, кто знает кое-что «из закулисья», давно ожидали развязки этого долгого и странного конфликта.

Да, не везет «Молодому» -бывшему «Молодежному». Были, были у него и золотые деньки, и полновесные аншлаги, и билетики спрашивали за квартал. Но словно злой рок играет в нем свой спектакль. За какие-нибудь пятнадцать лет сменились в «Молодежном» добрый десяток главных режиссеров, а текущих было - и не упомнить. В конце концов руководство главного управления культуры Киева предложило яркому, опытному мастеру Валентину Никитичу Козьменко-Делинде взять театр в свои руки. В его послужном списке - работа в украинской драме, где он поставил «Сон в летнюю ночь» Шекспира, вошедший в историю как «Спектакль на батуте», потом вампиловское «Прощание в июле», брехтовскую «Карьеру Артуро Уи», «Чайку» Чехова. В русской драме он выпустил «Два клена», «Кафедру» Валерии Врублевской, ее же «Призвание». Семь лет работал в московских театрах, три - в Словакии...

Но, став худруком «Молодого» театра, Валентин Никитич не обременил себя работой в нем. Видимо, актеры ему не очень приглянулись. Не считая необходимым хоть как-нибудь, хоть формально управлять творческим процессом, он все свои силы отдал работе «на стороне» - в лучшем на сегодня театре Украины, с лучшими актерами. Он поставил у франковцев «Сни за Кобзарем», спектакль, который долго вынашивал, с Б.Ступкой в главной роли. Эта постановка получила аж пять «Пекторалей» - высших киевских театральных премий, а Козьменко-Делинде - звание лучшего режиссера.

А как шли дела в «Молодом»? Убывая в очередной раз по месту жительства в Словакию, Козьменко-Делинде пригласил на постановку двух режиссеров: Н.Карасева и Б.Озерова. Так увидели свет спектакли «Бригадир» и «Семь жен синей Бороды». «Бригадир» был сыгран семь раз (причем три спектакля были отменены из-за отсутствия публики). «Семь жен» пережили лишь премьеру.

Худрук не мог не понимать, что без постоянного художественного руководства театр обречен на развал. Актеры недоумевали, потом стали роптать. Состоялось два бурных собрания: «Он не видел нас ни разу в спектаклях! Он не был на репетициях! Не знает нас ни в лицо, ни по именам! Мы видели его в театре всего четыре раза, даже зарплату за него по доверенности получает дочь! Дайте нам режиссера, который бы работал с нами, ставил спектакли, а не только жил за счет театра в гостинице «Москва»!»

- Я в «Молодом» - художественный руководитель, а не режиссер, и ставить спектакли не входит в мои обязанности, - отвечал Валентин Никитич. - Я - очень дорогой режиссер, театру не хватит денег со мной расплатиться!

- Тогда зачем вы пришли в наш театр? - вопрошали актеры. - Вас не устраивает наш уровень? - Скажите нам это на репетициях, на сцене, если мы не сумеем выполнить ваши режиссерские задания!

Александр Быструшкин, начальник главного управления культуры, пытался утихомирить страсти:

- Ну давайте найдем общий язык. Сегодня вам вместе не работается, но вы же люди творческие, импульсивные, может, завтра при хорошей работе все забудется и простится...

Главное управление культуры сделало заказ театру на постановку «Ревизора» и обещало найти для нее деньги. От Козьменко-Делинде требовалось составить смету спектакля и расписать роли. Когда эта роспись была представлена, все ахнули: основные роли Валентин Никитич отдал «варягам», актерам других театров. «Молодому» остались только «гости на балу». А сметы спектакля нет до сих пор...

А как дирекция театра относится к своим актерам? Защищает ли их? Как вам сказать... В театре вообще странный перекос по штату: на сорок творческих единиц - сто двадцать работников обслуживающих цехов: рабочие сцены, пошивочный цех, костюмеры и т. д. Что нынче шьют в «Молодом» при отсутствии масштабных постановок - непонятно... Зато при нынешнем 30-процентном сокращении штата (оно коснулось всех киевских театров) в «Молодом» в первую очередь стали избавляться от... актеров. Семь из них уже подали в суд на администрацию за незаконное сокращение.

Спрашивается, зачем театру актеры, зачем режиссеры, зачем новые спектакли, если куда проще сдавать его залы в аренду? И проходят в «Молодом» фестивали, детские утренники, чернобыльские вечера, репетиции и спектакли посторонних трупп. В мае - июне театр практически оккупировала труппа продюсера Ж., которая подготовила и показала свою очень даже интересную, широко разрекламированную постановку. Это, конечно, прекрасно, но... При этом были отменены репетиции и спектакли актеров-хозяев театра. Чтобы они не путались под ногами, их (тех, кого еще не уволили!) отправили в отпуска. Не заплатив ни зарплаты за май и июнь, ни отпускных.

Немудрено, что в такой нервной обстановке случилась и трагедия. На Б., рабочего сцены у продюсера Ж., рухнула 600-килограммовая декорация, сильно повредив ему позвоночник.

Как рассказали мне в дирекции театра, этот Б. еще три месяца назад был уволен из «Молодого» за пьянки, а в труппе Ж. работал по договору. Когда все декорации к спектаклю были установлены, закреплены и приняты, спустя час этот Б. почему-то вновь оказался на сцене. Вместе с ним были его мать, кстати, народная артистка Украины (!), тоже недавно уволенная из «Молодого», и отчим...

Из других источников удалось выяснить, что, оказывается, эти декорации уже падали, правда, без жертв...

...Может, и впрямь в «Молодом» собрался балласт, склочники, неудачники, которых надо гнать за профнепригодность? И прав Козьменко-Делинде, отмахиваясь от них и предпочитая работать со «звездами»? Может, действительно лучше создать антрепризный театр, где артистов будут нанимать на конкретный спектакль на контрактной основе?

Я задал эти вопросы Александру Павловичу Быструшкину, начальнику главного управления культуры, в чьем ведении находятся муниципальные театры Киева.

- Я в принципе согласен со многими общими идеями насчет контрактной системы. Но, пока в Министерстве культуры и искусств не разработана соответствующая правовая и нормативная база, мы должны подчиняться действующему законодательству. Мы не можем уволить актера в никуда, тем более, если за его спиной не одна хорошая роль, а сейчас с ним просто никто не работает. Это непостижимо: режиссер, которому был вверен коллектив, бросил его на произвол судьбы. Достойней, по-моему, было бы сказать: эта труппа, эти рамки - не по мне, и уйти. Вот, в пункте 2.3 договора с Козьменко-Делинде записано, что худрук вместе с директором театра обязан обеспечить нормальный психологический климат в коллективе. Извините, это сделано не было. Он уехал к себе в Словакию, не предупредив нас, бросив театр. Поэтому я подписал приказ не продлевать договор ни с худруком, ни с директором «Молодого» после их возвращения из отпуска. Будем искать новых людей и попытаемся еще раз дать «Молодому» шанс.

Итак, «развод и девичья фамилия»?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно