Процесс о ста двадцати миллионах

2 сентября, 2011, 14:10 Распечатать Выпуск №31, 2 сентября-9 сентября

Роман Балаян — о творчестве и средствах.

© lh5.ggpht.com

Государственное агентство Украины по вопросам кино провело одну из самых резонансных акций за всю кратковременную историю. Это питчинг — конкурс-презентация, во время которого украинские кинематографисты оспаривали перед специальной комиссией возможность получить государст­венные средства на новое кино. Уже немало писали о том, что правительство Азарова в этом году выделило около 120 млн. на киноотрасль. Но по-прежнему многих волнует: кому достанутся эти деньги? И все ли из них отойдут кинематографистам? На эти и другие вопросы специально для ZN.UA ответил наш известный режиссер Роман БАЛАЯН, который на питчинге был главой комиссии «по отбору лучших».

Многие кинематографисты предложили Госкино и свои идеи, и практически оформленные проекты. Среди соискателей госсредств — режиссер В.Тихий, презентовавший «Зеленую кофту». Обсуждался украино-германский проект режиссера З.Буадзе «Любовь убийцы» о Сташинском (который убил Бандеру). Свою киноидею предложил и известный художник-режиссер С.Масло­бойщиков — «Бриллиантовый крест» (проект уже поддержан митрополитом Киева и всея Украины Владими­ром). Значилась среди соискателей и Кира Муратова

Было много заявок от дебютантов… Уже на следующей неделе — на втором этапе — круг соискателей сузится. В любом случае запуски должны стартовать в 2011-м, иначе выделенные миллионы опять вернутся в бюджет!

В то же время некоторых наблюдателей на питчинге смутило следующее... Отдельные члены отборочной комиссии «ротировались», как и соискатели, на «гранты» от государства. Справедливо ли это? Наверное, так же «справедливо», если бы в конкурсе Каннского фестиваля был представлен фильм главы жюри этого же фестиваля…

— Роман Гургенович, еще раз о миллионах… Что стоит за цифрой: 120 млн. на украинское кино? На что может хватить этих средств, даже если их умно распределит самая авторитетная комиссия?

— К сожалению, 50 миллионов из этой суммы уйдет на покрытие долгов. Из прошлого… Так что останется где-то 60—70 млн. И я предлагал, чтобы эти средст­ва пошли в основном на дебюты. Собственно, я и согласился участ­вовать в обсуждении этих сценариев только из-за этого! Ведь дебюты — это прекрасно.

Тем не менее денег на кино все равно недостаточно. Хотя и на том спасибо. Во всяком случае, благодаря этому питчингу мы еще раз убедились, что в Украине есть очень способные ребята. Во всяком случае, пять талантливых дебютантов я могу точно выделить! И не сомневаюсь, что дебютов эдак семь в ближайшем будущем будет запущено — обязательно.

— То есть вы считаете, что подобный питчинг — некий экзамен для молодых?

— Дебютант имеет право на художественную ошибку. Ведь так было всегда! И даже если из тех будущих семи запусков хотя бы два-три будут удачными, значит, ставка на молодых себя оправдала. Я неоднократно говорил, что надо перестать нам, поч­тенным кинематографистам, давать деньги из государственного кармана… Все равно эти картины не идут! Ведь проката нет. И все — внутри себя. Эту проблему, впрочем, можно и решить… Если, кроме всего прочего, в каждом мультиплексе был бы отдельный зал — для отечественного кино, который содержался бы за государственный счет.

— В процессе обсуждения сценариев на что вы обращали внимание в первую очередь?

— Я выбираю только то, что «выше профессии». Выбираю людей с авторским мышлением. Заседание наше проходило в форме представления проектов. И вопросы к кинематографистам были разные — в том числе и острые.

Мы обсуждали, расставляли свои оценки. После эти оценки — суммируются Госкино. И вскоре будет ясно, кто фавориты. Во всем этом «процессе» надо просто хорошенько заняться математикой. То есть посчитать и оценки наши, и бюджеты будущие… Например, бывает так, что у ко­го-то превышена смета, а сам про­ект интересный. Тогда надо с продюсером многое оговаривать. За три миллиона или все-таки за два? Во всяком случае, было немало интересных замыслов наших молодых кинематографистов.

— Вы же по-прежнему сегодня в штате киностудии Довженко?

— И знаете почему? Я хотел было уйти, потому что у меня есть своя студия «Иллюзион». Но тогдашний директор Николай Мащенко сказал: «Я тебя умоляю, останься…» Так я и остался, но деньги там не получаю.

— А довженковская студия инициирует запуск каких-то интересных кинопроектов?

— Три дебюта от молодых как раз и предлагала наша студия. И если эти молодые пройдут «естественный отбор», то я буду с огромным интересом следить за их творческой жизнью… Да, конечно, на студии сегодня павильоны заняты телешоу, ведь и самой студии выживать трудно. Поэтому барахтаемся, хотим, чтобы студия жила. До слез хочется, чтобы она была хоть как-то конкурентоспособной. Может быть, даже за счет самой территории. Я бывал на многих киностудиях в разных странах и заверяю вас — наша самая красивая!

— Ваши предпочтения на питчинге больше склонялись в сторону зрительского или арт-хаузного кино?

— И в ту, и в другую сторону… Хотя я в этих градациях не самый большой специалист. Главное для украинского кино — пробиться сквозь железный репертуар, представленный сплошным американским кино. Не скрываю, мне не нравится и российская «9 рота», и «Ночной дозор»… Тем не менее всему этому должно быть место. Но ведь и другой кинематограф должен как-то пробиваться сквозь стену боевиков и блокбастеров. Если прокатная система будет адекватно работать, если с каждого билета будут соответствующие отчисления, то можно тогда и украинский прокат развивать.

— Нынешний руководитель Госкино в состоянии пробивать такие стены?

— Екатерина Копылова — человек активный. Выбить деньги на кино — для нее вопрос жизни и смерти… И я не понимаю, почему некоторые кинематографисты, которым не повезло с государст­венным финансированием, начинают активно возмущаться, писать доносы, высказывать недовольство новым начальством… Это уже похоже на чистую политику. Не знаю, у меня и с Анной Чмиль были добрые творческие отношения… Может быть, потому что ничего не хочу от государст­ва? Я даже гордился, что с 1986-го ни копейки украинских денег не потратил, а все снимал за российские. К моему сожалению, «Райские птицы» были сняты за украинские деньги, а не за деньги спонсоров.

— Что сегодня быстрее может сдвинуть мертвую телегу украинского кино — госзаказ или продюсер?

— Безусловно, продюсер… Но который имеет частично государственные деньги. Потому что без государственного участия трудно найти инвесторов и спонсоров. Хотя госзаказы все равно будут… Но для этого нужно иметь шесть-семь классных режиссеров. Думаю, что такого количест­ва режиссеров у нас, например, на студии Довженко нет.

— А на «Мосфильме»?

— Там таких много.

— Роман Гургенович, что в ваших ближайших творческих планах как продюсера и режиссера?

— В этом году должен был начать съемки… Был даже написан сценарий по моей заявке. Но пока не получается… Решил не спешить… Моя студия «Иллюзи­он» год ничего не делала, но недавно был у заказчика — так что будут два интересных запуска для ТВ, где я, очевидно, выступлю продюсером. Я уже не раз говорил, что у каждого режиссера наберется лишь несколько удачных картин. Я сам снял двенадцать фильмов, из которых удачными считаю пять: «Поле­ты», «Поцелуй», «Та­лис­ман», «Филер», «Бирюк»…

— Кажется, именно вам предлагали стать режиссером фильма о судьбе Сергея Параджа­нова?

— Да, но я отказался. Слиш­ком много времени прошло после ухода этого боль­шого художника. А я посвятил Сергею документальную картину «Ночь в музее Параджанова»…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно