С НАДЕЖДОЙ ВО ГЛАВЕ

22 октября, 1999, 00:00 Распечатать

Что он собой представляет сегодня - Одесский театр музыкальной комедии имени Михаила Водяного? Вы...

Что он собой представляет сегодня - Одесский театр музыкальной комедии имени Михаила Водяного? Высокая постановочная культура, профессионализм артистов, укомплектованная труппа - какой коллектив в наше время может всем этим похвастать, не погрешив против истины? Все же былая слава одесской оперетты служит ей добрую службу. Как жить театру, познавшему успех у миллионов зрителей, а ныне вынужденному давать спектакли только трижды в неделю, потому что одесситы давно их видели, а заезжих театралов катастрофически мало? Еще выходят на сцену корифеи жанра, мастерство их с годами не потускнело (чего стоят, например, заслуженные артисты Украины Евгения Дембская и Эмиль Силин), а вот жизнь изменилась. Нет не только прежнего материального благополучия, но и подлинно творческой атмосферы.

Прошедший сезон порадовал зрителей в первую очередь спектаклями «Кабаре» (музыка Джона Кэндера, либретто Джо Мэстерофа, постановка заслуженного артиста Украины Виктора Стрижова) и «Хелло, Долли!» (музыка Джерри Хермана, постановка заслуженного деятеля искусств России Владимира Подгородинского). Ценители жанра увидели насыщенные действием и одновременно зрелищные спектакли, в центре которых - любимица публики, молодая актриса Ольга Оганезова, сочетающая сценическое обаяние с безупречным вокалом и пластичностью. Роли Сэлли Боулз словно для нее написаны: тут тебе и красота личности, и поэтичность характера, и юмор, и гротеск…

Закономерным финалом сезона стало присвоение Оганезовой звания заслуженной артистки Украины. Такое же звание получила солистка Алина Семенова, народным артистом стал Владимир Фролов, а директор театра Эдуард Рымашевский - заслуженным работником культуры. Целая лавина высоких наград! Казалось бы, живи, да радуйся.

Однако все годы работы без художественного руководителя, а это добрый десяток лет, артистам не дает покоя подозрение, что таковой театру действительно необходим. Той же точки зрения придерживается и администрация. Памятуя пословицы «Лучше с умным потерять, чем с дураком найти», «Семь раз отмерь, один отрежь» коллектив присматривался к заезжим режиссерам, работавшим над отдельными постановками. Никого из них «не захотели», да и сами режиссеры не горели желанием взвалить на себя такую ответственность, учитывая заведомо скромный размер должностного оклада.

Судьба обходилась с одесской опереттой, словно сваха Долли Леви с лавочником Горасом Вандергельдером, подсовывая неподходящие кандидатуры. Между тем в театре подобрался крепкий состав специалистов-постановщиков. Главный дирижер и руководитель оркестра Аркадий Певцов, хормейстер Юрий Топузов, художник Станислав Зайцев, балетмейстер Игорь Дидурко, художница по костюмам Виолетта Ткач явно переросли в творческом плане многих режиссеров, что наезжали в Одессу наспех «развести мизансцены».

Дирекция театра поневоле осуществляла художественное руководство, пусть в известных пределах. Поиски кандидата продолжались. Когда Эдуард Рымашевский пригласил к сотрудничеству знаменитого московского режиссера Леонида Квинихидзе, в силу обстоятельств личного характера поселившегося в Одессе, стало очевидным: мастера прочат на «главного», желая присмотреться к нему в работе, прежде чем предпринимать решительные шаги. А как же иначе? Никто и не предполагал, что дело обернется оглушительным скандалом.

Свою деятельность в театре режиссер начал с критики физической формы актеров. Может, и правильно. Но уж слишком открытой, публичной, облеченной в форму интервью была эта критика. Со страниц газет и с телеэкранов говорились вещи, более предназначенные для озвучивания в репетиционном зале. Недостатки актерского тренажа, впрочем, легко поддаются коррекции. Хуже, когда режиссеру нечего сказать зрителю. А милый пустячок, спектакль «Поживем-увидим!..» (музыка Ю.Шевченко, либретто А.Горина и Э.Яворского по мотивам комедии Ж. де Летраза «Малыш»), который Квинихидзе репетировал целых полгода (не роскошь ли для камерной постановки?), никак не презентовал режиссера в качестве будущего «главного». Нет в нем концепции, яркого творческого почерка, не позволяет он понять, каким театр может стать под руководством Квинихидзе и что в результате изменится к лучшему. Спектакль из разряда тех, которые могут быть, а могут и не быть, и для их создания совсем не обязательно обладать таким громким именем в искусстве, каким обладает Леонид Александрович.

Что хуже всего - в театре произошел раскол. Часть коллектива ратует за то, чтобы Леонид Квинихидзе немедленно возглавил театр. Другая - категорически против. Обе стороны представлены и ветеранами, и молодыми артистами. И те, и другие доказывают свою правоту посредством интервью, открытых писем. Казалось бы, в такой ситуации всем должно стать ясным, что спешить, мягко говоря, некуда, да и незачем. Режиссеру предложена следующая, более масштабная постановка, а в дальнейшем… поживем - увидим. Но тут (и это совсем уж плохо) подлила масла в огонь одесская пресса, возбужденная закулисной интригой гораздо сильнее, нежели сюжетными коллизиями спектаклей.

Дошло до публикации непроверенных сведений. Воображение читателей потрясали картины похищения протоколов заседания худсовета (которые мирно лежали на столе главного администратора), буйства темных сил, унесших неведомо куда рабочую тетрадку постановщика, злонамеренно чинимых дирекцией препятствий, прервавших репетиционный процесс на два месяца. Кто попроще - восторгался спектаклем Квинихидзе, апеллируя к самому Петру Лучински, аплодировавшему на одном из премьерных вечеров (как и все другие воспитанные люди). Было опубликовано также мнение, гласящее: режиссер, собственно, и не обязан был проявлять весь свой творческий потенциал ради пустячка для показов на область, маленького «выездного» спектакля…

Нетрудно догадаться, что таким образом журналисты - забавы ради! - навязывают актерам конкретную кандидатуру на пост главного режиссера и художественного руководителя.

Но позвольте: когда это артисты решали, кому быть, скажем, главным редактором городской газеты? Состоится сговор режиссера с актерами или нет - это их цеховое, профессиональное дело. Плести интриги с подачи отдельных «опереточных злодеев» - значит играть жалкую роль и оказывать давление на коллектив, не имея для этого ни прав, ни оснований. Никто, кроме работников театра, не может решить этот гамлетовский вопрос: работать или не работать с Квинихидзе.

А пока жизнь продолжается, творческая энергия ищет выхода. Молодой солист одесской оперетты Сергей Лукашенко завоевал первую премию на всеукраинском фестивале эстрадного искусства «Шанс-2000». Группа артистов успешно гастролировала по Израилю со спектаклем-концертом «Бал-маскарад у князя Орловского». Не замереть же между прошлым и будущим, ожидая, что в театре появится лидер, равнозначный Матвею Ошеровскому или Изакину Гриншпуну, при которых слава одесситов гремела по всему тогдашнему Союзу. Похоже, и в нынешнем сезоне театр музыкальной комедии обречен обходиться без главного режиссера, впрочем, как многие другие театры в наше время. Выпускники режиссерских факультетов предпочитают работать на телевидении либо в бизнесе. «Держать театр» - не престижно. Да и не каждому по плечу. Поэтому одесскую оперетту возглавляет одна лишь надежда…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно